Игорь Караулов Игорь Караулов Виртуальная жестокость победу не приблизит

Представьте себе маленького человека перед лицом истории. Представить несложно, мы все таковы и есть. Случилась беда, и нужно что-то делать. А под началом у человека нет ни одного солдата, ни одной пушки, ни одной ракеты. Есть только слова. И чем меньше возможностей, чем меньше ответственности, тем страшнее слова. Этими словами говорит его бессилие.

7 комментариев
Евгений Крутиков Евгений Крутиков Трампа чуть не погубил непрофессионализм спецслужб

В России представить себе на мероприятиях с участием первых лиц неприкрытую крышу как идеальную снайперскую позицию просто невозможно. У нас на всех таких крышах даже голуби минимум в звании капитана. А тут полнейшая безответственность, помноженная на слишком уж широко понимаемую политическую и пропагандистскую составляющую.

10 комментариев
Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов Трамп выбрал себе замену из нищих американских туземцев

Кандидат в вице-президенты США Джей Ди Вэнс – самый успешный «хиллбилли» в истории человечества. Хиллбилли – от «Билли с холмов» – термин, обозначающий определенную группу белого населения Аппалачских гор. Это социальные низы Кентукки, Огайо, Вирджинии и прочих штатов вокруг горного хребта.

8 комментариев
6 апреля 2010, 16:27 • Общество

«Выкуп все равно заплатят»

Михаил Войтенко: Мы на это не подписывались

«Выкуп все равно заплатят»
@ Reuters

Tекст: Николай Анищенко

В морской среде во вторник появились сведения о том, что США намерены законодательно запретить всем зарегистрированным на их территории компаниям выплачивать выкуп сомалийским пиратам. Притом что многие судоходные компании во избежание лишних проблем регистрируют свои представительства в США, нововведение грозит затронуть значительную часть рынка. Главный редактор «Морского Бюллетеня» Михаил Войтенко в интервью газете ВЗГЛЯД проанализировал ситуацию.

– Михаил Дмитриевич, чего власти США хотят добиться запретом на выплату выкупов?
– Скорее всего, в США предполагают сделать захват торговых судов экономически нецелесообразным для пиратов. Но борьба с выкупами – именно в случае с сомалийским пиратством – представляется мне бессмысленной.

У судовладельца нет ни базы данных о пиратах, ни знаний о пиратах – ему это все совершенно не нужно

Пираты захватили судно – и держат его месяцами. А там – груз, в скорейшей доставке которого заинтересован фрахтователь. Соответственно, и судовладелец, и владелец груза, и фрахтователь будут искать способ заплатить выкуп и освободить судно.

Есть, правда, примеры, когда судовладелец полностью отказывался и от судна, и от экипажа, но это были, конечно, не европейские и не азиатские, в основном африканские перевозчики. В этом случае переговоры о выкупе пираты проводят с родственниками моряков. Те выходят на пиратов, собирают какие-то жалкие десятки тысяч долларов, и пираты отпускают экипажи на таких условиях – тоже ведь деньги. Пираты в любом случае хоть что-нибудь да получат: вещи, деньги экипажа, ценное оборудование на судне и так далее.

Так что я уверен, что выкуп все равно заплатят. Но для этого возникнет необходимость обойти закон. Значит, возникнут какие-то «левые», подпольные структуры, которые будут вести переговоры и доставлять деньги.

– Выплата выкупа порой становится единственным способом сохранить жизнь моряков. На ваш взгляд, как сами члены экипажей отнесутся к подобной инициативе правительства?
– Крайне негативно, естественно. Они скажут: «Так, наше судно идет через Аденский залив или Индийский океан? Извините, мы списываемся. Мы на это не подписывались. За нас запрещено платить выкуп; понятно, что нас никак освобождать не будут». Таким образом, подобное решение может поставить под угрозу своевременную доставку грузов и судоходство в районе Африканского Рога.

Михаил Войтенко предлагает свой способ победить сомалийских пиратов (фото: РИА «Новости»)
Михаил Войтенко предлагает свой способ победить сомалийских пиратов (фото: РИА «Новости»)

Резолюция 1844 Совбеза ООН по ситуации в Сомали предполагала введение санкций против конкретных лиц и аффилированных с ними компаний, виновных в поставках оружия и дестабилизации этого государства. Между тем список этих людей так и не был представлен общественности. Вероятно, США также планируют запретить платить выкуп конкретным лицам и образованиям. Означает ли это, что Штаты располагают более подробным списком, чем ООН?
– Я не знаю, чем они там располагают. Но дело в том, что сам судовладелец по большей части не знает, с кем он ведет переговоры и кому он платит выкуп. Что это за клан, что это за личность… Он назовется «пират Мухаммед» – вопрос в том, что это скажет, например, властям США?

К тому же судовладелец сталкивается с ситуацией выплаты выкупа лишь однажды в процессе своей работы на рынке. У него нет ни базы данных о пиратах, ни знаний о пиратах – ему это все совершенно не нужно.

– В некоторых непризнанных государственных образованиях на территории Сомали, таких как Пунтленд, пираты уплачивают «правительству» до 30% налога с добычи. Если поступление денег резко оборвется, не подорвет ли это инфраструктуру непризнанных гособразований, на территории которых они базируются?
– Это никоим образом не подорвет их инфраструктуру. Пиратство требует минимальных расходов. Оружие – так его и так навалом в Сомали. Лодки, с которых происходят атаки, – открытые шлюпочки с мощными моторами – разве это большие инвестиции, большие капиталы?

Да, есть еще доу – суда-базы, на которых пираты выходят в океан, но их не покупают, а попросту захватывают. Это индийские, пакистанские, арабские, йеменские суда регионального типа, которые осуществляют внутренние перевозки в регионе.

– Вы сказали, внутренние перевозки… Неужели они столь активны в этом опасном регионе, что обеспечивают пиратов достаточным количеством судов-баз?
– Региональная торговля не прекращается. Через Сомали также проходят мощные потоки контрабанды. Оружие, алмазы, слоновая кость и прочие запрещенные к вывозу товары из других африканских стран попадают через эту страны на Аравийский полуостров (в Йемен) и далее перевозятся по горным тропам вплоть до Афганистана, из которого расходятся по всему миру. А из Сомали вывозят в первую очередь людей. Я говорю о нелегальной миграции, но не только: известно, например, что из Сомали, как правило, в страны Ближнего Востока, вывозят девушек и мальчиков – при этом понятно, с какими целями.

– Попытки запретить выплату выкупа предпринимались и в других странах: в Колумбии, Италии, – но подобные инициативы пресекались судами. Возможно ли подобное развитие событий и в США?
– Думаю, что следует этого ожидать. Допустим, судовладелец выкупил судно, а США ему говорят, что он теперь в США вне закона. Судовладелец, конечно, пойдет в суд – и вполне возможно, что выиграет дело.

– А есть ли альтернативы запрету на выкуп для борьбы с пиратством в регионе?
– Тут можно сделать как минимум две вещи. Во-первых, разгрузить Аденский залив от крупных военных кораблей, которые несут там дежурство, и направить их в Индийский океан, где сейчас действительно очень горячо. Тут можно пойти путем, о котором давно говорят как сами военные, так и гражданские моряки: поставить конвейерную систему конвоя. Судно идет в Аденский залив или из него – на входе и выходе из опасной зоны его встречают специально оборудованные корабли с достаточным количеством оружия и 4–6 военными на борту, способными обеспечить полноценную охрану.

Ситуация в Сомали напоминает гражданскую войну в России, когда всякие «батьки» и их банды гуляли по всей стране

Во-вторых, либо выделить силу, способную взять власть в Сомали, и серьезным образом помочь ей, либо определить ключевые точки на побережье Сомали и оккупировать их. При этом не обязательно через каждые 10 метров расставлять солдат. Ключевых точек на побережье не более десятка – так что вполне можно их занять, построить форты – этого уже хватит, чтобы основную волну пиратства сбить.

Это все мировое сообщество может сделать. Все, что для этого надо, – атмосфера согласия, а ее нет.

– В последнее время появились многочисленные инициативы создания неких специальных судов для сомалийских пиратов…
– Они полностью бесполезны. Тут необходимо понимать, что пиратство в Сомали кардинальным образом отличается от пиратства, к примеру, в Индонезии, где оно поставлено на поток организованными преступными группами. Ситуация в Сомали напоминает гражданскую войну в России, когда всякие «батьки» и их банды гуляли по всей стране. Эти формирования на 90% состояли из простых мужиков – крестьян и городских. То же и в Сомали сейчас, это народное стихийное движение.

Криминализировать сомалийское пиратство – это значит криминализировать значительную часть сомалийского народа. На место одного захваченного пирата претендует десяток желающих. Так что с международными судами – как бы не получилось, что придется сажать четверть страны. Надо просто пресечь корни этой проблемы – и забыть о ней.

– Ваш прогноз: до каких объемов может вырасти проблема пиратства у берегов Сомали в ближайшие годы, если активность международного сообщества сохранится на текущем уровне?
– На самом деле, пиратство в Сомали не представляет такой уж страшной угрозы – сейчас риск попасть в руки к пиратам минимален. Сравните: Аденским заливом проходят ежегодно около 25 тыс. судов, а за весь прошлый год в регионе было захвачено около 20 судов.

Сомалийское пиратство имеет свои физические пределы. Последние два года показали это. Они даже никогда не держали в плену одновременно более 20 судов – у них просто нет для этого возможностей. На таком уровне, на котором сомалийское пиратство сейчас существует, оно, во-первых, терпимо, а во-вторых, выгодно очень многим, в первую очередь – политикам.

Международные морские организации выдвигают инициативы, связанные с уголовным преследованием пиратов, а политики под это дело получают очень серьезные деньги. Нет чтобы сказать: а давайте мы потратим деньги на людей, которые в плену или которые выходят из плена, которым требуется лечение. Я подчеркиваю, международные морские организации этого не говорят и не требуют.

Идея международного уголовного преследования пиратов предполагает создание суда – и, соответственно, лагерей и тюрем. Встает вопрос, на территории какого государства будет размещаться эта структура? Недавно задержанных пиратов отказалась принимать Кения. А кто будет их размещать на своей территории – Голландия? Так в Голландию половина всего Сомали побежит с радостью.

..............