Взгляд
6 апреля, понедельник  |  Последнее обновление — 17:15  |  vz.ru
Разделы

Санкции надо снимать, но их не снимут

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Коронавирус стал для стран Запада не только угрозой, но и возможностью. Возможностью снова проявить свое глобальное лидерство, а также исправить ряд политических ошибок. К сожалению для всех, этой возможностью США и Европа не воспользовались. Подробности...
Обсуждение: 11 комментариев

Алкогольные запреты – или глупость, или измена

Максим Соколов, публицист
Карантинные меры поставили вопрос и о потреблении гражданами вина и табака. Вообще-то было вполне возможно придерживаться принципа «не буди лихо, пока спит тихо». То есть вообще не вмешиваться в торговлю табаком и вином. Но нет. Подробности...
Обсуждение: 32 комментария

Время настоящей музыки закончилось

Владимир Можегов, публицист
На этой неделе исполнилось 335 лет Баху. «В каждой музыке Бах, в каждом из нас Бог», – писал Бродский. Наверное, это так. Однако вряд ли кто-то усомнится в том, что дьявола в нашем мире, построенном на развалах храма классики, стало значительно больше. Подробности...
Обсуждение: 25 комментариев

    Как полиция следит за соблюдением карантина по коронавирусу в разных странах

    Полиция по всему миру несет службу в особом режиме из-за коронавируса. В то время, как в странах Европы, Азии и Латинской Америки обычные люди обязаны сидеть на карантине, стражи порядка следят за его исполнением. В Италии полицейским помогают дроны
    Подробности...

    Коронавирус увеличил социальную дистанцию между людьми

    В числе основных мер борьбы с распространением нового коронавируса специалисты Всемирной организации здравоохранения назвали увеличение социальной дистанции. Риск заражения сильно снижается, если между людьми сохраняется расстояние более метра. Власти большинства стран прислушались – и призвали граждан сделать так же
    Подробности...

    Путин посетил больницу в Коммунарке

    Путин приехал в больницу в Коммунарке, где находятся зараженные коронавирусом. Президент оделся в защитный костюм и осмотрел здание в сопровождении главврача Дениса Проценко. Как считают эксперты, своим визитом в больницу Путин демонстрирует, что власть уверена в своих силах и спокойна
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Россия выделит ВОЗ до 1 млн долларов на борьбу с коронавирусом

        Главная тема


        Как Россия спасает сограждан, застрявших за рубежом из-за коронавируса

        негативный сценарий


        Эксперт оценил угрозу Трампа ввести пошлины на импортную нефть

        заболели до самоизоляции


        Директор НИИ Склифосовского объяснил рост числа заболевших коронавирусом

        известный телеведущий


        Соловьев дал совет жалующимся на нехватку масок в аптеках

        Видео

        «единая Европа»


        Евросоюз дал еще одну трещину

        сокращение нефтедобычи


        Россия пригласила Америку в картель

        мобилизация артиллерии


        Мадуро начал подготовку к войне с США

        китай против сша


        Коронавирус спровоцирует начало геополитической войны

        Высокая цена


        Глеб Простаков: Готовится великая нефтяная сделка

        Конспирологические теории


        Сергей Худиев: Бритва Оккама и Штирлиц против коронавируса

        Всадник Апокалипсиса


        Наталья Холмогорова: Коронавирус разрушил идеологию ЛГБТ

        викторина


        В чем российские женщины опередили весь мир?

        на ваш взгляд


        Чего вам больше всего не хватает на самоизоляции?

        Минобороны России отговорило Финляндию вступать в НАТО

        Президент России Борис Ельцин и президент Финляндии Мартти Ахтисаари    13 февраля 2020, 11:04
        Фото: ТАСС
        Текст: Дмитрий Бавырин

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Как утверждают финские журналисты, изучившие материалы своего МИД, в 1990-х годах Финляндия хотела воспользоваться слабостью России и всерьез рассматривала возможность вступления в НАТО. В итоге этого не произошло − финнов удалось отговорить, причем на примере все-таки вступивших в альянс стран Прибалтики. Что же произошло?

        Ни с одной страной СССР не воевал столь часто и столь долго, как с Финляндией: с рядом оговорок можно говорить как минимум о четырех советско-финских войнах. При этом воевали финны жестоко, самоотверженно и в целом успешно, благо прекрасно осознавали желание большевиков и лично Сталина осоветить всю территорию бывшей Российской империи

        Сопутствующая этому идеологическая подпитка не могла не отразиться на настроениях в финском обществе – они были не просто антисоветскими, а русофобскими. В этом смысле финны значительно превзошли даже близкородственных им эстонцев образца 1980–1990-х годов и больше напоминали поляков периода «санаций» Пилсудского.

        Другое дело, что финны умнее поляков – не в плане интеллекта как такового (его не измерить), но в плане личной зависимости от «гонора». Ближе к концу великой войны они трезво оценили возросшую мощь Советского Союза и предчувствовали возможность мести с его стороны – вплоть до завершения начатого и включения Финляндии в состав Союза.

        Юхо Кусти Паасикиви осознавал опасность сложившегося положения лучше прочих – опыт не пропить даже в Финляндии. Уже во время первого подписания советско-финского мирного договора (Тартусского, 1920 год) он был бывшим премьер-министром и тем, кто этот договор подписывал. Он же оказался человеком, который в феврале 1944 года на территории Швеции провел первые переговоры с СССР о сепаратном мире, спустя полгода вновь стал премьером, а в 1946-м – преемником ослабевшего здоровьем Маннергейма. 

        Паасикиви не был ни левым, ни русофилом. Он был реалистом – и чтобы сохранить независимость разоренной войной Финляндии от Москвы хотя бы по экономическим и внутриполитическим вопросам, решил соглашаться на всё остальное.

        Чтобы не пересказывать все положения подписанного в 1948 году между Москвой и Хельсинки Договора о дружбе, но дать максимально наглядную картину, упомянем следующее.

        Финляндия осудила за военные преступления многих своих руководителей времен Великой Отечественной войны, включая тех, кто не был в таких преступлениях замешан (например, премьер Линкомиес был адептом примирения с Советами, а премьер Рангелл вообще не занимался вопросами фронта и внешней политики). Она выплатила СССР компенсацию за понесенные им потери. Пошла на территориальные уступки и отказалась от всех территориальных претензий. Отдала в аренду под военную базу стратегический полуостров Порккала в 30 километрах от Хельсинки. Включила в правительство коммунистов. Ввела цензуру для критичных по отношению к Советскому Союзу материалов. Обязалась соблюдать политический нейтралитет и никак не помогать противникам СССР ни при войне, ни при мире – финская делегация в ООН могла воздержаться при голосовании по важным для Москвы вопросам, но никогда не голосовала против, если Советы выступали за.

        Такая политика «особых отношений» получила название «линия Паасикиви – Кекконена» и нашла поддержку как в руководстве СССР, где демонстративно упразднили шестнадцатую союзную республику – Карело-Финскую, некогда созданную в качестве основы для присоединения Финляндии, так и среди простых финнов. Последние получили гарантии спокойной жизни, невмешательство в их государственную модель, выгоду от плотной экономической кооперации с советской сверхдержавой, а в конечном итоге – ту богатую, спокойную и социально благополучную Финляндию, какой мы ее знаем.

        Поэтому финны сдержали свое слово – внешнеполитическая линия передавалась по наследству всем сменщикам Паасикиви, на памятнике которому в Хельсинки выбито: «Осознание реальных фактов есть основа любой политики».

        Надо сказать, что все это категорически не нравилось США и НАТО: идеологически Финляндия вроде как оставалось «своей», но рассчитывать на нее политически было нельзя. Англосаксы даже изобрели специальный термин, который можно перевести как «финляндизация». Он не нейтрален:

        если услышите, что в таком-то государстве идет «финляндизация», это означает, что это государство превращается в марионетку.

        Все финские президенты в порядке очереди подвергались серьезному давлению – и давление это выдержали: каждая новая власть расписывалась под теми же приоритетами, что и предыдущая. Но в конце концов наступил 1991 год, и Советский Союз рухнул.

        На смену во многом кабальному Договору о дружбе пришел куда более легковесный Договор об основе отношений Финляндии и РФ. Стороны условились не иметь территориальных претензий друг к другу, не воевать друг против друга, не сдавать свою территорию в аренду врагам друг друга, регулярно контактировать на высоких уровнях – и это, пожалуй, главное. Обязательств не вступать, например, в НАТО у Хельсинки не было, тем более, что в 1992 году о желании вступить в НАТО заявляла сама Россия устами вице-президента Александра Руцкого.

        Нетрудно догадаться, что давление на северный народ со стороны Североатлантического альянса хотя и ослабло, но не исчезло полностью. Лишившись своей своеобразной унии с СССР, финны получили возможность пойти навстречу НАТО – и частью своей захотели поступить именно так. Например, такой видный политик, как Кай-Ёран Александр Стубб, уверен, что это необходимо было сделать еще в 1995-м – одновременно со вступлением в ЕС.

        «Без сомнений, у нас была возможность присоединиться к альянсу», подчеркивал впоследствии президент Саули Нийнистё. И бросил будто ненароком: «Россия была слаба».

        Однако Финляндия этого не сделала, а официально и не собиралась, включая даже особо непростой для отношений с Россией период 2014-2015 годов, когда правительство страны возглавлял тот самый Стубб. А почему?

        Финское издание Iltalehti выдвигает свою версию – Хельсинки отговорила ельцинская Россия. Но в качестве доказательства этой версии приводится одна-единственная встреча между послом Финляндии Арто Мансала и секретарем Совета безопасности РФ Андреем Кокошиным, в рамках которой Кокошин якобы заявил: «Мы никогда не отдадим Прибалтику НАТО».

        Очень возможно, что примерно так всё и происходило в действительности. А при чем тут вообще государства Прибалтики, которые в тот период сделали вступление в НАТО чуть ли не частью своих национальных идей, объясняется довольно просто.

        Говорить прямо и в стиле «мы запрещаем вам то-то, а иначе накажем так-то» можно только с позиции более сильного игрока. В противном случае это неэффективно и даже вредно – это шантаж и угрозы, от которых хочется поступить наоборот, если есть такая возможность (а у финнов она, повторимся, была). Но можно поступить иначе, можно привести в пример какую-нибудь Эстонию, которая хочет вступить в НАТО, можно убедить визави, что Россия костьми ляжет, чтобы эстонцам не обломилось, потому как для нее это принципиальный вопрос национальной безопасности. Так тоже услышат и всё поймут – не маленькие.

        Другое дело, что финское издание допускает принципиальную ошибку: к моменту той встречи Кокошин не был и не мог быть секретарем Совбеза (сиречь пятым человеком в стране), он им стал только в марте 1998-го, продержавшись в должности лишь до сентября. Во многом потому, что его взгляды на национальные интересы России и на вопросы ее безопасности гораздо ближе к практике, которую мы имеем сейчас, чем к реалиям ельцинского времени.

        К примеру, «разворот Москвы на восток» – в сторону Китая и Индии вместо слепого следования в фарватере Вашингтона – связан с его именем так же, как и с именем Евгения Примакова.

        По состоянию на 1995 год никаких национальных интересов у российской внешней политики еще не было (эта почти дословная цитата из легендарного в плохом смысле главы МИДа Козырева в пересказе бывшего президента США Никсона), а главе российского государства было не до НАТО – проблем хватало даже внутри Садового кольца. Именно это и объясняет инициативность Кокошина: он работал не в аппарате президента и не в системе МИД, он был первым заместителем министра обороны.

        Политик может построить из слов и клятв любые «воздушные замки», внутри которых НАТО – наш друг и наперсник. Человек из военной среды – иное дело. Неоднократная угроза потери государственности из-за внешнего вторжения навсегда отпечаталась в российской военной школе и в самой системе мышления генералитета. Его представитель может исповедовать сколь угодно либеральные взгляды (правда, среди старших офицеров подобное – мезозойская редкость), но он не может отрицать основ собственной профессии. А основы неумолимы: войска теоретически возможного противника должны располагаться на определенном расстоянии от государственных границ (в Минобороны РФ почему-то очень любят цифру 130 километров), чтобы, случись новое 22 июня, успеть сделать для защиты Отечества минимально необходимое.

        Иного сказано быть не может, но если все-таки сказано, перед вами не просто старший офицер, а двойной агент.

        С этой реальностью в свое время столкнулся Ельцин – какого генерала, даже самого лояльного, не возьми, а он твердит одно и то же: переход под контроль НАТО соседствующих с РФ стран недопустим. В том числе, разумеется, и стран Прибалтики – той самой Прибалтики, где Ельцина с позднегорбачевских времен чтут как защитника и могильщика ненавистных Советов.

        Других генералов в стране просто не было, и с какого-то момента российское руководство стало громогласно протестовать против расширения НАТО на восток, причем устами даже тех чиновников, кого принято относить к образцовым либералам (например, первый вице-премьер Борис Немцов). При этом Ельцин был крайне раздосадован, что его не особо слушают: оказывается, для эффективных международных переговоров одной харизмы недостаточно и надо за душой иметь еще хоть что-то, кроме вконец разоренной страны.

        Альтернатива – идти по финскому пути 1950-1980 годов, но в нашем случае это не только «поперек гордости», это просто бессмысленно – бонусов не будет. Проверено при Козыреве.

        Сыграла ли встреча Кокошина с послом значимую роль в отказе Финляндии от НАТО – вопрос открытый. Но его поступок в условиях недееспособной президентской власти и агрессивно-пассивной позиции МИДа был продиктован самим местом работы – люди делали, что могли.   

        Есть такая профессия – Родину защищать. И для всех лучше, когда это происходит за чаем с послом, а не в кабине танка.

        Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............