Взгляд
13 ноября, вторник  |  Последнее обновление — 06:44  |  vz.ru
Разделы

Борьба с хамством может превратиться в национальную идею

Антон Крылов, журналист
Есть известная поговорка: «хороший человек – это не профессия». Похоже, что быть, а как минимум казаться хорошим человеком – это теперь безусловная производственная необходимость для любого сотрудника любой организации, который в минимальной степени коммуницирует с окружающими. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

Чтобы накормить человека животной пищей, надо обрести духовную

Эдуард Биров, журналист
Позорную нищету пенсионеров, как и другие социальные проблемы современного мира, голыми деньгами и увеличением бюджетных выплат не исправишь. Перед нами одно из проявлений чего-то гораздо более важного. Подробности...
Обсуждение: 31 комментарий

Четыре варианта, как Россия может освежить свой чемпионский титул по космосу

Олег Макаренко, бизнесмен, блогер, журналист
Первый групповой полёт, первая женщина-космонавт, первый выход в открытый космос… Американцы наступали нам на пятки, но никак не успевали нагнать. Сейчас гонка начинается практически с чистого листа. Подробности...
Обсуждение: 19 комментариев

    В Калифорнии произошел самый разрушительный за историю штата пожар

    Самый разрушительный за всю историю штата Калифорния лесной пожар охватил почти 45 тыс. га. Пламя уничтожило несколько тысяч строений, эвакуированы более 300 тыс. человек, в округе Лос-Анджелес – 170 тысяч. Погибли более трех десятков человек, о судьбе 228 ничего не известно
    Подробности...

    В России отмечается День народного единства

    В воскресенье в России отмечается День народного единства. По традиции Владимир Путин в сопровождении религиозных лидеров возложил цветы к памятнику Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому на Красной площади в Москве
    Подробности...

    Умер Николай Караченцов

    Народный артист России Николай Караченцов умер в одной из московских клиник за день до своего 74-летия. Караченцов снялся более чем в ста фильмах, на его счету около 20 постановок в «Ленкоме». В 2005 году он попал в ДТП, в 2017-м у него диагностировали рак легких. Скончался актер из-за отказа почек
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Вклады «спящих» клиентов предложили передавать в бюджет

        Главная тема


        Какой смысл в общении лидеров России и Косово

        признание диверсанта


        Опубликовано видео допроса офицера украинской разведки о подготовке терактов в Крыму

        На броневике


        Новый скандал вокруг элитной 57-й школы

        «силовой» скандал


        Капитан ФСИН утверждает, что ее многократно избивало собственное руководство (видео)

        Видео

        сами и охраняйте


        Взрывы на арсеналах создали для Киева неожиданную проблему

        армия и вооружения


        Почему российские ВВС проигрывают американским

        островная жизнь


        Кому по карману сахалинский «квадрат»

        кто виноват


        Авария ПД-50 оставила Россию без важнейших боевых кораблей

        кино как кино


        Как американцы спасли президента России от министра обороны

        «Пьяный сверхчеловек»


        Андрей Бабицкий: Триумфального возвращения общественного судии не произошло

        «Православный троцкизм»


        Елена Чудинова: Еще лет десять жизни – и нормальных людей не останется вовсе

        «юбилей ВЛКСМ»


        Егор Холмогоров: Женщины превратились в сексуальных рабынь для комсомольских отрядов

        на ваш взгляд


        Должны ли российские тюрьмы стать более комфортными для заключенных?

        Почему поссорились Иосиф Сталин и Иосип Броз Тито

        В рамках либеральной трактовки истории Сталин – злой гений, а Тито – свободолюбивый патриот   29 июня 2018, 11:00
        Фото: Фотохроника ТАСС, Global Look Press
        Текст: Евгений Крутиков

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Русским и сербам привычно называть друг друга «братьями», но история знает период, когда Москва и Белград стали злейшими врагами почти на десять лет. Два верных союзника: СССР Сталина и Югославия Тито – рассорились будто в один миг, и последствия этого ощущаются до сих пор. Кто из вождей – советский или югославский – несет за это ответственность?

        Ровно 70 лет назад была опубликована резолюция Коминформбюро, которая предложила югославским коммунистам «заставить своих нынешних руководителей открыто и честно признать свои ошибки и исправить их, порвать с национализмом, вернуться к интернационализму и всемерно укреплять единый социалистический фронт», а если руководители югославской Компартии сделать этого не в состоянии, необходимо их «сменить». Сей ультиматум Белград предсказуемо отверг, а через год дипломатические отношения между СССР и Югославией были разорваны вплоть до хрущевской «оттепели».

        Несмотря на краткосрочность и искусственность этого конфликта, последствия ощущаются до сих пор, так что его вряд ли можно записать в раздел исторических недоразумений. Иногда разрыв отношений рассматривают как личную ссору между Иосифом Сталиным и Иосипом Брозом Тито, особенно часто –  в рамках либеральной трактовки истории, где Сталин – злой гений Восточной Европы, а Тито – свободолюбивый патриот. Меж тем если и было там что-то личное, то лишь на толику малую. В целом всё гораздо сложнее. 

        Как Иосип разозлил Иосифа

        К 1948 году Югославия стала самым верным и самым крупным союзником СССР в Восточной Европе – именно союзником, а не оккупированной территорией без личной воли. Москва возлагала на Белград большие надежды и вложила беспрецедентные средства в перевооружение югославской армии.

        Да, Сталину приходилось неоднократно одергивать Тито, когда он, используя покровительство Москвы, пытался прирезать к Югославии части Италии и Австрии, фактически провоцируя военное столкновение с англичанами и американцами. С точки зрения Москвы, это было стратегической ошибкой, с позиции Белграда – предательством союзника.

        И все же ни с одной другой страной Европы у СССР не было такого взаимопонимания, как с Югославией. С Польшей всегда проблемы. В Чехословакии мелкобуржуазный раздрай. Венгрия и Румыния входили в число бывших сателлитов Германии, а Болгария балансировала на грани этого статуса. Албания же была и остается серой зоной Средневековья, с которой даже югославы не могли совладать. «Славянам с этими делать нечего», – докладывал в 1943 году Тито его генерал Вукманович «Темпо», посланный в Албанию налаживать связи с местным коммунистическим подпольем.

        Даже неудивительно, что основной причиной для разрыва советско-югославских отношений стала именно Албания. 19 января 1948 года Тито направил ее лидеру Энверу Ходже телеграмму с «предложением» предоставить ему на юге страны базу для ввода полноценной югославской дивизии в целях «защиты от англо-американского вторжения» из Греции, где тогда шла малоизвестная российскому читателю гражданская война. Собственно, две отмобилизованные дивизии уже стояли на албанской границе – в Черногории и Македонии.

        За пару недель до этого лидер Болгарии Георгий Димитров выступил с пространным интервью, в котором поддержал идею создания «Балканской Федерации» и, более того, конфедерации восточноевропейских стран, которая включала бы Венгрию, Румынию, Чехословакию и даже Польшу (в Варшаве ужаснулись). И если югославский ультиматум албанцам был локальной историей, то интервью Димитрова – бывшего главы Коминтерна и второго по значимости (после Сталина) «деятеля международного коммунистического движения» – вызвало в Европе резкую ответную реакцию. Для Вашингтона и Лондона создание столь странного то ли блока, то ли государства означало нарушение Ялтинских и Потсдамских соглашений.

        На этом фоне в середине марта в Брюсселе Великобритания, Франция, Бельгия, Голландия и Люксембург подписали договор о Западном блоке. Это был прямой ответ на заявления Димитрова и Тито – и начало создания НАТО. Сталин был в бешенстве: какие-то военно-политические блоки появляются самотёком и без оглядки на Москву, а атомной бомбы у СССР тогда еще не было.

        И другие несознательные товарищи

        Формальной претензией к Тито было то, что Белград со своей попыткой аннексии Албании (никто не сомневался, что две обученные югославские дивизии с их боевым опытом просто проглотят албанцев, как СССР прибалтов) не поставил Москву в известность. Точно так же и Димитров не информировал Сталина, обнародовав свои далеко идущие планы по созданию конфедерации восточноевропейских стран, в которой главенствующая роль отводилась Югославии как наиболее сильной в военном отношении. Но «интервью товарища Димитрова» было жизнелюбиво сочтено «политической ошибкой» и «несвоевременным жестом», а вот практические действия югославов вызвали предельно жесткую отповедь, сформулированную в специальной телеграмме.

        На переговоры в Москву было срочно вызвано руководство обеих стран: и Югославии, и Болгарии. Димитров поехал, а Тито сослался на плохое состояние здоровья. Он вполне обоснованно опасался за свою безопасность.

        Сталин был прав практически во всем и демонстрировал чудеса в плане терпения. На встрече в Москве он на пальцах объяснял болгарам и посланцам Тито (Карделю и Джиласу), что Албания все еще не принята в ООН, не признана США и Великобританией, так что введение туда югославских войск будет расценено как агрессия и даст повод западным странам для начала войны, следовательно, «албанские товарищи должны сами обратиться за военной помощью». Советский лидер даже продемонстрировал гостям донесения разведки о планах развертывания американских войск в Греции. Уже тогда было понятно, что тамошняя гражданская война коммунистами проиграна, а остатки ЭЛАС надо просто эвакуировать, пока их не перевешали на оливах.

        В общем, провоцировать англичан и американцев на интервенцию на Балканах было, мягко говоря, несвоевременно. В качестве компромисса Сталин предложил, если уж хочется, создать конфедерацию между Югославией и Болгарией и на время забыть об остальных странах вокруг них. Пусть живут.

        Югославы и болгары кивнули и разъехались по домам.

        Вернувшись в Белград, югославская делегация отчиталась о ходе московских «консультаций» на Политбюро ЦК КПЮ. Материалы этого заседания в тот же день стали достоянием советской разведки в Белграде (по разным данным, информаторами могли выступать министр финансов Жуйович и министр промышленности Андрия Хебранг, лидер коммунистов Хорватии). Посол Лаврентьев и военный атташе Сидорович отправили в Москву донесения, из которых следовало, что руководство Югославии и лично товарищ Тито негативно отнеслись к рекомендациям товарища Сталина и нехорошо ругались. При этом от союза с Болгарией решено было отказаться, поскольку там «сильно советское влияние» – «болгары чувствуют вину за позицию во время войны» и заискивают перед Москвой.

        Так разногласия по тактике поглощения стран Восточной Европы перешли в перебрасывание марксистскими цитатами и обвинения в «отступлениях от ленинского курса». Тито и Сталин обменялись парой резких писем, тон которых не оставлял сомнений в том, что компромисса не будет. В конце концов из Москвы пришла «окончательная бумага» за подписью Молотова, которая суммировала все обвинения в адрес «клики Тито – Ранковича», за которой последовал отзыв советских военных советников и гражданских специалистов. Для югославов такой поворот событий был неожиданностью, и они некоторое время пытались как-то договориться, но Москве нужно было исчерпывающее покаяние со стороны Белграда, а на такое Тито пойти не мог.

        Брат на брата

        Разрыв отношений с Москвой не вызвал в Югославии ни антисоветских, ни русофобских настроений. При этом события 1948–1953 годов принято замалчивать, а ведь далеко не все тогда было спокойно.

        Советская карикатура на Тито (фото: Борис Ефимов)
        Советская карикатура на Тито (фото: Борис Ефимов)

        МГБ СССР развернуло в странах Восточной Европы 20 антиюгославских разведывательных центров. В венгерском Сегеде такой центр вербовал бывших граждан Югославии для диверсионной деятельности против Тито, а из 500 югославских офицеров, на момент разрыва отношений обучавшихся в советских военных вузах, создали «Союз югославских патриотов за освобождение от фашистского ига клики Тито – Ранковича и империалистического рабства». Возглавил его генерал-майор Перо Попивода, который нравился лично Сталину, хотя разрабатывал пусть дерзкие, но абсолютно нереалистичные планы диверсий. В воспоминаниях Молотова (в пересказе Феликса Чуева) есть эпизод, где советский вождь приветствовал Попиводу словами «Такой молодой, а уже генерал!».

        Параллельно в Праге начали издавать газету «Нова Борба» – в пику официальной титовской газете «Борба». В целом идеологическая и пропагандистская кампания против Югославии была беспрецедентной. «Клика Тито – Ранковича» не сходила со страниц советской прессы.

        Количество пограничных инцидентов исчислялось сотнями, причем они носили двусторонний характер. При попытке перехода югославо-румынской границы был убит генерал-полковник Арсе Йованович – бывший начальник штаба НОАЮ, Герой Югославии, один из личных друзей Тито, ставший «коминформовцем», то есть сторонником СССР.

        Рассматривались и планы прямого военного вторжения в Югославию, но были отвергнуты из-за невысокой боеспособности главных региональных союзников – Болгарии и Румынии. Отзывы советских генералов о качестве местных армий были откровенно уничижительными.

        Со своей стороны Генштаб в Белграде разработал план «стратегической обороны», отталкиваясь от анализа ошибок королевской армии в 1941 году. Предполагалось отступать в горные зоны Черногории, Боснии и Косово, а на оставляемой территории разворачивать организованную партизанскую войну. Это породило своеобразный уклад Югославской народной армии, сохранившийся до 1991 года и сыгравший особую роль в войнах 1991–1995 годов. Она была поделена между кадровыми силами и армией территориальной обороны из местных жителей, у которых было разное вооружение, разная система призыва, разная подготовка. В результате уже в 1991 году составленные по национальному признаку территориальные бригады стали массово переходить на сторону национальных республик, а костяк ЮНА остался за сербскими призывниками, что и предопределило характер противостояния.

        Можно сказать, что Сталин в стратегическом плане был прав, удерживая Тито и Димитрова от создания «сверхстраны», что повлекло бы за собой англо-американскую интервенцию. А может, не повлекло бы. Может, вся эта гигантская восточноевропейская конструкция рухнула бы в 1991 году с еще большим шумом, хотя куда уж больше. Но в жанре «если» история не работает.

        Для многих югославов разрыв отношений с СССР ассоциируется не с этими стратегическими раскладами, а с географическим названием Голи Оток. Крошечный остров у хорватского побережья был тюрьмой еще в Австро-Венгрии, а после 1948 года в организованный там концлагерь наряду с усташами и четниками стали помещать «сталинистов» и «антититовцев». Один из первых фильмов Эмира Кустурицы – «Папа в командировке» – именно об этом. Сейчас на Голи Отоке музей. Впрочем, чуть ли не вся история Балкан лезет со своими экспонатами из каждого угла, включая совсем уж неожиданные.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............