Виталий Трофимов-Трофимов Виталий Трофимов-Трофимов На Украине понадобится специальная гуманитарная операция

По прошествии двух лет специальной военной операции начинает вырисовываться контур того, что будет представлять собой проигравшая Украина, и что предстоит сделать России, чтобы в дальнейшем необходимость проведения таких операций свести к нулю.

3 комментария
Сергей Худиев Сергей Худиев Почему с «деколонизацией» России ничего не получится

«Деимпериализация, деколонизация и рефедерализация» России, случись она в реальности, была бы невыгодна никому. В первую очередь она будет катастрофой для самих россиян, и спрашивать: «А почему это они не хотят этого себе устроить?» – несколько наивно.

3 комментария
Дмитрий Губин Дмитрий Губин Если разбудить Герцена, проснется Улицкая

Герцен – это не просто несколько абзацев в учебниках и энциклопедиях, это очень поучительный персонаж, можно даже сказать, шаблон на два века вперед. Первый русский иноагент и релокант.

23 комментария
7 июля 2006, 19:40 • Политика

Госдума назвала экстремистов

Госдума назвала, кого можно считать экстремистами

Госдума назвала экстремистов
@ GettyImages

Tекст: Елена Зимина

В пятницу депутаты фактически поставили точку в вопросе о том, кого и за что можно считать экстремистами. Законодательно определив признаки экстремизма, в Госдуме, тем не менее, заверили, что критика властей в это понятие включена не будет. В любом случае парламентское большинство предложило оппозиционерам защищать свою репутацию в суде. С перспективой тратить свое время на подготовку судебных исков не согласились депутаты от оппозиционных фракций.

Соответствующие изменения в статьи 1-ю и 15-ю Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» Госдума приняла во втором чтении в пятницу. Третье чтение документа намечено уже на следующий день.

Не поддались провокации

Больше всего оппозиционеров не устраивало положение о неминуемых санкциях за публичное оправдание терроризма

Из слов докладчика по законопроекту, зампреда думского Комитета по уголовному законодательству Владимира Груздева, стало ясно, что ко второму чтению документ не претерпел концептуальных изменений. Тем не менее депутаты конкретизировали перечень потенциальных участников экстремистской деятельности. Теперь наряду с общественными и религиозными объединениями, а также гражданами, занимающимися подготовкой и совершением экстремистских действий, к ним отнесли и редакции СМИ.

Парламентарии расширили и признаки экстремистской деятельности, дополнив их «публичным оправданием терроризма», добавил Груздев. Помимо этого, в здании на Охотном Ряду экстремизмом предложили считать не только создание печатных, аудиовизуальных и иных материалов, содержащих экстремистские лозунги, но и их распространение. Экстремистами будут считать и авторов этих материалов, в том случае если их создание предназначено для публичного использования, пояснил Груздев.

В то же время профильный комитет учел предложение думской оппозиции, связанное с необходимостью устанавливать факт публичной клеветы только в судебном порядке. В остальном представители парламентского большинства решили не вникать в многочисленные возражения, раздающиеся в адрес документа со стороны представителей оппозиционных фракций. Чем изрядно заставили понервничать думских оппозиционеров.

Тщетно пытаясь протащить свои поправки, депутаты от КПРФ и «Родины» увидели в законопроекте «момент политических репрессий, которые обрушатся на оппозицию сразу после его вступления в силу». Больше всего оппозиционеров не устраивало положение о неминуемых санкциях за публичное оправдание терроризма. «Это очень двусмысленная норма, – заметил коммунист Олег Смолин. – Если ее понимать буквально, то из действующих депутатов сесть может сразу ползала».

Назвав возражения депутата абсурдными, Владимир Груздев зарубил на корню и другое предложение коммунистов, предусматривающее исключение из перечня признаков экстремистской деятельности пропаганды, связанной с различным социальным происхождением. На провокацию оказаться втянутым в длительную дискуссию о происхождении социального неравенства не поддался и представитель президента Александр Косопкин, который не исключил, что если «сейчас депутаты начнут обсуждать классиков марксизма-ленинизма, то обсуждение законопроекта не закончится и к утру».

Критика власти допускается

Коммунист Виктор Тюлькин
Коммунист Виктор Тюлькин

Впрочем, оно и без этого грозило затянуться надолго. Оппозиционеры упорно не соглашались принимать документ в варианте, рекомендованном профильным комитетом, и с завидным упорством выносили на отдельное голосование чуть ли не каждую свою поправку. Представители думского меньшинства грозили тем, что с принятием изменений «народ вообще лишится права выражать свое недовольство действиями властей».

Так, коммунист Виктор Тюлькин с радостью признался, что в таблице поправок, рекомендованных к принятию, впервые обнаружил свою. Однако личное достижение не помешало коммунисту заявить о том, что «закон принимается исключительно в интересах бюрократии, но никоим образом не направлен не противодействие экстремизму и терроризму». «Вот, например, директор завода не платит своим рабочим денег. Допустим, они решат не пускать его на завод, так ведь эти действия сразу же признают экстремистскими», – предположил Тюлькин.

На что получил резкий отпор со стороны докладчика Груздева, который попутно обвинил коммуниста в том, что его поправки «сплошь и рядом грозят разрешить любые конфликтные ситуации решать чрезвычайными методами, но никак не законными». Препирательства между Груздевым и оппозиционерами порядком поднадоели депутату от ЛДПР Николаю Курьяновичу, который предложил своим коллегам «не ломать комедию, а быстрее приступить к голосованию». «Тогда будет сразу видно, кто за русский народ, а кто против», – сказал Курьянович.

Не испытывая иллюзий по поводу перспектив принятия своих поправок, независимый депутат Светлана Горячева неожиданно заявила о том, что снимает свою подпись под документом как одного из его разработчиков. «Я не желаю числиться в авторах законопроекта, который ко второму чтению был только ухудшен», – заявила депутат.

Последовать примеру Горячевой поспешил и коммунист Сергей Штогрин. Суть претензий не понял единоросс Павел Воронин, который, не скрывая раздражения, попросил депутатов все-таки учесть тот факт, что изменения будут направлены «не против критики власти, а против стремлений расколоть страну».

«Мы как раз стремимся пресечь провокацию. Ведь есть Генпрокуратура, суд – докажите, что вы не экстремисты, – обратился к оппозиционерам Воронин. – Но ведь вас волнует «ящик», газеты, куда вы стремитесь попасть, а потом прикрыться своей депутатской корочкой!» В итоге с потенциальной возможностью защитить свою репутацию в суде согласились 392 парламентария при 47, высказавшихся против.

..............