Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Шутки Макрона затянулись

Президент Франции Эммануэль Макрон практически не скрывает, что его политическое будущее находится за пределами родной страны. Этот персонаж стал уже легендарным. Макрон чрезвычайно непопулярен во Франции и сам прекрасно понимает, что после истечения второго срока дома ему ничего хорошего не предстоит. Во французском языке появился даже новый глагол «макронить».

2 комментария
Дмитрий Губин Дмитрий Губин Украина – чемпион мира по нарушению прав человека

По сути, цели СВО – демилитаризация и денацификация Украины – есть принуждение функционеров этого государства к выполнению Всеобщей декларации прав человека. Честные европейские политики, если они там есть, должны были бы санкционное внимание направить на Украину, а вовсе не на Россию.

4 комментария
Сергей Миркин Сергей Миркин Команда Байдена готовится к плану «Б» по Украине

Отчет Сторча – это очень сильный аргумент в пользу того, чтобы не давать денег Украине, так как с поставками вооружений Киеву творится полный бардак. Если раньше это были просто подозрения республиканских политиков и журналистов, то теперь официально задокументированные факты.

7 комментариев
Денис Миролюбов Денис Миролюбов Россия – родина медиафутбола, и за ней повторяют все

Медиафутбол постепенно выделяется в особую систему внутри профессионального футбола – здесь создаются свои сообщества и интриги. Зарождается и свой трансферный рынок, а некоторые профи не прочь перебраться в медиафутбол.

3 комментария
19 октября 2006, 13:02 • Политика

Правду про себя знает только сам Саакашвили

«Наше время»: досье на президента Грузии

Правду про себя знает только сам Саакашвили
@ Reuters

Tекст: Владимир Креславский

Существуют три версии того, почему столь опытный политик, как ныне покойный Зураб Жвания, обратил внимание на Саакашвили. Согласно одной, он знал Мишико еще ребенком – их семьи происходили от грузинских армян (хотя и тот, и другой это отрицали). По второй версии, зарубежные специалисты, отдавая должное политической искушенности Жвания, но, зная его нехаризматичность, настоятельно рекомендовали ему высокого и артистичного Саакашвили. И, наконец, по третьей, экзотической версии, Зураб Виссарионович сам выделил статного Мишико, имея склонность к молодым и симпатичным мужчинам.

Как бы то ни было, но именно эта связка – мудрый Жвания и харизматичный Саакашвили – стала определяющей в так называемой «революции роз». Досье на грузинского лидера публикует газета «Наше время»

Учитель для Мишико

Стоит ли удивляться, что на прошедших 7 октября выборах большинство грузин проголосовало за партию Саакашвили

Почти все, долгое время знающие Михаила Саакашвили, вспоминают, что еще до того, как он стал президентом Грузии, он всячески подчеркивал, что родился 21 декабря, «как и великий земляк Иосиф Сталин». Видимо, потом ему намекнули, что подобное сравнение далеко не всеми воспринимается однозначно, и в одном из последних своих выступлений Саакашвили заявил, что «ни Джугашвили, ни Берия грузинами не являлись».

Смеем предположить, что, отрекшись на словах, в душе демократ Саакашвили от диктатора Сталина не отрекался. Конечно, все люди с возрастом меняются, но как психологи, так и лингвисты без труда укажут на общие черты в выступлениях Сталина и Саакашвили. Несомненно, что Саакашвили долго и усердно изучал труды своего соотечественника. Когда нужно, он бывает невозмутим и спокоен, а его речи имеют строгую логическую основу. К слову, Иосиф Виссарионович, как никто другой, использовал в своих статьях строгую градацию: первое, второе, третье и «наконец». Сравните с недавним (3 октября) телевизионным выступлением грузинского президента: «Перед Грузией стоят четыре первостепенные задачи. Первая: чтобы последний российский солдат окончательно оставил нашу родину, и более чем двухвековая мечта грузинского народа сбылась. Вторая: обеспечение энергетической независимости нашей страны. Третья: скорейшее вступление Грузии в НАТО и укрепление ее авторитета на международной арене. И, наконец: восстановление единства страны в тех частях Абхазии и Цхинвальского района, которые мы не контролируем».

Довольно безапелляционно, но четко, ясно, логично и понятно. Стоит ли удивляться, что на прошедших 7 октября выборах большинство грузин проголосовало за партию Саакашвили. А не перестающая говорить о нарушениях прав человека в Грузии оппозиция в очередной раз осталась ни с чем.

Оставим пока в стороне аналогии с Джугашвили, отметим лишь, что в 1970 – 1980 годы верность диктатору у грузин была в моде. Понять нетрудно: небольшие народы склонны обелять своих соплеменников, кем бы они ни были. «Покаяние» Абуладзе отражало скорее настроения среди грузинской интеллигенции, нежели всех грузин.

Отец будущего президента, известный в Грузии врач, оставил семью еще до рождения сына, но и родственники матери были достаточно влиятельными для того, чтобы мальчик ни в чем не нуждался. Сама Гиули Аласания (мать президента) преподавала историю в турецком университете, ее отец был старшим офицером НКВД/КГБ, брат Тимур работал в Секретариате ООН. Именно он помог племяннику получить направление в Институт международных отношений Киевского университета, который в 80-е годы котировался даже больше, нежели столичный МГИМО.

Опять сошлемся на однокашника Саакашвили по Киеву. «Миша был типичным представителем «золотой молодежи». Романы, вечеринки, бессонные ночи перед экзаменами. Мы с ним не были особенно дружны, но помню, как во время одного из увлечений Михаила один из наших однокурсников спросил, собирается ли он жениться. Миша тут же посерьезнел и сказал, что перед таким шагом надо обязательно посоветоваться с семьей».

Галопом по Европам

Эдуард Шеварднадзе
Эдуард Шеварднадзе
В свое время искренность Саакашвили снискала ему не одного влиятельного покровителя. Отмечали ее и Эдуард Шеварднадзе, и крестный отец «революции роз» – Зураб Жвания.

Киевский университет Михаил Николозович закончил в 1992 году, через год получил диплом Страсбургского международного института по правам человека, в 1994 году окончил магистратуру юридического факультета Колумбийского университета в Нью-Йорке, а уже в 1995 году получил степень Университета Джорджа Вашингтона. Обучался он и в Академии европейского права во Флоренции, и в Гаагской академии международного права. Поражает быстрота, с которой никому не известный юноша заканчивал то или иное учебное заведение. То есть, едва приехав и разобрав чемоданы, он уже получал диплом, причем с «отличием».

Все, кто имел дело с иностранными учебными заведениями, знают, что в таком темпе можно подготовиться и сдать экзамен на знание языка, но ни в коем случае экзамена на получение специальности. Значит, молодого человека уже тогда для чего-то готовили, а потому забирали биографию в блестящую рамку.

Интересно другое – то, что проект был задуман так давно. Спешили же потому, что, кроме приобретения необходимых западных связей, будущий лидер должен был успеть еще и адаптироваться на родине.

Ко времени возвращения Мишико на родину, там уже воцарился Шеварднадзе. Страна понемногу успокаивалась после неумелого правления Гамсахурдиа, но попасть в команду Эдуарда Амвросиевича даже при дефиците кадров было непросто – новый старый лидер был подозрителен. Представил молодого юриста президенту Жвания. Именно он рекомендовал включить его в списки правящей тогда партии «Союз граждан Грузии». После победы СГГ на выборах 1995 года Зураб Виссарионович был избран председателем парламента Грузии.

Существуют три версии того, почему столь опытный политик, как Жвания, обратил внимание на Саакашвили. По первой, он знал Мишико еще ребенком – их семьи происходили от грузинских армян. По второй версии, зарубежные специалисты, осознавая нехаризматичность Жвания, а значит, и непригодность для роли лидера революции, настоятельно рекомендовали ему высокого и артистичного Саакашвили. И, наконец, по третьей, экзотической версии, Зураб Виссарионович сам выделил статного Мишико, имея склонность к молодым и симпатичным мужчинам. Как бы то ни было, но именно эта связка – мудрый Жвания и харизматичный Саакашвили – стала определяющей в так называемой «революции роз».

По правилам и без

Зураб Жвания
Зураб Жвания
Один мой влиятельный знакомый, сторонник жестких мер против Грузии вплоть до разрыва с ней дипломатических отношений, доказывал, что невозможно иметь дело с людьми, которые то и дело врут. «У него семь пятниц на неделе, – говорил он мне о Саакашвили. – Даже от родственников своих, если понадобится, отречется. Нужно сделать все для того, чтобы его сместили сами грузины, а для этого любые методы хороши».

Я нашел то интервью, в котором, по словам моего знакомого, Михаил Николозович отрекся от своего деда, сотрудника КГБ.

Оказалось, что все так, да не совсем. Саакашвили говорит, что вокруг его имени сейчас нагнетается много лжи, в том числе и о связях его семьи с КГБ, а его дед никогда генералом НКВД/КГБ не был. И что здесь неправда? Ведь, никто и не говорил, что он был генералом. А предположим, полковник или подполковник – уже не в счет.

Но в этом весь Саакашвили – он не врет, не обманывает, он лавирует между фактами.

Еще один пример. На постсоветском пространстве имеются только два музея советской оккупации – в Риге и Тбилиси. Там не врут, там просто не рассказывают о том, что сейчас не выгодно. О том, как грузинский царь Ираклий неоднократно просил русского императора спасти его народ от истребления басурманами. О том, что первая школа, первая больница, да и первая канализация появились в Грузии, благодаря русским врачам и инженерам. В конце концов, о том, что великая грузинская культура смогла сохранить себя лишь при покровительстве великой русской культуры. Но зато вам подробно расскажут о кратковременном периоде послереволюционной независимости и «насильственном присоединении» Грузии к СССР.

В недавнем своем пассаже Саакашвили договорился до того, что свою всемирную славу Анна Ахматова получила как переводчик грузинской поэзии.

Ну, хорошо, кто такая Ахматова и кто такой Саакашвили? О нем забудут, а ее поэзия останется в веках. Наши культуры преодолеют и эти мелкие недоразумения. К слову, о цивилизационной деградации грузинского общества сейчас говорят даже на Западе.

Как и почитаемый им диктатор, Саакашвили переписывает не только древнюю, но и недавнюю историю. 2 марта 2005 года при более чем странных обстоятельствах в квартире своего друга был найден мертвым премьер-министр Жвания. На похоронах больше других скорбел Саакашвили. Но вот прошло чуть больше года, и вы уже не найдете в прессе даже упоминания о политике, много сделавшем для того, чтобы отношения наших стран оставались хотя бы в рамках приличий.

Впрочем, демократия в той или иной стране на постсоветском пространстве интересует Вашингтон гораздо меньше лояльности ее правительства. Ну, чем, скажите, форма правления в Белоруссии хуже той, что утвердилась в Казахстане? Однако Лукашенко объявили «последним диктатором Европы», а Назарбаев – желанный гость на всех международных форумах.

К слову, демократические свободы при Шеварднадзе были даже большими, нежели в современной Грузии, но его уступки России показались американцам опасными, потому и революция, смена правительства и опала. Одному из «прорабов перестройки» на интервью зарубежным журналистам приходится испрашивать разрешение в администрации президента.

Подобной ошибки Саакашвили, конечно, не повторит, но, судя по всему, его подвела излишняя самоуверенность. Считается, что еще до конца года Косово обретет независимость. По логике, следующими должны стать Абхазия и Южная Осетия. Представив Россию неадекватным партнером, Саакашвили попытался тем самым упредить признание Россией независимости этих республик.

Но, судя по всему, подобный ход не был согласован с Вашингтоном. Конечно, американцы недовольны и нашей позицией в отношении ядерной программы Ирана, и попыткой диверсифицировать энергетические потоки, и спорами вокруг вступления России в ВТО. Но все-таки международный вес Грузии и России несоизмерим, и обострять отношения с нашей страной из-за очередного эпатажа своего ставленника американцы не будут.

Теперь им приходится отыгрывать назад ход, которого сами они не совершали. А здесь как раз можно рассчитывать на то, что признание Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии будет понято. А потеряв мятежные провинции, Саакашвили вряд ли стоит рассчитывать на переизбрание через два года.

..............