Взгляд
30 ноября, понедельник  |  Последнее обновление — 01:39  |  vz.ru
Разделы

Забудут ли когда-нибудь всех советских героев

Дарья Верясова
Дарья Верясова, писатель, историк
Основной проблемой в явлении под названием Зоя Космодемьянская является неопределенность ее положения в общественном сознании. История выбила из-под ног казненной героини могучий советский постамент и не сумела ничем его заменить. Подробности...
Обсуждение: 37 комментариев

«Джон Маккейн» попытался проверить Россию на прочность

Андрей Колесник
Андрей Колесник, ветеран спецназа ВМФ, депутат Госдумы VI созыва, депутат Калининградской облдумы
Нащупывая слабость России, наши иностранные партнеры привносят в этот мир хаос и войну. Грабеж и насилие. Провоцируют потрясения и конфликты. С тем чтобы, как стервятники, самим поживиться на этом кровавом пиру. Подробности...
Обсуждение: 11 комментариев

Певца революции убила поэма «Двенадцать»

Иван Иванюшкин
Иван Иванюшкин, Кандидат философских наук, исследователь истории интернета
Худой, измученный, озлобленный, без веры и надежды, с опустошенной душой… Теперь его нет… Голубой цветок недолго мог вынести удары революционной бури. Великий Александр Блок родился ровно 140 лет назад. Подробности...
Обсуждение: 25 комментариев

Мир прощается с легендарным Диего Марадоной

Легендарный аргентинский футболист Диего Марадона скончался 25 ноября в возрасте 60 лет из-за остановки сердца. После его смерти в Аргентине объявили трехдневный траур. Поклонники величайшего футболиста 20-го века во всем мире выражают свою скорбь
Подробности...

Голая активистка Femen изобразила в Киеве «девочку на шаре»

Обнаженная активистка Femen провела перед зданием администрации президента Украины акцию против «насилия». Очевидно, сеанс стриптиза приурочен к стартовавшей в среду всемирной акции «16 дней против насилия». Активистка воссоздала образ «девочки на шаре» из известной картины Пикассо
Подробности...

На Приморье обрушился самый мощный ледяной шторм за последние 30 лет

Три дня во Владивостоке продолжался ледяной шторм. В результате разгула стихии было обесточено несколько районов города, наблюдаются перебои с подачей воды. Только по предварительным подсчетам, ущерб в Приморье оценивается в 80 миллионов рублей
Подробности...
16:31

В Бурятии около 300 специалистов в сфере культуры прошли курсы повышения квалификации

Сотрудники учреждений культуры Бурятии – порядка 300 человек – прошли курсы повышения квалификации благодаря федеральному проекту «Творческие люди» нацпроекта «Культура», сообщили в Минкультуры республики.
Подробности...
16:11

В Хабаровске в 2021 году отремонтируют театр юного зрителя

Театр юного зрителя в Хабаровске в 2021 году обновит зрительный зал и сцену на средства национального проекта «Культура», сообщила заместитель министра культуры региона Ирина Купченко.
Подробности...
17:21

В Севастополе в следующем году продолжат подготовку волонтеров культуры

Организаторы школы волонтеров, которая впервые прошла этой осенью в музее-заповеднике Херсонес Таврический в Севастополе, планируют вновь реализовать проект в 2021 году, сообщил руководитель проекта Артем Чернов.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
    НОВОСТЬ ЧАСА: Байден собрался назначить Псаки пресс-секретарем Белого дома

    Главная тема


    Испытания вакцин от COVID-19 преподносят сюрпризы

    после выборов


    Трамп придумал способ омрачить Байдену инаугурацию

    100-летний юбилей


    Как Лигачев возвысил Ельцина и пытался остановить перестройку

    «сша должны понять»


    В Британии сказали, когда будет достроен «Северный поток – 2»

    Видео

    «душить Белоруссию»


    На Украине отреагировали на обвинения Лукашенко после «перехваченного разговора»

    эксклюзивный материал


    Минобороны готово продать Москве аэродром Остафьево

    сертификационные услуги


    У смотрящих за стройкой «Северного потока – 2» норвежцев сдали нервы

    статус официального языка


    Киргизы делают выбор между нищетой и русским языком

    независимость Карабаха


    Франция сыграла антироссийский спектакль для Армении

    новые вопросы


    Игорь Мальцев: Нюрнбергский процесс до сих пор вызывает вопросы

    подлинная независимость


    Александр Тимохин: Россия должна вмешиваться во внутренние дела «партнеров»

    важная задача


    Сергей Козлов: Как подготовить спецназ к уничтожению американских ракет

    на ваш взгляд


    У ваших детей были конфликты с учителями в школе?
    Наталья Холмогорова

    Стойкое впечатление срежиссированной истории

    Наталья Холмогорова
    правозащитник
    26 сентября 2016, 15:55

    Интернет-холивары частенько напоминают цирк или сумасшедший дом. Но в эти выходные, пожалуй, Рунет поднялся на новую высоту. Такого еще не бывало! Уже третий день повсюду, куда ни глянь, идут пламенные дискуссии примерно следующего содержания:

    На вопрос, хорошо или плохо снимать детей голышом, каждый отвечает, опираясь на свои личные ощущения

    – Грязный извращенец!

    – Нет, это вы извращенец, а я-то нормальный!

    – Как вы можете? Вы отрицаете, что эти детские фотографии – порно для педофилов? Значит, покрываете этих ублюдков!

    – А вы в изображениях детей, невинных и трогательных, видите какую-то грязь! Ну и кто после этого педофил? 

    Чтобы не свихнуться самим, поскорее выйдем из этого безумия и встанем на твердую почву фактов.

    О чем речь?

    8 сентября в Москве, в Центре фотографии имени братьев Люмьер, открылась выставка работ американского фотографа Джока Стерджеса. Среди любителей художественной фотографии в мире Стерджес пользуется широкой, но несколько скандальной известностью – из-за необычности выбранной им темы и натуры.

    Уже четыре десятилетия Стерджес снимает нудистов, женщин и девочек. По большей части девочек, и очень юных – в период полового созревания или до него. Дети появляются на его фотографиях поодиночке, группами или вместе с родителями. И чаще всего – обнаженные.

    Фотографии Стерджеса красивы, мастерски выполнены; но откровенная нагота его юных героинь смущает или возмущает очень многих.

    Фото: из личного архива

    В 1990 году в США против Стерджеса было возбуждено уголовное дело по обвинению в производстве детской порнографии; однако, рассмотрев дело, суд отказался поддержать это обвинение. Во второй половине 1990-х против него выступали консервативные протестантские общины США – и добились запрещения его работ в штате Алабама.

    Теперь скандальная слава спорного фотографа добралась и до России.

    Любопытно, что три недели выставка работала спокойно, не привлекая ничьего внимания – кроме разве что узкого круга любителей фотографии.

    Первой «притон педофилии» обнаружила Елена Миро (Мироненко) – популярная женщина-блогер, которую ранее, и притом неоднократно, обвиняли в размещении скандальных «разоблачительных» постов на заказ.

    Вокруг отвратительного и опасного извращения возникает искусственный ажиотаж (фото: Андрей Махонин/ТАСС)

    Вокруг отвратительного и опасного извращения возникает искусственный ажиотаж (фото: Андрей Махонин/ТАСС)

    Она поведала публике, что случайно узнала о выставке – и, о ужас, обнаружила там работы фотографа, снимающего голых девочек-подростков в соблазнительных «взрослых» позах! (Иллюстрации прилагаются!)

    В дальнейшем выяснилось, что Миро проиллюстрировала свой пост фотографиями, которых на московской выставке не было и нет. Но это было уже неважно. Волна понеслась.

    Заявление Мизулиной… Активисты, требующие прокурорской проверки… Появление у дверей Центра Люмьер странных молодых людей в униформе – «Офицеров России», по возрасту годящихся разве что в рядовые – которые, по противоречивой информации, то ли перекрыли вход на «педофильскую выставку», то ли, наоборот, пришли по просьбе организаторов, чтобы защитить их от гнева народного… Какой-то неравнодушный гражданин врывается в зал и поливает фотографии мочой из баночки… Наконец, руководитель Центра Люмьер объявляет, что в результате переговоров с руководителем «Офицеров» и членом Общественной палаты Антоном Цветковым нашел с ним общий язык и закрывает выставку досрочно, чтобы «не будоражить общественное мнение».

    Все развитие событий – и их внезапность и стремительность, и скандальная блогерша в роли зачинщицы, и толпа непонятных «офицеров» у дверей – оставляет стойкое впечатление мутной, срежиссированной истории.

    Не очень понятно, кому это понадобилось. Выборы позади; «отвлекать» народ вроде бы не от чего, «раскалывать оппозицию» (как в истории с «Пусси Райот») тоже нет причин. Непосредственный результат тот, что Центр Люмьер, доселе известный лишь узкому кругу ценителей, прославился на всю страну.

    Быть может, это «самострел», заказанный самими его руководителями? Или пиар-акция Цветкова и его парамилитарной организации?

    Об этом сложно судить; но можно поговорить о реакции широкой публики в соцсетях. А реакция – как и постоянно в последнее время, по самым разным поводам – оказалась очень быстрой, очень бурной и быстро достигла степеней трагикомических.

    Негодующие граждане, полные праведного гнева против педофилов и их пособников, уже третий день обмусоливают детские фотографии со всех сторон, вдумчиво выясняя, что в них эротичного и соблазнительного и как именно могут их использовать извращенцы.

    Сама выставка, по-видимому, внимания педофилов не привлекла – по крайней мере, очереди из граждан с бегающими глазками у дверей не наблюдалось. Зато теперь вся страна узнала, кто такой Стерджес, кого он снимает, в каком виде, как это следует понимать и на что возбуждаться!

    Педофилы читают эти обсуждения, роняя слюни – и, возможно, узнают для себя много нового; а как эта общественная истерика может повлиять на латентных, «спящих» педофилов – и думать не хочется.

    Такова природа сексуальных скандалов: негодующее общество, охваченное «моральной паникой», парадоксальным образом начинает тиражировать и популяризировать то зло, которому противостоит.

    Проясним позицию: Стерджес не выглядит «пострадавшим ни за что» и не вызывает желания его защищать. Его работы – на грани фола: открытой эротики в них нет, но они вызывают тревожное чувство хождения по краю.

    По реакции публики, жестко разделившейся на тех, кто видит в этих снимках «детскую порнографию», и тех, кто не видит ничего плохого, понятно, насколько четко Стерджес попадает в «стык» между допустимым и недопустимым для современного общества.

    Это искусство; но искусство, несомненно – и намеренно – провокационное.

    Осложняет ситуацию и то, что на фотографиях реальные живые дети. Да, это дети нудистов: они всю жизнь ходят голышом, постоянно видят обнаженными друг друга и своих родителей; в их субкультуре нагота – обычное дело, не связанное ни с приватностью, ни с сексуальностью. Но тем не менее – это дети.

    Они не могут вполне понимать последствия такой известности и давать на нее осознанное согласие. Есть ли гарантия, что они, когда вырастут, не пересмотрят натуристские взгляды своих семей – и не почувствуют себя использованными?

    Это, пожалуй, самый серьезный аргумент против работ Стерджеса – более серьезный, чем абстрактное опасение, что их «вдруг увидят педофилы и возбудятся».

    В кампании против «педовыставки» смущает другое.

    То, как легко страх перед педофилами – хищниками, подстерегающими детей – перерастает в готовность самим видеть в ребенке сексуальный объект и активно навязывать такое видение окружающим.

    Негодующие моралисты буквально суют детские портреты всем под нос, восклицая: смотрите, это же порнография! Смотрите хорошенько! Она сексуальна! Она возбуждает! Как, вы не видите в голой девочке ничего сексуального? Да вы извращенец!..

    Это возбуждение и расчесывание темы «соблазнительных деток», эта сексуализация детей, проходящая под лозунгами борьбы с педофилией, встречается нередко – и всякий раз производит тягостное, нездоровое впечатление.

    Известная публицистка, хлестко описывая «ужасы совка», сообщает вдруг, что СССР был царством педофилов – посмотрите на советских художников, у них же сплошная детская эротика! (А мы-то, темные люди, спокойно любовались Дейнекой, Серебряковой, Петровым-Водкиным – и не замечали, что это «детская эротика»! Как бы теперь об этом забыть?)

    Новый руководитель театра первым делом снимает с репертуара детскую сказку про Голубого Щенка, громко и смачно объясняя всему свету, какие скрытые смыслы в ней видит и как истолковывает слово «голубой» применительно к ребенку-актеру…

    Родители, напуганные историями о педофилах, наряжают трех-четырехлетних девочек в лифчики и раздельные купальники, совсем крохотным детям на видео замазывают соски…

    Эффект получается обратный. Чем больше мы боремся с педофилией такими способами – тем больше места она занимает в нашем сознании. Мысль о ребенке все прочнее связывается с мыслью о сексе. Дурном, запретном, недопустимом… но запретный плод, как известно, особенно сладок.

    На ваш взгляд

     
    Какие виды вмешательства общественных активистов в культурную жизнь вы могли бы одобрить, если разделяете их позицию?









    Можете выбрать несколько вариантов ответа
    Обсуждение:  77 комментариев
    Вокруг отвратительного и опасного извращения возникает искусственный ажиотаж, схожий с былым викторианским ажиотажем вокруг нормального секса.

    Во времена королевы Виктории все, связанное с сексуальностью и полом, вызывало у моралистов такой праведный ужас, что неприличным считалось даже слово «брюки», а ножки столов и стульев завешивали тряпочками, чтобы, увидев их, кто-нибудь не вообразил себе женскую ножку и не возбудился.

    Результат был немного предсказуем – по поговорке «Не думай о белой обезьяне». На смену викторианской воинствующей антисексуальности пришел и завоевал огромную популярность фрейдизм, поставивший секс во главу всей человеческой жизни – а затем и сексуальная революция, торжественно разрешившая в сексе ВСЕ.

    Что если и нынешний крестовый поход против педофилии однажды закончится так же? Очень не хотелось бы.

    Холивар о «педовыставке» продемонстрировал и еще одну особенность нашего общества. То, о чем я уже как-то писала: у нас больше нет общей и интуитивно понятной общественной морали.

    На вопрос, хорошо или плохо снимать детей голышом, каждый отвечает, опираясь на свои личные ощущения. Но вдруг оказывается, что ощущения эти – разные.

    Для одних детская нагота становится, как говорят психологи, триггером – вызывает ассоциацию с сексом и, соответственно, сильное чувство опасности и неуместности. Для других – с сексом не связывается и никаких сильных эмоций не порождает.

    Затем обе стороны, ощетинившись, начинают клеймить друг друга извращенцами. Но и то и другое – не извращение, не порок, лишь индивидуальная разница в восприятии и уровне чувствительности.

    Спорящие заходят в тупик. Каждый уверен, что другой – «ненормальный», не замечает очевидного; а какой-то объективной шкалы, с которой они могли бы сверить свои ощущения и выяснить, кто прав, нет.

    Что же делать, когда одна часть общества поражена и возмущена, а другая не понимает, чем тут возмущаться, и соотносятся они не как 99 к 1 – скорее как 50 к 50? Как им прийти к согласию? И возможно ли это вообще?

    Поиск общественного согласия, выработка критериев и «арбитров» – большая и сложная тема. Но, когда конфликт уже произошел – быть может, стоит прислушаться к одному древнему и мудрому совету:

    «Берегитесь… чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном для немощных. Если пища соблазняет брата моего – не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего» (1 Кор. 8:9,13).

    Множество людей – не один–два фрика, не парочка «профессиональных обиженцев», а действительно множество самых разных людей, в большинстве своем вполне искренних – при виде обнаженных подростков на фотографиях пугаются, возмущаются, чувствуют, что происходит что-то ненормальное и недопустимое. Одним словом, «соблазняются».

    Возможно, это признак их «немощи». Возможно, способность смотреть на работы Стерджеса «чистыми очами» и не видеть ничего дурного свидетельствует о крепком нравственном здоровье и душевной чистоте.

    Но, может быть, той части общества, что здоровее и сильнее – имеет смысл уступить «немощным братьям»? Не «соблазнять» их тем, что их так смущает и отталкивает?

    Так и поступили руководители Центра Люмьер, согласившись закрыть выставку раньше срока.

    В нашем расколотом, враждующем обществе такой жест воспринимается как «прогиб». Но в нормальной, здоровой среде – это признак солидарности и способности человечно отнестись к своим.

    Скандальные медиаповоды приходят и уходят; через неделю-другую забудется выставка Стерджеса, и что-нибудь другое придет ей на смену.

    Есть вещи куда важнее. Например, умение в разгар холивара, когда сказано уже так много страшных слов – шагнуть навстречу «немощному брату» и протянуть ему руку.


    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2020 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •