Александр Чаусов Александр Чаусов Ждет ли нас космическая война

Мирный космос на международном уровне регулируется соглашением от 1967 года. Но это совершенно не значит, что наши «западные партнеры» не демонстрируют желание этот договор аннулировать или хотя бы обойти.

2 комментария
Игорь Мальцев Игорь Мальцев «ГДР» как зеркало развала СССР

Насколько Горбачев был наивен в реальности? Или настолько, как показано в сериале? Сериал «ГДР» – это многослойное произведение, манифест нового поколения: «как мы видим из 2024 года исторический распад социалистической послевоенной системы, грядущий распад СССР».

15 комментариев
Юрий Мавашев Юрий Мавашев Палестино-израильский конфликт может добить Египет

Катастрофа, которая придет с беженцами из Газы в Египет, мало кого волнует на Западе и в Израиле. Более того, Израиль официально заявляет о насильственном переселении 2,3 млн палестинцев в Синай. Для Египта это неприемлемо.

14 комментариев
3 января 2022, 11:00 • Экономика

Рынок газа ждут новые потрясения

Рынок газа ждут новые потрясения
@ REUTERS/Hannibal Hanschke

Tекст: Ольга Самофалова

2021 год войдет в историю как уникальный для газового рынка период времени. Многие обстоятельства случились или совпали впервые в истории – и это привело к колоссальным последствиям для всей европейской и даже мировой экономики. Какие политические решения стали первоисточником этого кризиса – и сможет ли Европа не замерзнуть этой зимой?

В 2021 году европейский газовый рынок перевернулся с ног на голову. Традиционно спрос, а значит, и цены на спотовом рынке газа росли к зиме, к отопительному сезону. Летний период был благоприятным для закупок газа в европейские подземные хранилища. Даже с учетом расходов на хранение газа это был выгодный бизнес для газовых трейдеров: купил летом дешевый газ, закачал в хранилища – а зимой продал подорожавшее топливо.

Но в 2021 году все пошло совершенно иначе. Стоимость газа парадоксально начала расти с самого начала весны. В марте 2021 года тысяча кубов стоила меньше 300 долларов, но уже в мае цена ушла к 350 долларам. К началу лета газ на фьючерсном рынке подрос до 400, а к концу лета – до 600 долларов.

В сентябре же произошел еще более резкий скачок – до 800 долларов, а в октябре удалось пробить 1000 долларов и почти дойти до 2000 долларов за тысячу кубометров. Исторический рекорд цены газа в Европе был поставлен еще даже до начала отопительного сезона. Второй пик – скачок цены выше 2150 долларов – случился с первыми морозами в Европе, в середине декабря с логичным сильным отскоком из-за потепления.

«В этом году сошлось сразу несколько факторов, которые и привели к огромному дефициту газа и росту его цены», – говорит эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Первый из них – рост спроса на газ со стороны Азии и особенно Китая, экономика которого первой начала восстанавливаться после пандемии. «Китай выступает в роли пылесоса, который затягивает в себя весь свободный газ», – говорит эксперт. Логично, что почти весь СПГ устремился мимо Европы в Азию. Дефицит газа в Европе привел к повышению цен.

«Эта особенность сформировалась благодаря развитию СПГ как индустрии. СПГ делает газовый рынок более глобальным. Влияние разных рынков друг на друга становится более ощутимым. Рынок покупателя в 2020 году резко сменился рынком поставщика в 2021 году. Теперь все боятся за поставщиков», – говорит эксперт ФНЭБ.

Второй фактор – это ветряные электростанции, они тоже в какой-то степени подвели европейский энергетический рынок. «Весь 2021 год ветряки вырабатывали в Европе значительно меньше электроэнергии, чем в предыдущие годы. Потому что год оказался маловетреным», – говорит эксперт. Когда нет энергии от ветра, приходится жечь больше угля и газа.

Четвертый фактор – это погода. После длительной морозной зимы наступило знойное лето. Много электроэнергии требовалось на кондиционирование, поэтому привычного спада спроса на газ и цены летом не произошло.

«Европейские компании опрометчиво не закачивали газ в подземные хранилища в начале лета, потому что считали ненормальной ситуацию, когда летом газ стоит дороже, чем зимой. Полагали, что надо подождать, и ситуация нормализуется. Потом цена выросла до 500, и многие компании решили, что это пик цены, значит, точно надо еще немного подождать с закачкой. Однако они вновь прогадали – цены пошли еще больше вверх, поэтому в подземные хранилища было закачано перед отопительным сезоном крайне мало газа», – поясняет Юшков.

При этом новых источников газа в Европе не появилось. Наоборот, собственная добыча газа в ЕС падает – и это пятый фактор, оказавший влияние на стоимость топлива. «Месторождения в Северном море истощаются, а добыча в Норвежском и Баренцевом морях дорогая. Но главное, что евробюрократы давят на компании необходимостью энергоперехода. В середине года было эпохальное решение – голландский суд засудил Shell и обязал компанию ужесточить свою программу по декарбонизации. Из-за такого давления многие просто боятся инвестировать в добычу газа», – говорит Юшков. Поставщики из других стран (Алжир, Норвегия) не увеличивают поставки по собственным причинам.

Поэтому европейцы стали более активно закупать газ в России. В первом полугодии Газпром поставил на экспорт 100 млрд кубометров газа – это рекордный показатель. Однако с сентября, когда цены стали резко расти, спрос со стороны европейцев сократился. «Наш экспорт снизился не потому, что Газпром не хочет продавать, а потому, что европейцы не могут себе позволить такой дорогой газ», – говорит Юшков.

Все законтрактованные у Газпрома объемы газа европейцы брали, потому что контрактная цена хоть и привязана по инициативе ЕК к спотовому рынку, но идет со скидкой (понижающим коэффициентом) и лагом в шесть–девять месяцев. То есть российский газ обходится европейцам намного дешевле, чем на споте (минимум в два раза). Однако сверхконтрактные объемы продаются уже по спотовой цене. А брать российский газ по ценам спотового рынка европейцы не готовы – слишком дорого. Отсюда и получилось так, что высокий спрос привел к дефициту газа и росту цены, а рост цены – к падению спроса. Многие производители азотных удобрений, химических предприятий и фермерские хозяйства в Европе просто закрылись.

В новом, 2022 году ситуация вряд ли сильно изменится. «Если говорить о биржевой торговле фьючерсами, то этой зимой мы увидим новые ценовые рекорды. Стоимость тысячи кубометров может дойти и до 3000 долларов, потому что самый напряженный период отопительного сезона еще впереди. Это вторая половина февраля и март. Самое страшное, что может случиться – это морозы в марте. К этому времени газа в подземных хранилищах уже нет, то есть Европа лишается еще одного источника газа», – рассуждает Игорь Юшков. Этой зимой ситуация еще хуже, потому что такими темпами подземные хранилища в Европе опустошатся, скорее всего, уже в конце января, и как они нарастят текущий импорт – не совсем понятно, считает эксперт.

Варианты, впрочем, имеются. Во-первых, в январе – феврале в Европу может прийти российский СПГ с Ямала. Он заточен изначально под азиатский рынок, но ледовая обстановка на Северном морском пути замедлит отправку СПГ в Азию, поэтому часть придется отправить в Европу. Такому подарку европейцы только обрадуются.

Второй вариант – запуск «Северного потока – 2». Для российского газопровода 2021 год тоже стал особенным. Именно в этом году вопреки санкциям труба была полностью достроена. Более того, к 1 января обе ветки трубы были полностью заполнены газом и с технической точки зрения полностью готовы к эксплуатации.

С другой стороны, европейцы нашли бюрократическую уловку для того, чтобы затянуть выдачу сертификации «Северному потоку – 2» вплоть до конца лета или даже до осени. Регистрация оператора трубы – Nord Stream 2 AG – в Швейцарии не устроила европейского регулятора, компанию необходимо перерегистрировать в Германии. Только после этого процесс сертификации возобновится, причем с нуля. 

Запуск «Северного потока – 2» этой зимой без сертификации возможен в двух случаях.

Первый – если окажется перекрыт транзит газа через украинскую трубу по тем или иным причинам, говорит Юшков. Например, это может быть воровство газа Киевом из транзитной трубы или подрыв украинской ГТС. В этом случае Газпром, взвесив все риски, может начать поставки газа в Европу по «Северному потоку – 2», чтобы выполнить свои контрактные обязательства. Штраф за отсутствие сертификации будет меньшим злом, чем срыв контрактных поставок.

Второй вариант – когда европейцы сами дают зеленый свет запуску «Северного потока – 2» под видом технических испытаний газопровода. Это возможно в случае сильных морозов и критической нехватки газа на украинском или европейском рынке.

Что же будет после окончания отопительного сезона? Все факторы, влияющие на стоимость газа, сохранятся и в 2022 году. Предпосылок для изменения ситуации пока не видно, считает Юшков. Подземные хранилища снова будут опустошены, СПГ в Европу не вернется и другого «нового» газа не появится. Многое будет зависеть от погоды – окажется ли лето жарким или безветренным. «Поэтому я думаю, что спрос на газ будет высоким весь 2022 год», – заключает собеседник. 

..............