Взгляд
22 ноября, пятница  |  Последнее обновление — 10:00  |  vz.ru
Разделы

С географией можно спорить

Максим Соколов, публицист
Батька исходит из того, что Белоруссия всегда будет подобна Венеции эпохи транзитного расцвета – просто в силу местоположения. Но геостратегия имеет свойство изменяться – особенно, когда в этом есть насущная нужда. Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев

От Минздрава не зависит продолжительность жизни

Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
Жрецы объясняли необходимость существования фараона и его богатства тем, что без его ритуалов Нил не разольется. Многие верили. Каждый раз про это вспоминаю, когда читаю очередную статистику нашего Минздрава. Подробности...
Обсуждение: 37 комментариев

Человечество бьется в экологической истерике

Максим Кронгауз, лингвист, доктор филологических наук
Словом года стало словосочетание (что само по себе неприятно) climate emergency. Русский перевод «чрезвычайная климатическая ситуация» (или «климатическое ЧП») выглядит просто отталкивающе. Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

    В Москве запустили МЦД

    В российской столице запустили первые две ветки центральных диаметров (МЦД) – нового транспортного проекта, который в перспективе соединит десять радиальных направлений московского железнодорожного узла. Диаметры должны существенно облегчить жителям пригородов доступ к центру и другим районам столицы
    Подробности...

    Проект нового плацкартного вагона

    Макет нового плацкартного вагона в натуральную величину показали на ежегодной выставке «Транспорт России», проходящей в московском Гостином дворе. Главная особенность концепта – наличие индивидуального пространства для пассажиров
    Подробности...
    Обсуждение: 6 комментариев

    Историк Соколов в бронежилете на следственном эксперименте

    В пятницу арестованного историка Олега Соколова привезли на следственный эксперимент на набережную реки Мойки в Санкт-Петербурге, где, по данным следствия, он пытался утопить отрубленные руки своей убитой молодой невесты
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:На втором МЦД произошел сбой в движении поездов

        Главная тема


        Сербов взбудоражил «шпионский скандал» с российским дипломатом

        американское давление


        США заявили о просьбах других стран к Египту не покупать у России Су-35

        «слуга олигарха»


        Политолог объяснил игру Коломойского и Зеленского

        «смотри на него свысока»


        В школах Латвии детям велели читать роман с оскорблением русских

        Видео

        ошибки СССР


        Зачем Россия «отдавала последнее» союзным республикам

        «главный противник США»


        Китайцы не случайно нашли у России «слабые места»

        комиссары в погонах


        Победа над коррупцией убила еще одну реформу Сердюкова

        ранок газа


        У Газпрома появился новый конкурент в Европе

        викторина


        Стихи вождя или стихи поэта?

        Русский крест


        Сергей Худиев: Русским не хватает любви к жизни

        Стенограффити


        Николай Гурьянов: Как нам обустроить вандалов

        Уступка Москвы


        Ирина Алкснис: Встреча «четверки» России не нужна, но состоится

        на ваш взгляд


        Вы знаете слова гимна России наизусть?

        Кем стал бы Данила Багров в современной России

        Данила Багров стал героем целого поколения – преданного, несчастного, но имеющего право на собственные ценности   14 марта 2019, 10:58
        Фото: СТВ
        Текст: Дмитрий Бавырин

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Новость о съемках фильма «Брат-3» породила народную петицию с требованием защитить память Сергея Бодрова и Алексея Балабанова. Однако этот конфликт касается не только любимого актера и великого режиссера, но и образа главного героя – Данилы Багрова, ставшего частью национальной культуры и русской героики. Идея его «воскресить» почти оскорбительна, а потому требует ответа.

        Полтора года назад в народной соцсети «Вконтакте» выбирали «национального супергероя» из выдуманных людей. В итоге Данила Багров опять всех победил, набрав голосов втрое больше, чем Илья Муромец. Деньги на памятник «национальному супергерою» начали собирать еще раньше и теперь грозят установить на Красной Пресне.  

        Удивляться тут нечему: «Брат» – главный фильм девяностых и лучший фильм про девяностые (также имеется «Окраина», но это для синефилов). Про Родину-мать, вдруг ставшую злой мачехой. Про уродов и людей в плохих для всех обстоятельствах. Про русский рок как то единственное, что сшивало человеческое пространство огромной страны. И про русского антигероя, признанного русскими супергероем. А больше в девяностых ничего хорошего не было. Вообще.

        Когда умрут немногочисленные выгодополучатели и последние соучастники, останутся только столбики цифр – именно по ним обычно познается история новейшего времени. Эти цифры сухи, но в то же время красноречивы: все то хорошее, что могло падать – падало (например, уровень жизни), все-то плохое, что могло расти – росло (например, уровень преступности). Даже искусство, во времена вседозволенности обычно процветающее, намертво застряло в направлении китч – чем-то очевидно уродливом и отталкивающем, но имеющем спрос, как малиновые пиджаки или памятники работы Церетели.

        Таков и музыкант Стас Барецкий. Он зарабатывает себе хлеб и славу тем, что эксплуатирует образы «лихих девяностых», и на выходе получается что-то вроде китча в квадрате. Гротескная пародия, с трудом отличимая от оригинала и отказывающаяся считать себя пародией. Браток с распальцовкой и с песней «Что вижу, то и тру», про которого никогда нельзя точно сказать – он это всё серьезно или все-таки нет.

        Станис Барецкий (фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)
        Стас Барецкий (фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

        Говоря, что приступает к съемкам «Брата-3», где будут «шутки, убийства, стрельба, эротика» (то есть главные теги девяностых), Барецкий, возможно, просто троллит. По крайней мере, представить в главной роли человека, более известного как «Руки-базуки», трудно даже в рамках пародии. Но объявление Барецкого вызвало самый настоящий народный протест со сбором подписей под петицией и «фейспалм» от министра культуры лично. Теперь его троллинг – часть нашей реальности.

        Продюсер Сельянов, от фамилии которого неотделимо творчество режиссера Балабанова, по-своему прав, говоря, что «обсуждать инициативу какого-то придурка просто недостойно».

        Но, во-первых, от покушения на бренд народного героя людей действительно проняло: многие помнят, что никто не остановил вовремя авторов нового «Служебного романа», покадровой пересъемки «Кавказской пленницы» и идеи раскрасить Штирлица.   

        И, во-вторых, в эту игру могут играть двое. Можно представить, что Барецкий настроен почти серьезно. И столь же серьезно объяснить ему, почему снимать «Брат-3» нельзя и даже кощунственно вне зависимости от того, кто там занят в главной роли и откуда у него руки растут.

        Потому что Данила Багров – единственный народный герой эпохи, в которой не было вообще ничего хорошего. Прежде подобных людей рисовали на иконах. А в девяностые они были востребованы как каратели.

        Персонаж с таким именем в США – друг Человека-паука и тоже любимец публики – схож с Данилой Багровым в солдатской профессии, в методах и в чувстве справедливости, но мстит в основном за себя – за свою убитую семью. Багров, также ставя семейные узы на первое место, мстит за целое поколение в первом фильме и за целую страну во втором. «Так что кирдык теперь вашей Америке».

        Если бы не натовские бомбардировки Югославии, вышедший через год после них «Брат-2» не попал бы в народный нерв столь же точно, как «Брат-1» в свое время. Но внутри поколения MTV, почти не заставшего СССР и не имеющего возможности сравнить его с РФ, вдруг что-то сломалось. И вчерашние школьники внезапно сделали то, что их отцы сделать не решались и что в девяностых считалось дикостью – закидали посольство в США пузырями с краской. Вендетта Багрова в Чикаго на этом фоне зашла на «ура!».

        За Севастополь, кстати, тоже потом ответили. А год спустя Государственное агентство Украины по вопросам кино запретило «Брат-2» на вверенной ему территории из-за «унизительных для украинцев сцен». Так народный герой окончательно оформился как наш и только наш – русский. Родственнички с южного хутора больше не примазываются.

        В связи со всем этим (с украинской обидой и с постулированием понятия «русский») среди либеральной интеллигенции «Брат-2» часто поругивают за то, что он «отравил первое свободное поколение вирусом имперского шовинизма». Но с этими людьми пути народа и страны уже разошлись – кто-то стал частью «глобального мира», кто-то доживает в невостребованности, однако образ истинно народных героев их больше не касается и не им таких героев судить.

        А от тех, кто в шутку или всерьез претендует на то, чтобы продолжить путь героя, требуется только одно – не ворошить его могилу. Потому что этот герой слишком важен для как минимум одного поколения. И потому что неприемлем как герой для другого – нового. 

        Проблема даже не в том, что Барецкий или кто угодно ещё может как-то запачкать светлую память о Багрове (в девяностых, повторимся, вообще не было света). Проблема в том, что этот герой – то единственное, что связывало два довольно разных фильма – действительно умер и не подлежит воскрешению. Для него просто нет роли в современной стране – такой, чтобы не превратиться в комикс.

        Что делал бы Данила Багров сегодня? Проникал зеленым человечком в Крым, зачищал сирийскую деревню от ИГИЛ*, расстреливал коррумпированных чиновников?

        Такое вряд ли оценили бы даже поклонники первого, второго и третьего. Тут чувствуется фальшь, а сила, как известно, в правде.

        Насколько существенно новые времена отличаются от непроглядных девяностых в лучшую сторону – вопрос вкуса. Но факты в том, что самосуд перестал быть единственным выходом, став общественно опасным преступлением. А принцип физического выживания, диктуемый временем Багрова, сменился выживанием экономическим – вместо того, чтобы лить кровь на пути к мечте, люди на мечту зарабатывают не всегда честным, но почти всегда скучным образом. Если они вдруг герои, то герои капиталистического труда.

        Данила Багров – герой совсем другой эпохи, проклятой и в частностях позабытой. В нашей он стал бы массовым убийцей, обычным мещанином или пародией на самого себя. Не говоря уже о том, что за крылатую фразу в трамвае Балабанову в лучшем случае пришлось бы пройти по статье 282, а в худшем – извиняться перед Рамзаном Ахматовичем.

        Если же выдумывать под Багрова искусственный мир – без статьи 282, хипстеров, политкорректности и казенного патриотизма – это стало бы сменой жанра, а значит и героя. «Брат» и «Брат-2» были правдивы даже тогда, когда показывали неправдоподобные вещи. Иначе нельзя, если сила в правде.

        А правда в том, что мертв актер Сергей Бодров – и мертв персонаж Данила Багров как непригодный герой для нашего времени. Но их могилы действительно почитаемы. Не ворошите их.

        * Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............