Взгляд
15 августа, понедельник  |  Последнее обновление — 05:59  |  vz.ru
Разделы

Россия на пороге новой открытости

Игорь Караулов
Игорь Караулов, поэт, публицист
Если украинский проект тяготеет к закрытости, к созданию общества «для своих», то российский проект в том виде, в каком он сегодня проявляет себя – это проект открытый. Подробности...
Обсуждение: 25 комментариев

Как русские импровизировали, защищая Одессу от нацистов

Тимур Шерзад
Тимур Шерзад, журналист
13 августа 1941 года замкнулось кольцо сухопутной блокады вокруг Одессы. Но обороняемый Красной армией приморский город мог снабжаться по Черному морю – а значит, еще не всё было потеряно. Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев

Как России не заразиться «оспой обезьян»

Сергей Худиев
Сергей Худиев, публицист, богослов
Как эпидемия «оспы обезьян» в Сан-Франциско связана с ЛГБТ-повесткой? Дело в том, что новая болезнь поражает, прежде всего, одну вполне определенную группу людей. Подробности...
Обсуждение: 19 комментариев

В районе военного аэродрома в Крыму произошла серия взрывов

Во вторник у поселка Новофедоровка – в 30 километрах от Евпатории – на Крымском полуострове произошло несколько взрывов. По информации Минобороны, на военном аэродроме Саки сдетонировали авиационные боеприпасы. По предварительным данным, есть один погибший, также пострадали несколько человек, которые были доставлены в Сакскую районную больницу. Власти установили пятикилометровую зону оцепления в Новофедоровке
Подробности...

В подмосковной Истре сгорел склад интернет-магазина Ozon

В истринском районе Подмосковья сгорел склад интернет-магазина Ozon – одного из крупнейших в России. В момент возгорания на складе находилось более тысячи человек. По предварительным данным, в результате пожара погиб один человек, еще 13 пострадали. Местонахождение 20 человек остается неизвестным. По одной из версий, причиной возгорания мог стать поджог
Подробности...

В Петербурге прошел парад в честь Дня ВМФ

В Петербурге и Кронштадте прошел Главный военно-морской парад страны, в нем участвовали более 40 кораблей, катеров и подлодок, а также более 3,5 тыс. военнослужащих. Мероприятие было приурочено к 326-й годовщине Военно-морского флота России
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Корабли Китая вошли в зону контролируемых Японией островов Сенкаку

    Главная тема


    Горячее лето 22-го. Жажда в Донецке

    Бегство ВСУ


    ВС России добились военного успеха в Харьковской области

    Союзники Зеленского


    Запад резко сократил поставки оружия для ВСУ

    Позиция Москвы


    Названы условия прекращения отношений между Россией и США

    Видео

    погодный фактор


    Время стало играть против Украины

    неполитические методы


    У США остался последний шанс остановить Трампа

    спланированные действия


    Прибалты использовали Зеленского для «отмены русских»

    новая эмиграция


    Латвия увидела опасность в российских оппозиционерах

    НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ


    Как Россия восстанавливалась после краха СССР

    воссоединение родины


    Саид Гафуров: Как найти ключ к решению проблемы Тайваня

    исход неизбежен


    Ирина Алкснис: Подтирать Еревану сопли больше никто не будет

    гей-риски


    Сергей Худиев: Как России не заразиться «оспой обезьян»

    на ваш взгляд


    Надо ли запретить въезд в Россию гражданам Латвии и Эстонии в ответ на санкции против россиян?

    Живопись после живописи

    Полотна Нео Рауха продаются за шестизначные суммы денег
       22 сентября 2006, 23:38
    Текст: Александр Мильштейн,
    Мюнхен

    На вопрос о том, что представляет собой феномен «новой лейпцигской школы», Георг Базелиц (лидер мирового арт-хит-парада) ответил: «Просто ребята не знали, что живопись умерла. Им забыли сказать».

    Этой цитатой я думал завершить свою заметку, но сейчас, возможно, как раз под влиянием Базелица, ставящего все с ног на голову (с 1968 что ли года большинство его картин если не пишется, то вешается уж точно вверх тормашками), я решил с этого начать.

    Старый новый Базелиц

    Нео Раух
    Нео Раух
    Базелица, конечно, можно понять – он боролся с живописью в старом смысле этого слова всю свою сознательную жизнь... И что в результате? Да ничего. Переписал недавно свои собственные старые картины, теперь они занимают чуть ли не половину второго этажа мюнхенской Пинакотеки модерна.

    Выставка называется «Remix», картины в основном переписаны один к одному, ну, может быть, кое-где краски стали ярче, где-то что-то четче подрисовано, усики, скажем, у одного пса, а то раньше было не всем понятно…

    Машинально побродив среди размазанных Базелицем по стенке кадавров, я вышел в круглый коридор и, немного пройдя по нему в сторону постоянной экспозиции «старых экспрессионистов», вдруг увидел на стене картину Нео Рауха. И что-то почувствовал, ей-богу, легкий озноб...

    Глупо, конечно, петь дифирамбы художнику, очереди на картины которого выстраиваются на пять лет вперед. И даже не на картины, а «на право участвовать в аукционе, на котором будет продаваться его картина».

    По-моему, Нео Раух – это и есть «новая лейпцигская школа» (далее НЛШ), во всяком случае, самое интересное, что в ней есть. После того как словосочетание превратилось в сверхмодный бренд на рынке современного искусства, число «лейпцигских художников» стало стремительно расти.

    Мартин Вайшер, Йоханнес Типельман, Давид Шнель, Мартин Кобе, Тим Айтель, Тило Баумгэртель, Кристоф Рукхэберле, Катерина Иммекус, Роза Лой и многие, и многие другие... А потом этот список стал включать в себя и не только лейпцигских, что привело к появлению лейбла YGA – Young german artists. То есть теперь уже не обязательно родиться и жить в Лейпциге, чтобы все, написанное тобой, уходило с молотка. Но и недостаточно быть просто «молодым немецким художником» – сколько их, не продающих годами ни одной картины или продающих по смешным ценам…

    Но если ты причислен критиками-кураторами к «новой лейпцигской школе» или к YGA, можно не сомневаться, что картины с руками оторвут и цены взлетят за год на два порядка. Если художник продуктивен, как Джонатан Мизе (производящий несколько картин в день), цены задерживаются на пятизначной отметке, если же менее продуктивен (Раух, например, не может писать больше десяти картин в год), то на художника выстраиваются очереди и цены поднимаются до шестизначных чисел. Которые иногда стремятся к семизначным.

    Я не уверен, что утрирую, когда это пишу, по-моему, все так и есть. Сам Раух, недоумевая, повторяет: «Тут что-то не то… Все картины разлетаются прежде, чем успевают высохнуть краски… Что-то тут…» И это недоумение, чем-то похожее на страх, вызывает некоторое сочувствие. Если не умиление…

    Но если подобные сомнения посещают самого художника, вокруг которого, повторяю, и образовался феномен НЛШ…

    Сделано в ГДР

    Все видят в его работах бесконечные «гэдээровские мотивы», хотя, с его точки зрения, в этих полотнах гораздо больше США, чем ГДР
    Все видят в его работах бесконечные «гэдээровские мотивы», хотя, с его точки зрения, в этих полотнах гораздо больше США, чем ГДР
    Ну, еще были учителя – профессор Лейпцигской академии Арно Ринк, галерист Гарри Любке, ведь это им обычно и приписывают инженерию НЛШ. Хотя, повторяю, я уверен, что без Нео Рауха ничего бы не было, но куда от них деться всем остальным?

    Пока критики, журналисты, искусствоведы продолжают писать статьи, в которых звучат сомнения в том, что во всем этом «лейпцигском деле» вообще есть загадка, которую стоило было бы разгадывать («Ничего нового, серьезного там нет, просто люди устали ходить среди концептуальных загогулин и холодных видеоинсталляций... И когда появились полотна этих мальчиков – красочные, фигуративные… покупатели почувствовали долгожданную радость. Наконец-то они могли что-то узнавать, что-то сами видеть в произведениях искусства, а не просто слепо подчиняться командам своих консультантов…»), покупатели продолжают своей толкотней повышать цены на картины – в Базеле, в Майами.

    И бренд, которому пророчили недолгую сезонную жизнь, годами продолжает оставаться одним из самых востребованных и дорогих. Исчерпывается ли феномен НЛШ только удачно придуманным брендом, я думаю, никто уже не может с уверенностью сказать.

    С одной стороны, как недавно перефразировал мне на ухо один арт-дилер: «Я скажу тебе с последней прямотой: все лишь бренды…» С другой стороны, НЛШ – это только часть более широкого феномена – моды на все немецкое, которая существует в сегодняшнем мире.

    И многие художники просто откровенно спекулируют на этом, все это тоже понятно, но… «Немецкостью» картин Нео Рауха (при всей его «консервативности», дружбе с Бото Штраусом и т. д.) ведь далеко не все исчерпывается.

    Раух удивляется тому, как из статьи в статью повторяется одно и то же – все видят в его работах бесконечные «гэдээровские мотивы», хотя, с его точки зрения, в этих полотнах гораздо больше США, чем ГДР. То есть Америки 60-х годов. И все это ближе к комиксам, чем к социалистическим плакатам. Ну и конечно, к «занятиям алхимией», куда же без этого…

    Рауху 46 лет, живет он по-прежнему в Лейпциге, мастерская, по крайней мере еще три года назад, была у него в знаменитой Spinnerei – прядильной фабрике, которая давно уже не работает, все цеха заняли ателье и «лофты» художников.

    «Spinnen», к слову сказать, – не только «прясть», но и «сходить с ума», «рассказывать небылицы». Кирпичные дома, сложенные как будто бы без раствора – кирпич к кирпичу… Рельсы, ведущие в никуда… Делающие зигзаг и вдруг обрывающиеся прямо у тебя под ногами...

    Это интересное место, даже само по себе, несколько лет назад я там был, в соседнем с нео-рауховским доме. То есть в доме по соседству была мастерская Нео Рауха – та самая «колыбель лейпцигского чуда», а я был в мастерской других художников – Ханса Олафсона и Сабины Вайзе, с которыми мы дружили еще в Мюнхене.

    Они переехали в Лейпциг, на родину Сабины, когда у них родился ребенок. Оба – художники абстрактные, и в тот момент, когда я у них был, Лейпциг на них никак не повлиял, Ханс продолжал писать свои параллельные полоски, Сабина – рисовать ломаные.

    Глядя на их новые работы, я не видел никаких искажений «силовых линий», что могло бы по идее случиться в другом магнитном поле. Написав 20–30 таких же, как и в Мюнхене, картин небольшого формата, Ханс по-прежнему погружал их в свой старый красный «фиат» и ехал в сторону родной Скандинавии.

    Потом ставил машину на паром, потом снова ехал по дороге – и так до стокгольмской галереи, где он продавал картины и возвращался в Лейпциг. Однажды я сказал, разглядывая три горизонтальные полоски, написанные холодными красками, что они хорошо передают ощущение от берега Северного моря: одна – это суша, другая – вода, третья – небо, не так ли?

    Ханс в ответ сказал, что картину, которую я держу в руках, следует повернуть на 90 градусов. На всех картинах, в сущности, то же самое: полосы. Краски как таковые. Спектр, на который он все время раскладывает свои дни…

    Сабина же рисует абстрактную графику, механику дней, узоры из ломаных линий… Впрочем, если в Мюнхене, слыша вопрос, может ли он себе такое представить, что когда-нибудь он вернется к «фигуративности», Ханс говорил: «Nie wieder!» («Никогда!»), то в Лейпциге он на этот вопрос уже так однозначно не ответил. Задумчиво сказал: «Все может быть…»

    Я с тех пор с ними не виделся и не знаю, куда завела Ханса его кисть, не исказил ли в конце концов «генератор», работающий за стенкой, линии спектра. Дописав заметку, я попробую все это узнать, а пока, наверное, стоит пройти через две или три стены и оказаться в соседнем доме – в мастерской Рауха.

    Это не так сложно сделать, как может показаться: описания его ателье были в нескольких статьях, а уж без слов «параллельные миры» не обошелся, по-моему, вообще ни один автор.

    «Plötzlich in Nebelwelten geraten» – под таким заголовком, к примеру, вышло интервью Нео Рауха в Die Ziet. То есть «случайно оказаться в соседнем мире…» – как раз то, что мне сейчас нужно. Вспомнить, как все начиналось.

    Впервые я оказался если еще не в самой картине Нео Рауха, то в непосредственной близости от нее году в 98-м. Это была первая его персональная выставка такого масштаба – он занял тогда почти весь Haus der Kunst.

    На больших полотнах были тучные анемичные мальчики в семейных трусах и со школьными указками. Иногда – рабочие каких-то странных заправочных станций, в комбинезонах или скафандрах, к анусам которых были проведены толстые шланги. Вообще много было шлангов, мотков проводов, кассиры сидели за старыми кассовыми аппаратами, такими же точно, как были в Союзе. В бюро стояли не персональные компьютеры, а древние арифмометры. Краски при этом были блеклые.

    То, что я видел впоследствии, часто было значительно ярче и палитрой не меньше, чем композицией, напоминало картины Магритта, де Кирико, Эрнста. Поэтому впоследствии действительно иногда казалось, что это просто сюрреализм чистой воды, но тогда, на первой выставке в Haus der Kunst, краски были другими, значительно более блеклыми.

    И, глядя на пространство вокруг огромных бледно-бордовых мальчиков, я вспомнил слова Брехта: «В этой стране краски такие, что алкоголь здесь должны были бы не продавать, а давать бесплатно».

    С момента той выставки прошло восемь лет, я сильно поправился, и теперь, когда я гляжу на себя в зеркало, мне кажется, что я тогда увидел свое будущее…

    Все, тут ставим смайлик и попробуем больше не обращаться к собственной растолстевшей фигуре, но только к фигуре как таковой. Повод есть – выставка, которая сейчас проходит в галерее Гипоферайнсбанка.

    Она называется «Zurueck zur Figur!», то есть «Назад к фигуре!». Лозунг, который для меня лично сейчас, как я уже сказал, крайне актуален. Но осуществление его не такое легкое дело… А вот порассуждать на тему возвращения фигуры в живописи… Значительно легче, конечно, чем вернуться к собственной…

    Но тоже как-то уже больше не тянет. Заметка, уж какая ни есть, наверное, на этом закончилась. Скажу только под занавес, что скучно от всех этих фигур, господа, ничего нового и никакой радости от того, что «фигура» наконец вернулась, я не испытал. Сто картин, написанных в XXI веке. Такое было условие – все работы должны быть написаны в XXI веке, и обязательно масло, холст. Ну и на каждой должен быть непременно homo sapiens.

    Самый старый из художников – Люциан Фрейд, внук Зигмунда, писавший и продолжающий в свои 80 или 90 лет писать человеческие мяса, рыхлые, маслянистые, чем-то напоминающие рубенсовских женщин. Самый молодой из участников, по-моему, Йоханнес Типельман, хотя точно не скажу, там представлено много очень молодых художников.

    Глядя на чью-то картину, где изображено как будто искаженное фотошопом лицо (хотя это холст, масло – все как полагается), я вспомнил чью-то радостную статью о том, как в 90-х годах казалось, что не только живописи уже нет, но вот-вот наступит окончательная дигитализация и весь мир будет состоять из пикселей…

    Как вдруг явился Нео Раух! Провозвестник возвращения живописи!

    Глядя, как эти самые пиксели теперь перерисовываются красками, поневоле думаешь: а стоило ли? Не смешны ли все эти хорошие мины при плохой игре? В том, что я не могу для себя однозначно ответить на этот вопрос, виновата прежде всего картина Нео Рауха, которая висит в самом начале, в первом зале выставки. И еще две – в Пинакотеке модерна, я их уже упоминал, так что не буду повторяться.

    Скажу только напоследок, что в них, по-моему, что-то есть. И это что-то не сводится к этикеткам «поп», «сюр», «соц», «реализм»… По-моему, это действительно что-то другое. Живопись после жизни?

    В одном из интервью Нео Раух говорит о том, что иногда видит это пространство, эти коридоры во сне и что на самом деле верит, что однажды окажется там в буквальном смысле. Ну да, старый китайский сюжет: художник, который переселяется в свою картину.

    Отсюда это ощущение… как бы озноба, которое сопровождает и зрителя (я сам испытал в пинакотеке нечто подобное), и самого художника. Раух говорил, что мир в этих картинах схвачен как бы в состоянии озноба, как при несильно повышенной температуре.

    Это напоминает «температурный синдром», который всю жизнь сопровождал другого немецкого художника – Карла Шпицвега. Только он не писал в таком состоянии картины, а лечился – бог знает от чего, пока врачи не сказали ему, что все это «просто нервы»…

    Подводя итог: очень даже может быть, что живопись после живописи существует и даже может быть при этом живой, раз у нее все теперь снова как у людей – и температура, и фигура…

    Так что уж тут можно сказать? Пусть живет!

    Постскриптум

    В номере Sueddeutsche Zeitung от 13 сентября помещено большое интервью с Нео Раухом. Весь материал озаглавлен «Мне уже не больно» и включает в себя репродукцию одной из картин, выставленных сейчас в Лейпциге.

    Название картины «Nexus» – слово, имеющее двойное значение: в фантастических фильмах так называют и андроидов, и места, обладающие сильной магической силой, и программу ближайших «нео-мероприятий»:

    1. В галерее Eigen+Art в Лейпциге сегодня открылась выставка «Der Zeitraum» («Пространство-время»).

    2. Вышла новая книга известного немецкого прозаика и драматурга Бото Штрауса «Микадо» с иллюстрациями Нео Рауха.

    3. 13 октября Sueddeutsche Zeitung в своем приложении SZ-Magazin опубликует серию новых работ Нео Рауха.

    4. В ноябре в Художественном музее Вольфсбурга откроется ретроспектива Нео Рауха под названием «Новые роли. Картины, написанные с 1993 года по сегодняшней день».

    5. И следом за этим в 2007 году начнется большой показ работ лейпцигского мастера в нью-йоркском Метрополитен-музее.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •