14 августа, вторник  |  Последнее обновление — 18:35  |  vz.ru
Разделы

Остается привлечь к делу Алексея Н, Михаила Х и парочку американских сенаторов

Дмитрий Ольшанский, публицист
Нельзя плевать в лицо какому ни есть плохому, но закону – и одновременно считать, что представители закона проявят доброту и широту. Но, кажется, это никому и не нужно. Нужна борьба. До последней капли чужой крови. Подробности...

Почему в Турции и Венесуэле есть проблемы, а в России нет

Олег Макаренко, бизнесмен, блогер, журналист
Россия на общем фоне выглядит образцом стабильности и здравомыслия. В кои-то веки мы можем почувствовать себя в шкуре швейцарцев: заварить кофе и расслабиться перед телевизором, наблюдая, как остальная планета сходит с ума. Подробности...
Обсуждение: 41 комментарий

Как «беженцы» ставят под удар морские законы, писанные кровью

Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
Газеты, которые рассказывали в 2015–2017 годах про то, что полтора миллиона беженцев – это хорошо, просто считают своих читателей идиотами, так же как политики считают идиотами своих избирателей. Но люди умней. Доходит до смешного. Подробности...
Обсуждение: 9 комментариев

    В Италии обрушился автомобильный мост, десятки погибших

    В итальянском городе Генуе рухнул автомобильный мост. По предварительным данным пожарной службы, жертвами обрушения стали десятки человек. Завалы разгребают около 40 спасателей. Из одного автомобиля удалось вытащить двоих пострадавших
    Подробности...

    Штурмовик времен ВОВ достали из озера в Мурманской области

    Уникальный штурмовик Ил-2 времен Великой Отечественной войны, потерпевший крушение в 1943 году, достали со дна озера Кулонга в Мурманской области сотрудники фонда «Крылатая память победы», установившие местоположение самолета по архивным документам
    Подробности...
    Обсуждение: 4 комментария

    Калифорния столкнулась с крупнешим пожаром в своей истории

    На фото, сделанном с борта МКС, видны масштабы пожаров в Калифорнии. Калифорнийская пожарная служба назвала лесные пожары на севере штата крупнейшими в истории. Пламя охватило около 115 000 гектаров и все еще продолжает расти. В борьбе со стихией задействованы тысячи пожарных
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Бывший защитник «Зенита» едва не погиб при обрушении моста в Генуе
         |  vz.ru
        Взгляд

        Выборы 2007

        До выборов в Государственную Думу:

        Поиск по сайту

        Читайте также

        Дурная кровь

        Дебютным романом Павла Вадимова «Лупетта» открывается новая книжная серия «Живая линия»
        Павел Вадимов    5 декабря 2005, 22:07
        Фото: Надежда Балицкая
        Текст: Дмитрий Бавильский

        «Лупетта» – по-итальянски «волчица». Именно так, ласково и грозно, называет свою возлюбленную рассказчик. Лупетта – девушка, чувства к которой приводят главного героя романа на больничную койку: в результате измен и многочисленных волнений у персонажа книги начинается рак. Рак крови.

        Течение болезни и определяет течение сюжета, в котором очень точно выбран повествовательный ритм: главы о болезни и больничном быте чередуются с главами, в которых рассказывается история романа персонажа и Лупетты, предыстория, которая привела к трагическому результату.

        Универсальная метафора

        Обложка книги «Лупетта»
        Обложка книги «Лупетта»

        Четкая, отточенная композиция, буквально рифмующая «кровь» и «любовь». Черное и белое. Низ и верх. Чувства и физиология. Композиционный прием оказывается корневой универсальной метафорой, работающей на всех уровнях. Простая, но эффективно действующая придумка. Плюс материал, трепетный, грузовой – когда слезы подкатывают и ком к горлу.

        «Любовные» главы подвижны, главы, посвященные болезни, перегружены терминологией, описанием биохимических процессов (напоминая тем самым наукообразные отступления у дико модного ныне Уэльбека). Читатель словно бы ныряет из холодной воды в кипяток и обратно. Чудовищное, выматывающее чередование. Из живой воды – в мертвую... Из мертвой – снова в живую. И так – до самого финала.

        Причем правильно расставленные автором акценты не позволяют определенно сказать, какая из сюжетных линий (больничная или любовная) является «мертвой» водой, а какая «живой». Любовь – живая? Но в ней столько боли, столько муки, столько предательства... Болезнь – мертвая? Но куда ж девать пафос сопротивления? Пафос выживания?

        Многочисленные реалии, рассыпанные по роману, делают «Лупетту» едва ли не документальным повествованием, основанным на конкретной биографии конкретного человека. От чего становится совсем уже жарко: каково это – наблюдать хронику объявленной смерти в режиме реального времени.

        Некоторое сомнение в биграфичности возникает из-за того, что книга написана живым и здоровым человеком. Это же не автоэпитафия, не посмертный дневник... Мы читаем текст явно существующего, здравствующего человека. Однако противоречие снимается в финале, когда мы выясняем, что у главного героя наступила ремиссия... последовало выздоровление.

        Так, композиция книги последний и снайперский раз совпадает с реальностью.

        Живой как жизнь

        Павел Вадимов на презентации книги «Лупетта» в клубе «Платформа» в Санкт-Петербурге (www.ripol.ru)
        Павел Вадимов на презентации книги «Лупетта» в клубе «Платформа» в Санкт-Петербурге (www.ripol.ru)

        «Лупетта» – один из самых интересных, мощных дебютов последнего времени. На память приходит другой дебют – Рубена Гальего Гонсалеса, чья пронзительная книга «Черное на белом», удостоенная «Букера», явила миру столь же точное соединение вымысла и нон-фикшн. Мы точно знали, что читаем реальную историю испанского инвалида, который описывает свою сиротскую советскую жизнь и блуждание по больницам и интернатам в духе «Колымских рассказов» Варлама Шаламова.

        Вадимов точно так же бескомпромиссно описывает жизнь «у бездны на краю», все как есть, все как было. Я нашел этот роман в недрах «Живого журнала», где он длился изо дня в день как обычный сетевой дневник обычного сетевого человека. Необычной была концентрация мыслей и чувств, высокий уровень письма, выдававший неслучайность задуманного (и, что не менее важно, исполненного, исполняемого).

        Связавшись с автором, я договорился с ним о публикации в сетевом литературно-критическом журнале «Топос», где и состоялась «официальная» премьера «Лупетты» (http://www.topos.ru/article/3202). Параллельно я предлагал книгу Вадимова самым разным редакциям и издательствам. Многие отнекивались, отказывались, боясь, во-первых, дебюта (не зная брода, не суйся в воду), а во-вторых, не желая связываться с «чернухой».

        Приходилось объяснять, что, несмотря на медикаментозный бэкграунд, книжка у Вадимова получилась светлая и оптимистичная. Тем не менее на некоторое время «Лупетта» зависла. Пока ее не согласился прочитать Борис Кузьминский, начинавший в издательстве «Престиж Книга» новую серию внежанровой литературы. Внежанровой – значит серьезной, качественной, душеполезной.

        «Живая линия» – еще одна отчаянная и героическая попытка Кузьминского поддержать «отечественного производителя» высокохудожественных текстов. Несколько лет назад Кузьминский уже запускал подобную серию (под названием «Оригинал») в издательстве «ОЛМА». В ситуации, когда издателей интересуют быстрые и легкие прибыли, которые гарантирует коммерческое чтиво (тот самый «жанр»), очень важно иметь экспериментальную и малотиражную лабораторию.

        Признанный серьезным явлением литпроцесса, «Оригинал» открыл читателям несколько новых имен (А. Мильштейн, Катя Ткаченко), а также закрепил статус уже существующих (А. Левкин, А. Чудаков, Н. Смирнова). Серия «ОЛМА» просуществовала совсем недолго, однако вскоре в подобном формате были замечены и другие книгоиздательские монстры. Например, «Астрель», питерский филиал АСТа. Выпуском его внежанровой серии «Неформат» занимается Вячеслав Курицын.

        И вот теперь Борис Кузьминский вновь занимается изданием качественной прозы. Вышли четыре книги. Вслед за «Лупеттой» вышел роман парижского авангардиста Дмитрия Бортникова «Спящая красавица» и текст многоопытного екатеринбургского романиста Андрея Матвеева «Зона неудач», который выходил и раньше, но, кажется, под другим названием. Очень важно и приятно, что «Живая линия» открывается дебютной книгой молодого и многообещающего автора.

        На бумаге «Лупетта» выглядит уже не так, как в сети. Электронный вариант бытования этого текста мирволил ощущению документальности невидимой трагедии, совершающейся на наших глазах. Помещенная под твердую обложку, «Лупетта» поворачивается к читателю своими несомненными художественными достоинствами. Подобная многогранность – первый признак того, что перед нами настоящая литература.

        ← На главную страницу Письмо в редакцию Подписка на новости
         
         
         
        © 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost Apple iTunes Google Play
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............