Взгляд
12 августа, среда  |  Последнее обновление — 02:33  |  vz.ru
Разделы

Почему Россия вынуждена признать победу Лукашенко

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Российская Федерация признала Лукашенко новым президентом Белоруссии, а значит – подтвердила легитимность проведенных выборов. Ряд экспертов считает, что Москва совершила ошибку. Подробности...
Обсуждение: 52 комментария

Не надо подчинять российскую науку чужой идеологии

Сергей Худиев, публицист, богослов
Особенно тяжелые результаты политическое давление принесло в области медицины – где идеологизации подверглись представления сначала о гомосексуализме, а потом о трансгендерности. Подробности...
Обсуждение: 18 комментариев

Белоруссию после выборов охватили массовые беспорядки

В воскресенье после закрытия избирательных участков на выборах президента Белоруссии в центре Минска и других городах страны вспыхнули массовые беспорядки с участием тысяч граждан республики, несогласных с итогами голосования
Подробности...

Столицу Ливана сотряс мощнейший взрыв

В порту Бейрута, вблизи базы ВМС Ливана, произошел грандиозный взрыв. Пострадала половина города. Погибли десятки человек, более двух тысяч ранены. Среди пострадавших семья премьера Ливана и люди из его окружения. Ущерб также нанесен президентскому дворцу и зданию посольства РФ
Подробности...

Житель Урала отправился на Черное море в вагоне с углем

Житель Курганской области решил поехать в отпуск бесплатно – на грузовом поезде, следовавшем в сторону Черного моря. Причем ехать пришлось под открытым небом в вагоне с углем. Нарушителя поймали в Морозовске в Ростовской области. С собой «курортник» вез самодельную гитару
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
    НОВОСТЬ ЧАСА: Установлена личность погибшего участника протеста в Минске

    Главная тема


    Российское мясо распробовали за рубежом

    работа сети


    В Белоруссии сообщили о полном отключении мобильного интернета в стране

    авторитет России


    Российская вакцина от коронавируса напомнила немецким СМИ о космической гонке

    многочасовой прессинг


    Глюкоза рассказала, как от нее добились заявления об «украинском» Крыме

    Видео

    хроника протеста


    Белорусы навязали Лукашенко партизанскую войну

    Тотальная украинизация


    Киев испугался выбора жителей Донбасса

    большие деньги


    США испытывают на Польше новую модель отношений с «союзниками»

    обзор прессы


    Западные СМИ: Власть Лукашенко содрогнулась перед яростью народа

    TikTok угроза


    Ирина Алкснис: Китай отвоевывает у США главную цитадель – развлечения

    Выборы в Белоруссии


    Глеб Простаков: Лукашенко взял на себя больше, чем может унести

    Плюсы самоизоляции


    Дмитрий Михайлин: Как перестать суетиться и начать, наконец, жить

    викторина


    Как мировые лидеры выглядели в детстве?

    на ваш взгляд


    В России зарегистрировали первую в мире вакцину от коронавируса. Вы будете делать себе эту прививку?

    Андрей Архангельский: Песня позвала с дороги

    4 марта 2010, 10:00

    Песня «Мерседес S666» Ивана Алексеева (Noize MC), посвященная скандальному ДТП на Ленинском проспекте, продолжает лучшие традиции русской рок-культуры. Образ начальника окончательно теряет человеческие и приобретает демонические черты.

    Текст рэп-композиции «Мерседес S666» родился на стыке двух мощных традиций: русского рока и рэп-культуры. Это еще раз подтверждает их тесную связь и преемственность в России.

    Российский начальник в произведениях культуры все чаще предстает как воплощение потустороннего и иррационального зла – начальник-оборотень, начальник-демон, наполовину человек, наполовину зверь

    Известный публицист Лен Карпинский писал в 1980-е годы, что в России народ делится не на три класса, как принято считать в соответствии с социологическими теориями, а на два: на класс начальников и тех, кому не повезло. Причем принципиальной разницы между маленьким начальником и большим нет. Зато между самими классами лежит огромная, почти непреодолимая культурная и мировоззренческая пропасть.

    В произведениях русского рока это отчуждение отражено максимально полно: условный начальник здесь всегда существует вне, над, отдельно от людей («Товарищи в кабинетах заливают щеками стол»), где-то наверху, до них не докричаться («Эй, начальник!..»); они заняты решением собственных проблем («А начальник цеха не был здесь год, он на это забил», – БГ).

    Противопоставление «мы – они, народ и начальники» в лучших образцах сознательно обостряется, доводится до схематизма: «Вы все между ложкой и ложью – а мы все между волком и вошью! (…) Вы для нас подковы ковали – мы большую цену платили. Вы снимали с дерева стружку – мы пускали корни по новой. (…) А наши беды вам и не снились. Наши думы вам не икнулись. Вы б наверняка подавились. А мы – да ничего, облизнулись! (Башлачев).

    Причем природа начальства неисправима: «И я сам не люблю ярлыков, но симптомы болезни слишком известны... Пока он там наверху – он будет давить!» (Михаил Борзыкин – «Твой папа – фашист»).

    Этот традиционный образ начальника, существующего в другом, параллельном мире, воспроизводит и автор композиции «Мерседес S666»: «Я персонаж другого плана, существо высшего порядка».

    Заметим, однако, что образ начальника в русском роке за 20 лет пережил ряд трансформаций. В 1980-е он все же не лишен каких-то человеческих свойств, например нелепости, абсурдности: «Иван Кузьмич – ответственный работник. Он заслужил почетный геморрой» (Башлачев); порой он иронически-трагический («Иван Иванович умер!..» – Ю. Шевчук). Человеческое происхождение начальства косвенно подтверждалось и тем, что у них рождались дети: «Я видел генералов, они пьют и едят нашу смерть, их дети сходят с ума от того, что им нечего больше хотеть» (БГ), «…А те из них, кто подрос немного, лепят фильмы о счастливом быте, варят статьи о прямых дорогах…» (Шевчук – «Мальчики-мажоры»).

    «Если ты встал на пути моего «Мерседеса» – при любом раскладе ты виновник дорожно-транспортного замеса» (фото: кадр телеканала «Вести»)
    «Если ты встал на пути моего «Мерседеса» – при любом раскладе ты виновник дорожно-транспортного замеса» (фото: кадр телеканала «Вести»)

    В 1990-х образ начальника в русском роке заметно усложняется – как и отношение к нему; оппозиция «мы – они» временно даже снимается: предлагается бороться не с начальником вовне, а с начальником в себе. Потому что условный «начальник» сидит в каждом: «Кто в нем летчик-пилот, кто в нем давит на педали? (…) На пилотах чадра, ты узнаешь их едва ли, но если честно сказать, те пилоты – мы с тобой» («Черный истребитель» – БГ).

    1990-е – момент наиболее объективного восприятия родовых проблем общества. В текстах торжествует саморефлексия, критическое отношение к себе, популярна формула «какие мы – такое и начальство», сами, мол, виноваты: «Пастухи без особых хлопот над баранами ставят опыт. (…) Вечерами за шашлыками громко цокают языками, удивляясь на стадо с кручи: ох, живучи, ну и живучи» (Андрей Макаревич). Власти даже можно посочувствовать: «Иногда проснешься в кресле президента и плачешь, сам не зная, как сюда попал» (БГ).

    Однако во второй половине 2000-х образ начальника опять обособляется, отделяется от народа, отгораживается при помощи привычных атрибутов – кабинета и лимузина.

    Автомобиль, как и прежде, – первый и явный знак принадлежности к властной элите («Раскройте рты, сорвите уборы, на папиных «Волгах» – мальчики-мажоры»), а также символ лицемерия: «Едет лимузин, снаружи бриллианты. Внутри такая скотобаза, что некуда сесть» (БГ). Сочетание же черного цвета и мигалки подспудно таит в себе угрозу: «Моя смерть ездит в черной машине с голубым огоньком» (БГ).

    Примешивается и генетический страх перед казенными авто, выполнявшими когда-то карательные функции: «Черные фары у соседних ворот: люки, наручники, порванный рот» (Шевчук). Наконец, весь мир воспринимается как огромная пожирающая машина: «Я чувствую страх где-то внутри, я открываю рот, и я слышу свой крик: «Раздавит! Эта машина нас всех раздавит» (М. Борзыкин – «Политпесня»).

    Так понятия машина, система – и властная элита становятся синонимами, сливаются в одно. Образ начальника дегуманизируется и обесчеловечивается. Российский начальник в произведениях культуры все чаще предстает как воплощение потустороннего и иррационального зла – этим мы обязаны в первую очередь произведениям Виктора Пелевина 2000-х. Начальник-оборотень, начальник-демон, наполовину человек, наполовину зверь: низкие человеческие качества обмениваются на сверхчеловеческие возможности. Отражение этой традиции «демонизации-дегуманизации» элиты мы видим и в песне «Мерседес S666»: «Обладаю умением изменять пространство и время – выходят из строя разом все камеры наблюдения».

    Образ начальника стремительно теряет человеческий облик и превращается в чистую функцию, цель в себе. Фактически мы наблюдаем слияние начальника и машины в единое целое, в некий сверхснаряд, который уже начисто лишен рефлексии: «Мне не известны люди, чьи жизни важнее моих интересов, меня не парит, что там обо мне напишет пресса. Если ты встал на пути моего «Мерседеса» – при любом раскладе ты виновник дорожно-транспортного замеса».

    Зато и конечная цель маршрута определяется автором песни гораздо более однозначно, чем в творчестве предшественников: «Мы опаздываем в ад, дорогу колеснице».

    Кстати, символы Древнего Рима в песне: плебей, чернь, патриции, колесницы – вовсе не случайны: они призваны подчеркнуть разрыв между властной элитой и народом. Нынешняя элита настолько же далека от народа, как колесницы и прочие причуды римской жизни отстоят от нас во времени.

    Наконец, примечателен еще один момент, сформулированный в начальных строках песни: отказ зла от внешней мишуры, атрибутики – ввиду усложнения его природы, а также ввиду его лучшей приспособляемости. Зло вопящее, бряцающее, одетое в доспехи или яркие одежды (например, зло ХХ века композитор Шнитке представлял в образе поп-певицы) – этот образ, по мнению автора песни, сегодня уже устарел. Это зло вчерашнего дня, старая версия – зло наших дней не нуждается в аксессуарах: «У меня нет ни кожистых крыльев, ни вампирских клыков. При занимаемой должности мне не сдались и даром. Настоящему демону клоуном быть не пристало. Оставим маскарады звездам тяжелого металла».

    Остальным звездам оставим VIP-вечеринки.


    Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2020 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •