Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Сопровождение военными кораблями нефтяных танкеров максимально повысит ставки в игре. Ведь атака военного корабля может быть расценена как объявление войны. При этом, без сомнений, именно Россия, которая вынуждена будет предпринимать меры по защите своих торговых судов, будет представлена в качестве «агрессора».

2 комментария
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

22 комментария
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Европа одержима страхом перед Россией

Европейские лидеры считают, что чем пассивнее они будут вести себя сейчас в украинском кризисе, тем больше шанс того, что русские с американцами договорятся за их спиной. Именно поэтому Европа, понимая высокую вероятность прихода Трампа и начала процесса дипломатического урегулирования украинского кризиса в 2025 году, сейчас повышает ставки. Считая, что тем самым она повышает собственную важность.

10 комментариев
20 ноября 2009, 10:00 • Авторские колонки

Наталья Радулова: Сквоттинг по-русски

Наталья Радулова: Сквоттинг по-русски

Многие мужчины мечтают разделить свою жилплощадь с двумя веселыми и не особо принципиальными девушками-студентками. Но, как оказывается, в реальной жизни не каждый мечтатель способен выдержать такое счастье.

Сквоттеры – любители самовольного заселения зданий – оккупировали роскошный особняк на площади Вогезов в Париже. Историческое здание имеет официальную хозяйку, но ей все как-то не с руки было заниматься ремонтом – то ли денег лишних не находилось, то ли времени, чтобы согласовывать проект со службой охраны памятников архитектуры.

Он сидит с котом на кухне. Наблюдает. Радуется и злится. Точь-в-точь как та хозяйка парижского особняка

В общем, пока дама раздумывала, ее территорию и заняли эти самые сквоттеры, члены организации «Черный четверг», студенты. Они навели порядок в помещениях, провели телефонную линию, а затем уведомили полицию: «Значит так, мы теперь тут живем». По закону выгнать сквоттеров до весны невозможно. Поэтому над зданием пока развевается их черный флаг, а журналисты с восторгом пишут о том, что «Черный четверг» привлек внимание общества к проблемам мaлоимущих и выступил против острой нехватки жилья.

На самом деле ребятам просто негде ночевать. Одна студентка призналась, что раньше тратила на дорогу по пять часов в день, другой заявил, что у него нет денег на аренду квартиры. В общем, собственные бытовые проблемы молодые люди довольно удачно замаскировали под гражданскую позицию. Или просто так совпало. Как бы там ни было, борцы за справедливость не в накладе. И жить есть где, и бороться.

Но это Франция. В России же квартирную проблему по традиции прячут за любовь. Или тоже – так просто получается. Совпадение. Вот жилплощадь моего приятеля Димы тоже захватили. И тоже – студенты, которым из их Рязани в Москву добираться несколько часов.

Ему нравится их присутствие, их беспечность, веселость, молодость. Но как же они достали. (Фото: Getty Images/Fotobank.ru)
Ему нравится их присутствие, их беспечность, веселость, молодость. Но как же они достали. (Фото: Getty Images/Fotobank.ru)

Нет-нет, сначала все вроде было по любви. Он встретил девушку, полумесяцем бровь. Дима плюс Лена, прекрасная пара, друзья завидуют: «Да, парни, я старше ее на двадцать лет, круто?» Ходили в кино, в кофейни, один раз даже в Турцию слетали. А потом Леночка сообщила, что ее выгоняют из съемной квартиры. Позвонила ночью и прорыдала в трубку: «Димасик, я завтра не смогу с тобой встретиться… Я наверно на вокзале заночую, может, приедешь туда меня повидать?» Конечно же, он забрал несчастную к себе домой. А заодно и ее подружку с котом, которым тоже было некуда деться. Думал, что на несколько дней, в крайнем случае – недели на две. А все, похоже, затянется до летних каникул.

«Ну а куда девчонкам идти?» − спрашивает Дима иногда своих друзей, будто кому-то это интересно. И тут же сам отвечает: «Но как-то они бы решали эту проблему, если бы меня не было, верно?» Сквоттерши между тем чувствуют себя довольно неплохо. Только что черный флаг не вывесили. Поселились в отдельной комнате, музыка гремит, по телефону какие-то мальчики названивают, кот ободрал обои, но, слава богу, хоть в туалет ходит куда надо. Этого кота Дима даже полюбил. Кормит его, вычесывает, разговаривает, потому что больше не с кем. Леночка, правда, приходит раз в неделю в его спальню, залазит под одеяло, старательно стонет, а потом снова уходит к себе и курит там в окно. Диме все время кажется, что подружка в такие моменты ей говорит: «Отдала за квартиру? Хорошо».

«Родители знают, где вы живете?» − время от времени осторожно интересуется Дима у новых соседок. Те только смеются и переглядываются. Наверняка врут предкам про дорогую московскую аренду, мерзавки. А деньги спускают на наряды, все шкафы вон в квартире своими кофточками и джинсами забили. «Опять все разбросали! – орет он после таких воспитательных бесед, пиная сумочки и сапожки, которые валяются в коридоре прямо на полу. – Грязнули!» Дима злится. Он не может выгнать девушек, потому что слабохарактерный и потому что ему – это тоже надо признать – нравится их присутствие, их беспечность, веселость, молодость. Но как же они достали.

«Димасик, не будь таким вредным», − хохочет Леночка. «Дмитрий Саныч, ну что вы, в самом деле?» − улыбается ее подружка. Каждое утро они бегают из ванной в комнату и обратно, красят ресницы, завивают волосы, кричат: «Где мои колготки? Где мой конспект?» А он сидит с котом на кухне. Наблюдает. Радуется и злится. Точь-в-точь как та хозяйка парижского особняка, которая то негодует, что ее здание захватили, то приходит к своим студентикам и признается, что всегда мечтала, чтобы в ее огромном пустом доме кто-то жил.

..............