16 ноября, суббота  |  Последнее обновление — 23:54  |  vz.ru
Разделы

Главный панк России против торжествующего либерализма

Антон Крылов, журналист
35-летний юбилей группы «Гражданская оборона» прошел практически незамеченным. А зря. Потому что, когда мы говорим про настоящий русский рок – мы говорим именно и прежде всего про «Гроб». Подробности...
Обсуждение: 19 комментариев

Без штампа в паспорте о браке нет будущего

Петр Акопов, заместитель главного редактора газеты ВЗГЛЯД
Нужно ли оформлять семейные отношения официально? Дискуссии на эту тему возникают постоянно – вот и сейчас спор о том, «что дает печать в паспорте», увлек общество. Спорят на самом деле не о том: дело вовсе не в печати, а в отношении к семье как таковой. Отторжение «бумажки» – это не борьба с отжившими формальностями или государством. Подробности...
Обсуждение: 181 комментарий

Коллективные письма – это смесь цинизма с идеализмом

Максим Соколов, публицист
Люди солидные, авторитетные и ничуть не охранители не удостоили своей подписью воззвание относительно проф. Гусейнова. Можно догадываться, чего им это стоило: либеральный террор – дело вполне серьезное, и человек, уклоняющийся от борьбы, сильно рискует. Подробности...
Обсуждение: 43 комментария

    Историк Соколов в бронежилете на следственном эксперименте

    В пятницу арестованного историка Олега Соколова привезли на следственный эксперимент на набережную реки Мойки в Санкт-Петербурге, где, по данным следствия, он пытался утопить отрубленные руки своей убитой молодой невесты
    Подробности...

    На автомобильном салоне в Дубае показали люксовые суперкары

    В Дубае проходит ежегодный автомобильный салон. Это главная подобная выставка на Ближнем Востоке, проводится она с 1989 года. И хотя соперничать по статусу с главными автосалонами мира мотор-шоу в ОАЭ не может, крупнейшие автопроизводители нередко показывают здесь свои новинки
    Подробности...

    Венеция ушла под воду

    Венеция, знаменитый прибрежный город на северо-востоке Италии, снова оказалась под ударом стихии. На этот раз вода поднялась до рекордных за последние 50 лет значений и затопила исторический центр. На площади святого Марка не осталось ни голубей, ни туристов – уровень воды достиг 1 метра
    Подробности...
    Обсуждение: 6 комментариев

        НОВОСТЬ ЧАСА:Футболисты России с крупным счетом проиграли Бельгии

        Виталий Иванов

         
        Виталий Иванов (1977) – правовед, политолог, публицист. Директор Института политики и государственного права. Автор нескольких книг по проблемам теории права, конституционного права, современной российской политики. Кандидат юридических наук, в настоящее время готовит докторскую диссертацию. В 1999–2002 гг. находился на государственной службе, участвовал в ряде избирательных кампаний. В 2002–2005 гг. работал в «Ведомостях».

        Мнения

        Антон Крылов
        35-летний юбилей группы «Гражданская оборона» прошел практически незамеченным. А зря. Потому что, когда мы говорим про настоящий русский рок – мы говорим именно и прежде всего про «Гроб».
        Обсуждение: 19 комментариев

        Петр Акопов
        Нужно ли оформлять семейные отношения официально? Дискуссии на эту тему возникают постоянно – вот и сейчас спор о том, «что дает печать в паспорте», увлек общество. Спорят на самом деле не о том: дело вовсе не в печати, а в отношении к семье как таковой. Отторжение «бумажки» – это не борьба с отжившими формальностями или государством.
        Обсуждение: 184 комментария

        Максим Соколов
        Люди солидные, авторитетные и ничуть не охранители не удостоили своей подписью воззвание относительно проф. Гусейнова. Можно догадываться, чего им это стоило: либеральный террор – дело вполне серьезное, и человек, уклоняющийся от борьбы, сильно рискует.
        Обсуждение: 43 комментария

        Дмитрий Юрьев
        Любая попытка сдать народные республики Донбасса Украине гарантированно приведет к гуманитарной катастрофе. Но наших донецких и луганских братьев можно успокоить – «развести» Россию (вместо войск) никому не удастся.
        Обсуждение: 16 комментариев

        Евгений Примаков
        Постоянное битье себя пяткой в грудь, разрывание рубахи и крики «держите меня семеро, сейчас наши танки вот-вот и все!» – это проблема для нашей внешней политики. Потому что разогревает общественное мнение, когда нужно сохранять голову холодной.
        Обсуждение: 24 комментария

        Дмитрий Дробницкий
        Лондонскому шпиону Стилу можно позавидовать – после стольких конфузов он все еще в цене. С другой стороны – на его месте надо быть осторожным, учитывая судьбу основателя «Белых касок» Ле Мезюрье. Тот тоже долго был полезен глобальному начальству.

        Святослав Шевченко
        Нам всем нужно лечиться от равнодушия. И начинать с малого – внимательности к ближнему. Ближний – это тот, кто сейчас находится рядом с нами. Возможно, именно в этот момент человек нуждается в поддержке или просто добром слове.
        Обсуждение: 16 комментариев

        Владимир Можегов
        Антонио Грамши говорил, что прежде чем совершать мировую революцию, большевикам необходимо завоевать «царство культуры». Последователи Грамши неуклонно следуют его канонам, причем на самом базовом, фундаментальном, мифологическом уровне.
        Обсуждение: 93 комментария

        Андрей Бабицкий
        Если вы видели странных людей, митингующих возле мэрии в Москве, то, значит, имеете представление о том наборе персонажей, которые задают тон на «Настоящем времени» - дочке американской пропагандистской машины под названием «Радио Свобода».
        Обсуждение: 30 комментариев

        Александр Тимохин
        В нашей стране была сделана попытка «родиться обратно» и де-факто «вернуть» военное управление в поздние двадцатые годы ХХ века. В итоге подчиненность авиации и моряков командующим из пехоты и танковых войск ни к чему хорошему не привела.
        Обсуждение: 8 комментариев

        Виталий Иванов: Тезисы о правых. Полная версия

        22 июня 2006, 23:24
        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        После публикации первой части «Тезисов» я получил много отзывов и комментариев, в том числе критических. Некоторые из них не учесть было нельзя и сейчас вниманию читателей предлагается полная версия статьи, включающая уточненную редакцию первой части.

        Словам «правое», «правый», «правые» в отечественном политическом лексиконе очень не повезло. Настолько, что их иногда используют едва ли не как ругательные.

        С одной стороны, в советские времена людям вдалбливали определение правых как непременных реакционеров, ретроградов, озабоченных борьбой с «инородцами», и т. д. И силу инерции здесь не следует недооценивать. С другой, правыми в 1990-х годах стали открыто называть себя некоторые либералы-западники, отстраивавшиеся от КПРФ, которую они считали левой. В 1999 году перед выборами в Госдуму правыми была образована коалиция с названием «Союз правых сил» (СПС), позже на ее основе создали партию. При этом в эклектичной риторике СПС собственно правого было меньше всего. До поры до времени эти самозванцы пользовались поддержкой Кремля, потом их списали. В настоящее время это мертвая партия, то есть не имеющая никаких электоральных перспектив. Но свое черное дело она сделала, и сейчас даже вполне образованные люди позволяют себе употреблять слово «правый» как синоним «либерала». В последнее время добавилась еще одна напасть – правых стали отождествлять и с национальными экстремистами, всякой нациствующей сволочью.

        «До поры до времени эти самозванцы пользовались поддержкой Кремля, потом их списали. В настоящее время это мертвая партия, то есть не имеющая никаких электоральных перспектив»

        Очевидно, что на переучивание уйдет немало времени. Но дело это нужное. Долг тех, кто считает себя настоящими правыми, – вносить в него посильный вклад.

        1

        Со времен сокрушения традиции модерном в XVIII-XIX веках существует три магистральных идеологии – правая, левая и либеральная. Тот факт, что они легко могут сочетаться и в убеждениях обычных граждан, и в риториках политиков, и в идеологических установках властей, только доказывает необходимость их как можно более внятного разграничения.

        2

        Свои убеждения я определяю как правые. Я православный и считаю, что православие должно иметь в России особый статус, вплоть до статуса государственной религии. Я патриот и националист. Никогда не забываю, что я русский и россиянин. Я державник, то есть уверен, что моя страна должна быть максимально самостоятельна в своей внутренней политике и максимально независима в политике внешней, должна активно участвовать в международной политике, влиять на политику других стран. При этом я противник лозунгов вроде «Империя любой ценой». Я государственник, сторонник экономического дирижизма и социального патернализма (но ни в коем случае не социализма и «государства благоденствия»). Я не могу назвать себя противником монархии, но совершенно не представляю себе, как можно реставрировать ее в России. Я отвергаю либерализм во всех его изводах и, мягко говоря, со скепсисом отношусь к современным западным представлениям о демократии и доктрине «прав человека».

        «Идеологические» люди зачастую впадают в соблазн объявления собственных убеждений эталоном. И норовят укладывать остальных на своеобразное прокрустово ложе. Этот, мол, «наш», этот не вполне, а вот этот совсем «чужой», «неправильно все понимает» и т. д. Очевидно, что это неверный подход. Поэтому правыми я считаю не только единомышленников, но и тех, кто исповедует отличные от моих или даже прямо противоположные убеждения.

        Правый – не обязательно православный и даже не обязательно христианин. Правым может быть любой верующий человек, даже любой, кто просто допускает, что существует нечто надчеловеческое. Отношение к статусу религии вообще или определенной конфессии также не является принципиальным.

        Правый – не обязательно российский, русский патриот и националист. История, в том числе современная, знает много примеров, когда сепаратисты, национал-экстремисты ослабляли и разрушали наше государство. Правые могли быть и были как среди тех, кто ослаблял и разрушал, не считая по тем или иными причинам Россию своей родиной, так, естественно, и среди тех, кто с ними боролся.

        Правый – не обязательно державник. Изоляционисты и империалисты также обычно правые.

        Правый – не обязательно государственник, поклонник дирижизма и патернализма. Правый может быть сторонником минимального вмешательства государства в жизнь своих граждан (компактной бюрократии, низких налогов, права на свободное приобретение огнестрельного оружия). И наоборот, он может быть ультраэтатистом, то есть полагать, что «государства мало не бывает».

        Среди правых есть монархисты и республиканцы, поборники демократии (с национальной спецификой и без таковой) и те, кто вполне открыто призывает легализовать олигархию (под видом «соборности» и т. п.).

        3

        Он считает необходимыми формализованные иерархии (в традиционном обществе) или неформализованные (в обществе современном)
        Человек, придерживающийся правых взглядов, считает необходимыми неформализованные иерархии

        Кого тогда считать правым?
        Постараюсь дать общее описание «идеального правого».
        Первое. Он верит в необходимость надчеловеческих ценностей, задающих рамку нормального поведения людей, коллективов, государств, то есть в принципе задающих нормы.

        Второе. Он патриот и националист, причем свою принадлежность к стране (родине) и нации он считает даром свыше, служение им – долгом. И «остальное не важно».

        Третье. Он исходно воспринимает общество традиционалистически, то есть как органическое целое, а не просто как совокупность индивидов и их коллективов.

        Четвертое. Он знает, что существуют общее благо, общий интерес, которые не сводятся к благу и интересам отдельных индивидов и любых коллективов, не выводятся из них, подобно тому, как сумма частей не дает целого.

        Пятое. Он считает необходимыми формализованные иерархии (в традиционном обществе) или неформализованные (в обществе современном) и отвергает равенство как универсальный принцип общественного устройства. Это распространяется и на индивидов, и на коллективы.

        Шестое. Признавая важность человеческой свободы, он не менее важным признает и ее ограничение, а также принуждение ради защиты тех самых надчеловеческих ценностей, норм, иерархий, ради общего блага и общих интересов. Ограничение свободы, принуждение охватываются понятием «порядок».

        Седьмое. Он презюмирует необходимость государства как особой политической организации, выступающей гарантом общего блага, общих интересов, устанавливающей и поддерживающей порядок.

        Восьмое. Он как минимум не считает прогресс, «движение вперед», «обновление» абсолютным благом, он в той или иной форме консервативен.

        4

        Как отличить правого от левого и либерала?
        Тут тоже потребны «идеальные» описания.
        Для «идеального левого» не существует надчеловеческих ценностей. Ценности, нормы, общее благо, общий интерес он выводит непосредственно из человека. Человек – точка отсчета, человеческая свобода – мера всего. «Идеальный левый» вовсе не обязательно последовательный атеист, но Бога согласен «терпеть» ровно до того момента, пока тот не «посягает» на человеческую свободу.

        Отрицая органическую целостность иерархического общества и иерархии в принципе, «идеальный левый» заменяет их коллективизмом равноправных свободных индивидов и утверждает приоритет коллектива над индивидом. Таким образом получается, что свобода человека на самом деле ограничивается, но это противоречие «идеальный левый» легко разрешает, ссылаясь на то, что «личность раскрывается только в коллективе» и т. п. Коллективизм предполагает социальную и прочую справедливость. А значит, считает «идеальный левый», государству как «главному коллективу» и одновременно как машине коллективной власти положено регулировать экономику или непосредственно управлять ею и заботиться о благополучии и комфорте граждан. Раз все люди равны, то значит, их коллективы тоже равны, следовательно, нужно защищать маленькие коллективы от больших. Отсюда исторически левая доктрина права наций на самоопределение, любовь «идеального левого» к различным меньшинствам.

        Из левизны вырос либерализм, то есть то, что еще «левее левого». «Идеальный либерал» «освобождает» индивида уже и от коллектива. Таким образом, он более последователен. Как поборник полного и окончательного освобождения, «идеальный либерал» дополняет и даже подменяет равноправие равенством возможностей и воспринимает как должное и даже нужное имущественное неравенство. Он выступает за превращение государства в «ночного сторожа», «поставщика услуг гражданам», ратует за свободный от внеэкономических факторов рынок. Меньшинства «идеальный либерал» тоже любит, но для него, скорее, любой человек – меньшинство, «имеющее право».

        «Идеальный либерал» и тем более «идеальный левый» не отрицают «целесообразность» порядка, однако они никогда не уравняют порядок и свободу.

        Культ человека и человеческой свободы отнюдь не исключает человекоубийства ради расчистки пути прогрессу и скорейшего установления «царства справедливости» или, соответственно, «царства свободы». «Идеальный правый» вообще не гуманист. Но кто за последние два столетия пролил больше крови? По-моему, это риторический вопрос.

        Родина «идеального левого» там, где ему хорошо, где жизнь организована согласно его представлениям. У «идеального либерала» родины нет, поскольку она ему не нужна. Оба – интернационалисты.

        5

        Естественно, в жизни «химически чистых» правых, левых и либералов встретить можно нечасто. Одни люди сами толком не знают, чего хотят и во что верят (путаники). Другие – сознательные и последовательные конъюнктурщики. Третьи просто понимают, что жизнь сложнее любой книжной схемы и в ней часто востребованы решения, основанные на разных идеологиях. Есть предел, переход которого автоматически исключает человека из правых (левых, либералов), но до этого предела можно и нужно идти на компромиссы, комбинировать, балансировать.

        Сразу скажу, что такой предел, по большому счету, каждый устанавливает сам. По-моему, никак нельзя считать правым уверившего, что свобода есть главное и основное, что все люди равны не только перед Богом, но «всегда и везде» и т. п. Можно продолжить эту линию рассуждений, дойдя до совершенно конкретных позиций, к примеру, что правый не может положительно оценивать период 1990-х годов и в частности деятельность тогдашних «реформаторов» и ее результаты.

        Для человека правых убеждений необходимость принимать отдельные левые или либеральные установки, оценки исторических событий, подходы к актуальным проблемам вызвана в первую очередь тем фактом, что традиционное общество практически полностью разрушено (в «цивилизованных» странах), модерн победил, а сейчас вообще эпоха постмодерна. Альтернатива – мракобесие и романтические мечты о том, как бы «отмотать» время назад. Конечно, можно верить, что мир обязательно изменится, и в лучшую сторону, но в любом случае жить-то нужно здесь и сейчас.

        К тому же невозможно не признавать полезность таких левых институтов, как, например, социальное страхование и пенсионное обеспечение, и тем более необходимость всеобщего образования и доступного здравоохранения, также левых достижений (другое дело, что здесь нужна мера, социализм развращает людей и разоряет государства). Вряд ли кто-то сможет привести содержательные правые (именно правые) аргументы против принципиальной допустимости ограничения собственнических прав и присутствия государства в стратегически важных отраслях экономики. Между тем исходно это левые темы. Правые традиционно считаются принципиальными сторонниками низких налогов, хотя в общем это скорее актуально в отношении не российских, а зарубежных правых, боровшихся и борющихся с тамошними социальными государствами. В любом случае в современных условиях, определенно, следует диверсифицировать подходы. Проще говоря, чем ниже налоги частных лиц, предпринимателей, мелкого и среднего бизнеса, тем лучше, а большой бизнес должен платить большие налоги. С последним, кстати, согласятся и многие нынешние либералы.

        6

        Системной, я бы даже сказал, фундаментальной проблемой всех левых и либеральных проектов было и остается противоречие между совершенно объективной потребностью в рамках, в нормах и попытками формулировать их на основе человеческих («общечеловеческих») ценностей. Формулировать-то можно сколько угодно, но, как показала практика, они практически нежизнеспособны. Все попытки искусственно придать свободе, равенству, социальной справедливости еще и надчеловеческий статус, «обожествить» их, несмотря на мобилизацию «лучших умов», несмотря на всю их старательность и изобретательность, изначально обречены на неудачу, если не на немедленную, то в перспективе. В итоге неизбежен кризис всего – государства, права, морали, нравственности. Потому что невозможно вывести из человека то, что будет выше его, и еще заставить человека это чтить. Иными словами, без Бога, без «высшего» в конечном счете ничего не работает. Как и без патриотизма, национализма, государственничества. А как без этого построить или хотя бы сохранять государство, да и общество в целом? Поэтому базовые правые идеи – необходимости надчеловеческих ценностей, родины, иерархий, порядка как противовеса свободе, консерватизма, и идеи, производные от них, обязательно «просачиваются» и в левые, и в либеральные проекты или прямо востребуются, вначале их пытаются просто технологически использовать, но затем они неизбежно отвоевывают место и себе, и своим носителям. Так было и будет.

        7

        Традиционное общество практически полностью разрушено (в «цивилизованных» странах), модерн победил, а сейчас вообще эпоха постмодерна
        Традиционное общество практически полностью разрушено

        Перейдем теперь к практике.
        Артикулировать общественные интересы в принципе призваны партии и другие политические организации.
        Уже давно прошли те времена, когда партии были более-менее идейно чистыми (здесь я не имею в виду практическую деятельность партийных лидеров на государственных постах, речь идет именно о партийных идеологиях и тем более риториках). Современные партии в самом прямом смысле всеядны, поскольку стремятся заинтересовать как можно больше избирателей. Постиндустриальная социальность и новые коммуникации задают новый тип политических предприятий. Как писал Михаил Афанасьев, «партия из стабильной организации (…) превращается в интерактивный PR-проект, который задумывается, продвигается и переформатируется в зависимости от конъюнктуры политического рынка». Очень показателен в этом плане опыт современной Европы. За редкими исключениями все крупные влиятельные партии предлагают избирателям риторические «миксы», основанные на правых, левых и либеральных идеях. Порой трудно даже выявить, какой компонент доминирует. И чем дальше, тем больше нивелируются не только идейные различия, но и подходы к решению актуальных проблем.

        Россия в этом плане не исключение, хотя на нашем политическом рынке различия между условно «левыми» и условно «либералами» более заметны. Уникальны мы в другом плане: у нас нет не то что правой партии, нет даже условно «правой».

        8

        Это тем более удивительно, если учесть два очевидных факта.
        Во-первых, в России много правых. В первую очередь, у нас много патриотов и националистов. Много государственников. Много державников и империалистов. Много тех, кто ценит порядок не меньше, а то и больше свободы. Много тех, кто считает государство не «человеческим учреждением», призванным что-то обеспечивать, и уж тем более не «слугой», но «хозяином» и «начальником» (отсюда, в частности, отношение к высшей власти как к «царской», по поводу которого либералы исходят желчью). Люди уверены из того, что так «было, есть и будет», т. е. не людьми установлено и не людьми будет изменено. Логически следующая из этого «надчеловечность» не всеми формулируется, но она, если угодно, осознается на подсознательном уровне.

        Во-вторых, еще в 1990-е годы в обществе обозначился правый тренд. Это проявлялось и в росте патриотических и националистических настроений, и в требованиях наведения порядка и «восстановления государства».

        Вначале тренд был «одним из», но к концу десятилетия стал едва ли не доминирующим. Его пытались интерпретировать как «постсоветский», «постимперский» синдром, но поскольку он не слабеет, явно имеет место более глубокое и долгосрочное явление. Не все в нем конструктивно, национальный экстремизм тоже входит в «пакет». Но тут ничего не поделаешь. Надо просто, что называется, секатором подрезать.

        Я уверен, что доля правого электората сейчас совокупно составляет никак не меньше 30-35%. Но проблема в том, что в действительности многие наши правые или «правые с левым уклоном» самоопределяют себя как левых или вообще никак не самоопределяют. Здесь играет немалую роль и наследие 74 лет коммунистической власти, культивировавшей гибридный лево-правый патриотизм, лево-правое государственничество, и дискредитация слова «правые» в наше время, об этом, впрочем, уже говорилось в самом начале.

        Еще одна проблема – раскол правого электората. Есть правые, настроенные «протестно» по отношению к действующей власти. Есть правые лоялисты, т. е. считающие власть достаточно правой или правеющей, и те правые, которые просто голосуют за власть даже вне зависимости от соответствия ее риторики и политики их убеждениям.

        Первые или не голосуют, или выбирают оппозиционные и квазиоппозиционные партии: КПРФ, «Родина», в последнее время к ним добавилась Партия пенсионеров и др. Официально объявляя себя левыми, они активно используют правые лозунги, т. е. по факту это лево-правые партии. Возьмем КПРФ. Сама себя она идентифицирует как правопреемницу не только КПСС, но даже РСДРП(б) и постоянно выдвигает социальные требования, обернутые в марксистско-ленинскую фразеологию. Однако при этом Компартия также постоянно провозглашает в качестве своих ценностей державность, государственность, русскую историю, патриотизм, даже православие. Ленина бы стошнило от такого «черносотенства». Особняком стоит ЛДПР. В риторике Жириновского круто перемешаны обрывки и левых, и правых, и либеральных идей. Публично он себя левым не позиционирует. И, к счастью, он не объявляет себя и правым.

        Кстати, именно ЛДПР первой оседлала правый тренд еще в 1993 году. В дальнейшем его довольно успешно эксплуатировала КПРФ, пока в 2003 году часть правых «протестников» не перетянула «Родина».

        Число правых лоялистов в начале 1990-х годов, безусловно, было невелико. Но с ними пытались работать еще в ходе президентских выборов 1996 года. Некоторые ельцинские лозунги были явно на них рассчитаны. По-настоящему за правых взялись в 1999 году две «партии власти» – «Отечество – Вся Россия» и «Единство». И вполне успешно. В тогдашней конфликтной ситуации за них проголосовали многие «протестники». Путин в 2000 году избрался как «президент порядка», консолидировав, если прикидочно, не менее двух третей всех правых голосов. Его восхождение к власти обеспечила вторая чеченская война, т. е. борьба за целостность страны. А в 2003-2004 годах триумфу «Единой России» и убедительной демонстрации президентского могущества способствовало «дело «ЮКОСа», т. е. показательный разгром олигархической группировки, обвиненной в том числе в подготовке реставрации порядков 1990-х годов. Правые не могли это не оценить. И риторики правой тогда более чем хватало. Многие смеялись по поводу известного призыва сделать Россию единой и сильной. Действительно, он кондовый. Но при этом он правый.

        9

        Если судить по риторике власти – официальной и неофициальной, транслируемой через приближенных экспертов и СМИ, – она явно правеет. Естественно, в полном смысле правой она не станет, но сам этот процесс нельзя не приветствовать. Отказа от либерального проекта 1990-х годов пока не предвидится, хотя он радикальным образом скорректирован, а по ряду позиций заморожен или закрыт. (Дошло до того, что слово «либерализм» и производные от него практически полностью исчезли из кремлевского политического лексикона или же используются в сугубо негативном контексте.) Хоронить проект Ельцина – Гайдара – Чубайса придется (если, конечно, придется, здесь ничего не предопределено) тем, кто окажется у власти не раньше 2011-2012 годав. Тут надо быть реалистами и требовать возможного. Смена политического поколения раньше не произойдет, а среди нынешнего много правеющих «постлибералов», но правых крайне мало.

        Понятно, что на выборах 2007-2008 годов правая риторика будет активно транслироваться и всеядной «Единой Россией», и всеми остальными мало-мальски серьезными партиями. И несерьезными тоже. Также понятно, что отдельной правой или право-левой (т. е. позиционирующейся именно как правая партия и использующей некоторые левые лозунги), скорее всего, не будет. Теоретически ее можно бы было сделать из «Родины», предварительно задвинув или вообще вычистив из нее леваков вроде Шеина и выведя на первый план Нарочницкую. Еще можно было бы реанимировать Народную партию России, тем более что до «закрытия» в ходе думской кампании 2003 года она подавалась как вполне правая. В конце концов, можно было бы новую партию создать. Но, повторюсь, похоже, что ничего этого не будет. Практически весь ресурс уйдет на единороссов.

        Откуда же тогда возьмутся правые для 2011-2012 годов? Правые политики? Они есть, они подрастают. Есть люди в «Единой России», есть в «Родине», есть у коммунистов. Кто-то пока блуждает во всяких маргинальных структурах, кто-то ходит в «молодых политиках», кто-то вообще еще к политической деятельности не приступал.

        Большой оптимизм внушает тот факт, что только на правом идеологическом направлении сейчас кипит жизнь. Ведутся содержательные дискуссии, выходят десятки статей и книг. Правые постепенно, но неуклонно оккупируют позиции в государственном пропагандистском аппарате, получают все больше трибун и эфира. Либералы из-за невостребованности впали в тяжелейший кризис, у них осталось три темы: «кровавая гэбня», «скоро упадут цены на нефть» и «Запад нам поможет». Это не идеология и даже не риторика. Это ругань, никому особо не интересная. Они, правда, сохраняют влияние в экспертной среде, но это другое. У левых ситуация получше, но ненамного. Никакой альтернативы марксизму-ленинизму или по крайней мере его актуальной версии для российского потребления они не наработали. Что-то переводят из западных леваков, что-то у них же списывают. Все, что идет на публику у той же КПРФ – по содержанию лево-правое.

        И вот вопрос. Сейчас власть определяет политическую повестку и контролирует политический процесс. На кого она в большей степени ориентирована сейчас и явно будет ориентироваться дальше? У кого она будет черпать новые идеи? И как эти идеи повлияют на нее? Кого она будет привлекать? И кому за ней наследовать?

        У меня нет сомнений, что и «Единая Россия» будет праветь. И, возможно, достаточно сильно. Но и отдельная правая (право-левая) партия должна будет появиться. Современная, мобильная, «интерактивная». Это диктует и логика структурирования политического рынка, и логика дальнейшего ослабления коммунистов, и тот факт, что никакая партия власти никогда всех правых не консолидирует.

        Все приходит к тому, кто умеет ждать. Правые умеют.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


        Другие мнения

        Главный панк России против торжествующего либерализма

        Антон Крылов, журналист
        35-летний юбилей группы «Гражданская оборона» прошел практически незамеченным. А зря. Потому что, когда мы говорим про настоящий русский рок – мы говорим именно и прежде всего про «Гроб». Подробности...
        Обсуждение: 17 комментариев

        Без штампа в паспорте о браке нет будущего

        Петр Акопов, заместитель главного редактора газеты ВЗГЛЯД
        Нужно ли оформлять семейные отношения официально? Дискуссии на эту тему возникают постоянно – вот и сейчас спор о том, «что дает печать в паспорте», увлек общество. Спорят на самом деле не о том: дело вовсе не в печати, а в отношении к семье как таковой. Отторжение «бумажки» – это не борьба с отжившими формальностями или государством. Подробности...
        Обсуждение: 170 комментариев

        Коллективные письма – это смесь цинизма с идеализмом

        Максим Соколов, публицист
        Люди солидные, авторитетные и ничуть не охранители не удостоили своей подписью воззвание относительно проф. Гусейнова. Можно догадываться, чего им это стоило: либеральный террор – дело вполне серьезное, и человек, уклоняющийся от борьбы, сильно рискует. Подробности...
        Обсуждение: 43 комментария

        Зачем и куда разводят войска в Донбассе

        Дмитрий Юрьев, политолог
        Любая попытка сдать народные республики Донбасса Украине гарантированно приведет к гуманитарной катастрофе. Но наших донецких и луганских братьев можно успокоить – «развести» Россию (вместо войск) никому не удастся. Подробности...
        Обсуждение: 16 комментариев

        Не надо всюду видеть одну сплошную Украину

        Евгений Примаков, Депутат Государственной думы, генеральный директор АНО "Русская гуманитарная миссия"
        Постоянное битье себя пяткой в грудь, разрывание рубахи и крики «держите меня семеро, сейчас наши танки вот-вот и все!» – это проблема для нашей внешней политики. Потому что разогревает общественное мнение, когда нужно сохранять голову холодной. Подробности...
        Обсуждение: 24 комментария

        Кто и как создает «русские досье»

        Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
        Лондонскому шпиону Стилу можно позавидовать – после стольких конфузов он все еще в цене. С другой стороны – на его месте надо быть осторожным, учитывая судьбу основателя «Белых касок» Ле Мезюрье. Тот тоже долго был полезен глобальному начальству. Подробности...

        Табу на разговоры о смерти мешают жить

        Святослав Шевченко, Председатель комиссии по вопросам семьи Благовещенской епархии
        Нам всем нужно лечиться от равнодушия. И начинать с малого – внимательности к ближнему. Ближний – это тот, кто сейчас находится рядом с нами. Возможно, именно в этот момент человек нуждается в поддержке или просто добром слове. Подробности...
        Обсуждение: 16 комментариев

        «Малефисента» – это ментальная диверсия Голливуда

        Владимир Можегов, публицист
        Антонио Грамши говорил, что прежде чем совершать мировую революцию, большевикам необходимо завоевать «царство культуры». Последователи Грамши неуклонно следуют его канонам, причем на самом базовом, фундаментальном, мифологическом уровне. Подробности...
        Обсуждение: 93 комментария

        Кто и как нам рассказывает «правду»

        Андрей Бабицкий, журналист
        Если вы видели странных людей, митингующих возле мэрии в Москве, то, значит, имеете представление о том наборе персонажей, которые задают тон на «Настоящем времени» - дочке американской пропагандистской машины под названием «Радио Свобода». Подробности...
        Обсуждение: 30 комментариев

        Должны ли танкисты командовать флотом и авиацией

        Александр Тимохин, журналист
        В нашей стране была сделана попытка «родиться обратно» и де-факто «вернуть» военное управление в поздние двадцатые годы ХХ века. В итоге подчиненность авиации и моряков командующим из пехоты и танковых войск ни к чему хорошему не привела. Подробности...
        Обсуждение: 8 комментариев
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............