Глеб Простаков Глеб Простаков Конфедерация стран Сахеля и новый антиколониализм

Те, кто игнорировал проблемы Африки, а скорее, использовал их для собственной выгоды, сегодня вытесняются с континента. А их место занимают страны и союзы, продвигающие антиколониальную, многополярную повестку. Например, Россия.

0 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Швецией движет сочетание агрессии и страха

Шведским политикам и военным приходится выдумывать обоснования своего участия в НАТО. Отсюда и появления экзотических идей вроде необходимости укреплять остров Готланд – для отражения русской угрозы.

6 комментариев
Андрей Рудалёв Андрей Рудалёв Почему русские никогда не станут европейцами

«Одним из самых тяжелых последствий европеизации является уничтожение национального единства, расчленение национального тела», – писал Николай Трубецкой столетие назад о судьбе народов, пожелавших уподобиться Европе.

31 комментарий
9 сентября 2015, 08:02 • Клуб читателей

Первый окажется проигравшим в этой борьбе

Антон Копасов: Первый окажется проигравшим в этой борьбе

Первый окажется проигравшим в этой борьбе
@ из личного архива

Низы не хотят, верхи не могут, а миллионы беженцев и хотят, и могут, просто ждут пополнения своих рядов перед последним и решительным боем. Ситуация может развиваться по двум сценариям: взрывному и эволюционному.

В рамках проекта «Клуб читателей» газета ВЗГЛЯД представляет текст Антона Копасова о том, что поток беженцев в Европу несет угрозу и для России.

России нужно очень осторожно отнестись к неожиданно проявившемуся желанию арабов сделать крупные инвестиции

Взрыв сокрушительной силы произойдет, фитиль давно подожжен, вопрос только в том – кто будет первым. Первый, скорее всего, окажется самым проигравшим. В очаг «столкновения цивилизаций» ринутся радикалы из других стран. Это, как ни странно, позволит остальным оттянуть неизбежность своей гражданской войны.

Мой опыт проживания в различных уголках мира и с какими только Бог ни приводил соседями показывает, что совсем не обязательно в войне миров мусульмане будут биться с христианами. Религиозные различия – довольно взрывоопасная штука, но культурные и этнические разногласия имеют значительно более глубокие корни.

Участников недавних «пробных» бунтов в Париже и Лондоне объединяла не религиозная принадлежность, а, скорее, расовая. США по уровню близости к гражданской войне стоят, пожалуй, вслед за Бельгией и Голландией, но религия там вообще ни при чем. Узкий ручеек американской Фемиды пока еще держит на разных берегах армии латиносов и негров. И те, и другие держат в руках Евангелие. Биться они готовы насмерть, ставка больше чем жизнь.

Когда самому недооцененному (в разрушительном плане) президенту в истории Америки Биллу Клинтону пришла идея пробить небольшую дыру в заделанной его предшественниками наглухо границе с Мексикой, немногим посвященным это показалось гениальным ходом. Так оно и было, но только в краткосрочном плане.

Восстание чернокожих в Лос-Анджелесе в 1991 году показало, что Америка стоит в сантиметре от социального взрыва. Банды афроамериканцев, как их теперь положено называть, терроризировали города и веси, а мировую столицу автомобилей – Детройт – просто превратили в постапокалиптическую пустошь.

Советники Клинтона прекрасно понимали, что в стране, где большинство постов в администрации и все СМИ контролируются левыми либералами, силовыми методами победить этнический криминал невозможно. Единственное, что могло помочь, – это появление другой этнической криминальной группы, которая примет огонь на себя.

Так и произошло. Следующие пару десятков лет негритянские банды были заняты разделом сфер влияния с мексиканскими, и белые получили передышку. Но вот пришло время еще одного либерального любимца – Барака Обамы, и он продолжил разрушительное дело Клинтона. Объявив амнистию для нелегалов, он узаконил пребывание миллионов недавно перебравшихся с юга латиносов.

Теперь они могут претендовать на государственные подачки, которые давно и прочно находятся в руках чернокожих. Те, естественно, отдавать не хотят. Страна с чудовищным внешним долгом не может себе позволит облагодетельствовать еще несколько десятков миллионов не желающих работать.

Остается одно – государственный пирог переделить! А это гораздо серьезнее, чем перекраивание наркорынка. Это, не более и не менее, как телеграфы, вокзалы и почтамты. Куда побегут белые, когда на них с двух сторон двинутся стройные и вооруженные колонны борцов за «восстановление исторической справедливости»? По слухам, в канадских степях еще осталось не занятое украинской диаспорой место.

Но Америка далеко, близко – Европа. И там, благодаря разожженным Большим братом конфликтам на Востоке, назревает очень революционная ситуация. Низы не хотят, верхи не могут, а миллионы пришельцев и хотят, и могут, просто ждут пополнения своих рядов перед последним и решительным боем. Ситуация с беженцами может развиваться по двум сценариям: взрывному и эволюционному.

Первый смертельно опасен не только для Западной Европы, но также и для России, если допустить протечку раскаленной лавы в восточную сторону. Чтобы избежать разделения ответственности за чужие грехи, Россия должна предпринять ряд простых шагов. Более головастые люди значительно лучше меня сформулируют эти шаги, я лишь напомню о двух, которые могут ускользнуть от внимания стратегов госуровня.

Нужно очень осторожно отнестись к неожиданно проявившемуся желанию Саудовской Аравии сделать крупные инвестиции в российскую экономику. Любая финансовая активность аравийской монархии идет с довеском. Обычно это: ваххабитская литература и имамы, а также финансовая поддержка мечетей, занимающих ультраваххабитскую позицию. Подобный довесок может принести нашей стране убыток, на порядок превышающий инвестиции средневекового королевства.

Вторая задача – это сдержать чрезмерную активность российского МИДа. Даже самые прожженные вашингтонские ястребы до сих пор недоумевают, с чего это российские дипломаты бились за подписание ядерного договора между Ираном и США больше, чем сами американцы. Особенно если учесть, что заключение договора окончательно уничтожило шансы на стабилизацию нефтяных цен и подорвало позиции Газпрома в Европе.

Не меньшее удивление вызывает у тех же ястребов нынешняя активность российского МИДа в создании коалиции по борьбе с ИГ. Успех чернознаменных в подбрюшье у Турции и Ирана привел бы к усилению российских позиций на Кавказе.

Я частенько вижу страшный сон. Как будто в утренних газетах с пометкой «срочно» появляется сообщение о предложении российской стороны забрать половину беженцев у дружественной Германии, с последующим увеличением квоты. Дабы сон не стал явью, наших дипломатов нужно занять чем-нибудь полезным на другом направлении.

В случае другого, вялотекущего развития болезни российские дела будут обстоять еще лучше. Европа, под тяжестью огромных расходов на содержание не рвущихся работать и не желающих учить язык пришельцев, просто не сможет дальше играть в американские антипутинские игры. Санкции и пиар-проекты, вроде украинского, станут не по карману.

Скажу, что с глубоким сочувствием отношусь к трагедии беженцев. Тех, которые вынуждены брести по пустыням в междуречье Тигра и Евфрата, пытаясь скрыться от зверства ИГ и от ковровых бомбардировок его родителя и главного спонсора – США. Однако я не питаю столь же острых чувств к тем, кто заплатил примерно сто тысяч долларов наличными за переезд к границе ЕС.

Притом что самый шикарный особняк в Дамаске или Багдаде сейчас вряд ли потянет и на одну десятую этой суммы, возникает законное подозрение в происхождении доходов целующих портрет Ангелы Меркель страдальцев. Тем более мы все как один должны им помочь... добраться до процветающих Германии, Англии или Франции и осесть там всерьез и надолго. Не знаю, как они, но Европа этого точно заслужила.

..............