Игорь Караулов Игорь Караулов Россия порождает нужные миру смыслы

Русских часто упрекают в мессианстве. Это вряд ли наша уникальная черта; в конце концов, крестовые походы были придуманы не у нас. Но мы действительно чувствуем себя не в своей тарелке, если не участвуем в мировой борьбе идей.

3 комментария
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Почему никаб нельзя, а хиджаб можно

Запрет на ношение никаба в России нужно вводить. Однако при этом не переусердствовать – то есть не распространять его на некоторые другие формы мусульманского головного убора.

5 комментариев
Илья Ухов Илья Ухов Из семьи Навального лепят мнимых мучеников

В Соединенных Штатах решили присудить Юлии Навальной «премию архонтов». Выдать ее планирует организация, аффилированная с Греческой архиепископией Вселенского патриархата в США.

23 комментария
28 января 2023, 19:09 • В мире

Схватка Ирана с Азербайджаном влияет на интересы России

Схватка Ирана с Азербайджаном влияет на интересы России
@ Abedin Taherkenareh/EPA/ТАСС

Tекст: Геворг Мирзаян, доцент Финансового университета

Иран проводит срочное расследование вопиющего преступления – нападения на посольство Азербайджана. Баку заявляет, что это теракт, в Иране говорят о «семейных обстоятельствах» нападавшего. В любом случае сам факт нападения на посольство обнажает подспудный конфликт между этими двумя странами, который затрагивает и интересы России.

27 января в Иране произошел теракт. Вооруженный человек проник на территорию посольства Азербайджана и устроил стрельбу, в ходе которой погиб начальник охраны дипучреждения.

Весь мир выражает соболезнования Азербайджану, а сам Азербайджан в свою очередь выставляет претензии Тегерану. В Баку не обращают внимания ни на соболезнования иранской стороны, ни на то, что иранцы быстро поймали убийцу и сейчас допрашивают. Азербайджан заявил об эвакуации своего посольства из Тегерана, а азербайджанские СМИ обвиняют аятолл в нагнетании антиазербайджанских настроений в Иране, которое, мол, и могло спровоцировать это нападение (как спровоцировало нападение на американское посольство в 1979 году).

И действительно, в Иране сейчас сильны антиазербайджанские настроения. Более того, в Тегеране рассматривают Азербайджан как потенциального противника. Но не потому, что у аятолл есть какие-то амбиции по захвату Азербайджана или смене его светского строя на исламскую республику. А потому, что Иран воспринимает действия северного соседа как прямую угрозу национальной безопасности. Почему?

Плацдарм для врагов

Принято считать, что у нашей страны очень сложная граница. Однако по сравнению с иранской она кажется образцом спокойствия.

На востоке Иран граничит с нестабильным ядерным Пакистаном, а также еще более нестабильным Афганистаном. К юго-западу через Персидский залив находятся исторические враги Ирана – монархии Персидского залива во главе с Саудовской Аравией. На западе – Ирак, где набирают силу антииранские элементы. Однако самой опасной границей в Иране считается все-таки северо-западная – то есть Южный Кавказ.

Причин тому множество. Во-первых, близость к ней Тегерана – от иранской столицы до азербайджанской территории всего около 400 км. Вполне досягаемое расстояние для израильских беспилотников, которые могут взлетать с территории Азербайджана.

Собственно, это вторая причина – Азербайджан предоставляет свою территорию врагам Исламской Республики: Израилю, а также Турции. И если израильтяне с азербайджанской территории просто совершают разведывательные операции против Ирана, то от Анкары идут угрозы стратегического характера. Как внешнеполитические (в виде попытки взять под контроль весь Южный Кавказ и отрезать Иран от России, а также от Европы), так и внутриполитические.

В иранском политико-академическом истеблишменте сложился консенсус о том, что Анкара активно использует пантюркистские настроения отрыва иранских азербайджанцев (а их в Иране до трети от общего населения) от иранской идентичности для того, чтобы спровоцировать либо беспорядки, либо сецессию компактно населенных азербайджанцами северо-западных регионов. То есть, проще говоря, для ослабления и даже лишения субъектности своего исторического геополитического соперника.

И в последние годы все эти риски для Ирана резко выросли. В 2018 году к власти в Армении – территории, которая не дает Турции получить территориальный выход к Азербайджану – пришло правительство Никола Пашиняна. Человека, который, по мнению иранцев, ориентирован на Запад, на отрыв Армении от России и тем самым на уничтожение/ослабление армянской государственности.

В 2020 году в Тегеране посчитали, что их подозрения подтвердились: Армения под руководством Пашиняна не предприняла достаточных усилий для спасения Нагорного Карабаха (остаток которого был спасен Россией), а также поставила под угрозу территориальную целостность самой Армении. Азербайджан потребовал от Еревана обеспечить сухопутный коридор между «континентальным» Азербайджаном и азербайджанским Нахичеванем (который находится к западу от Армении и граничит с Турцией). Проще говоря, обеспечить территориальную смычку между Турцией и Азербайджаном. Не транспортную артерию, проходящую по территории Армении, а именно сухопутный коридор, который будет находиться вне юрисдикции армянских властей. Более того, успешная политика Азербайджана привела к всплеску протурецких настроений среди иранских азербайджанцев – и даже к уличным беспорядкам, которые иранским властям пришлось подавлять.

Белыми не сыграть

Тогда, во время Второй Карабахской войны 2020 года, иранцы не смогли ничего противопоставить турецко-азербайджанской активности. Сейчас же ситуация для Ирана еще больше осложнилась. На кону вопросы национальной безопасности и территориальной целостности страны – но при этом Иран, как и в 2020 году, не может играть белыми (проявлять инициативу). Для этого у него недостаточно ресурсов, а также недостаточно союзников. В результате Тегеран, судя по всему, решил сыграть черными. Дождаться ходов Турции и Азербайджана, после чего отвечать.

Судя по настроению иранцев, вариантов хода у «белых» два. Либо Азербайджан и Турция продавят армянское руководство на создание территориального коридора (именно коридора, а не прокладку дороги / железной дороги по суверенной территории Армении), либо возьмут этот коридор силой.

Единственным препятствием на пути второго варианта является российская военная база в Армении, однако сейчас премьер-министр Никол Пашинян делает все возможное, чтобы дискредитировать российских военных. Вплоть до заявлений о том, что «военное присутствие РФ не только не обеспечивает безопасность Республики Армения, но и создает угрозу ее безопасности».

Если все пойдет по первому варианту и Пашинян сам передаст под турецко-азербайджанский суверенитет часть армянской территории, то Ирану ответить будет нечем. Это будет суверенное решение двух государств.

Однако если Никол Пашинян не рискнет подписывать это соглашение, если Азербайджан рискнет «брать свое» силой – вот тогда у Ирана появляются варианты. Иранские эксперты не исключают даже возможности ввода иранских войск в Армению для защиты территории этой страны. Тем более что значительная часть армянского населения (недовольная действиями премьер-министра) будет не против. Иранцы уверены, что Москва также не будет возражать – потому что, как кажется Тегерану, Россия тоже вряд ли согласна отказаться от своего влияния на Южном Кавказе.

И вот с этой точки зрения теракт в азербайджанском посольстве в Тегеране играет абсолютно не на руку иранской стороне. Он выставляет Азербайджан жертвой, позволяет усилить антииранские настроения – как в самом Азербайджане, так и в азербайджанских провинциях самого Ирана. Ну и, конечно, дает Баку основания для различных антииранских действий, одним из которых как раз и является эвакуация посольства.

Так что все сейчас ждут, как сыграют «белые».

..............