Взгляд
20 сентября, воскресенье  |  Последнее обновление — 01:05  |  vz.ru
Разделы

Газовая конкуренция России и США в Европе становится взрывоопасной

Глеб Простаков, бизнес-аналитик
Для Газпрома и России в целом – это новая реальность. Излюбленная мантра об экономической целесообразности больше не работает. Экономика в чистом виде больше не решающий аргумент при принятии решений. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

«Северный поток – 2» стал инструментом шантажа

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Запад угрожает закрыть «Северный поток – 2» в случае, если Москва не пойдет на уступки по делу Навального. Однако Москва и не пойдет – ведь в ином случае она потеряет куда больше, чем важнейший трубопровод. Подробности...
Обсуждение: 52 комментария

Поляки снова опоздали, а это обидно

Сергей Лукьяненко, писатель
Как говорил Уинстон Черчилль, в годы тяжелых испытаний поляки проявляют лучшие свои качества, слетая с катушек только тогда, когда решают, что дело идет на лад. Подробности...
Обсуждение: 198 комментариев

Опубликованы кадры перехвата российскими истребителями трех самолетов ВВС США над Черным морем

Российские военные обнаружили над акваторией Черного моря три американских бомбардировщика, которые приближались к госгранице со стороны Украины. Для их идентификации и недопущения нарушения рубежей в воздух пришлось поднять четыре истребителя – два Су-27 и два Су-30 – из состава дежурных сил ПВО Южного военного округа
Подробности...

Лесные пожары окрасили небо над Калифорнией в оранжевый цвет

Из-за дымки небо над Сан-Франциско окрасилось в оранжевый цвет. Многие высотные здания почти не видно из-за окутавшего их смога
Подробности...

Названы имена победителей конкурса «Лидеры России – 2020»

В Подмосковье завершился третий сезон конкурса управленцев «Лидеры России». В течение двух дней 300 участников из десятка регионов решали задачи от именитых наставников. Каждое испытание позволяло проявить свои лучшие компетенции. Суперфиналистов ждали сразу несколько интересных встреч и церемония награждения
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
    НОВОСТЬ ЧАСА: Трампу отправили посылку с сильнодействующим ядом

    Главная тема


    Гиперзвуковое оружие России не дает покоя США

    «забыл кто он»


    Блогеры отреагировали на второй после «отравления» пост Навального

    санкции и заигрывания


    Захарова раскрыла сценарий вмешательства ЕС в дела Белоруссии

    «любые поводы»


    Познер назвал единственную причину, почему Запад вводит санкции против России

    Видео

    ближний восток


    В конфликт турок и сирийцев вмешался русский «Искандер»

    угроза человечеству


    США угрожают ядерным ударом неядерным странам

    языковая политика


    Русская литература спасает украинскую книготорговлю

    права мигрантов


    Шведов выгоняют из Швеции

    важный проект


    Геворг Мирзаян: «Северный поток–2» стал инструментом шантажа

    небо Украины


    Андрей Манчук: Как украинцы полюбили американские бомбы

    польский поход


    Олег Хавич: В этот день Украина и Белоруссия получили свои границы

    викторина


    Как мировые лидеры выглядели в детстве?

    на ваш взгляд


    Достижения в каких областях вызывают у вас чувство гордости за страну?

    Севастополь ищет дорогу к самодостаточности

    Благоустройство Севастополя происходит в режиме реального времени    31 августа 2020, 20:15
    Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС
    Текст: Юрий Васильев, Севастополь – Москва

    Город – но федерального значения. Курорт – но во времена борьбы с пандемией. Огромная помощь федерального центра – и желание жить по собственным, заработанным средствам. Врио губернатора Севастополя Михаил Развожаев рассказал специальному корреспонденту газеты ВЗГЛЯД, как следует выстраивать баланс между этими и другими, зачастую противоречащими друг другу, вопросами.

    – Вас приветствует Нина Викторовна Григориади, жительница осажденного Севастополя, – доносится из динамиков в студии.

    Четверг, ближе к семи вечера. На севастопольском ТВ – традиционный «Развожаев. Главное за неделю», так и называется: и. о. губернатора в прямом эфире отвечает на вопросы горожан. Нина Викторовна интересуется, когда поставят крытую остановку у дома 40 по улице Толстого – «чтобы люди не мучились под дождем, снегом и солнцем».

    – Если остановка есть, то почему бы не сделать ее современной и качественной? – согласен Развожаев.

    – Когда появятся лавочки и не будет луж в сквере на Павла Корчагина? – продолжаются вопросы в эфире.

    – Около рынка куча веток, когда уберут?

    – Два месяца на Сапунской, 13 не могут удалить упавший тополь...

    Севастополь – город федерального значения. Как Москва и Санкт-Петербург, только поменьше: 450 тысяч жителей. Если не по официальной, а по коммунальной статистике – как говорят, по хлебу: сколько чего в городе съедается и расходуется, то более 700 тысяч.

    Потому – постоянное балансирование между федеральным статусом и городскими нуждами. А для главы Севастополя, соответственно – между функциями.

    – Севастополь – субъект Российской Федерации, и высшее должностное лицо в нем – губернатор. Но полномочия у него – во многом мэрские, – говорит Развожаев.

    И, разумеется, после очередного еженедельного эфира тополь увозится, куча веток убрана, а лавочки и ямочный ремонт в сквере тут же находят место в текущем плане работ. Как и крытая остановка на Толстого. Прямое губернаторское управление муниципальной повесткой, подчеркивает Михаил Развожаев, пока что необходимо:

    – Да, в Севастополе – десять городских муниципальных образований. По-советски – районов. И опыт решения тех вопросов, которые мы с вами услышали, коллеги в районах постепенно накапливают. Разумеется, темп и качество его накопления будут увеличиваться...

    * * *

    Собственный опыт управления регионом Михаил Развожаев, как известно, получил два года назад в Хакасии – полтора месяца исполнения обязанностей после проигрыша Виктора Зимина и до безальтернативной победы Валентина Коновалова.

    – Там надо было подготовить регион к зиме. Притом что все счета бюджетных организаций были заблокированы из-за задолженности, – вспоминает Развожаев. – За две недели разблокировал, все платежи по подготовке к зиме сделал. Запасы угля были накоплены. С дорожниками рассчитались, завершили дорожный сезон, урожай был убран с полей. Спрессовано все было, занимался несколькими темами под ключ – которые успешно завершились и дали людям уверенность в дальнейшей жизни.

    Михаил Развожаев (фото: Василий Батанов/РИА Новости)

    Михаил Развожаев (фото: Василий Батанов/РИА «Новости»)

    В Севастополе, разумеется, таких проблем нет. Хотя для жителей, напоминает Развожаев, даже ремонт во дворе – суперсрочная задача:

    – Если человек видит, что его двор разрыли, а рабочих нет, для человека это катастрофа. Если человек видит, что мусор в его дворе не вывезен вовремя – это катастрофа. Миллионы небольших катастроф, с которыми пока что приходится справляться, в том числе и в ручном режиме.

    – Так систему надо отстраивать.

    – Так чем и занимаюсь, – в тон отвечает Развожаев. – Постепенно, учитывая менталитет коллег и жителей города. А он ох какой особенный! Большая Морская вам нравится же? – показывает Развожаев. – Мне тоже. А вот чтобы она людям понравилась – это отдельная история...

    Полная реконструкция Большой Морской улицы – одной из главных в Севастополе – закончилась в конце апреля, все сделали за полгода с небольшим. Здесь, как водится, помогла Москва «и лично Сергей Семенович, работали под неусыпным контролем». Притом, отмечает Михаил Развожаев, что подобные проекты – ремонты и реконструкции – в рамках города проводить очень сложно. И не в том дело, что денег нет – ни на Севастополь, ни на Крым не жалеют:

    – Севастопольцы очень трепетно относятся к городу. К тому, что им дорого, к чему они привыкли. Я лично пять раз проводил заседания наблюдательного совета – чтобы объяснить каждое решение, каждый шаг. Присутствует консерватизм в хорошем смысле – который можно преодолеть только нормальной открытостью, демонстрацией того результата, который мы предполагаем добиться. И убеждением.

    – Чем убеждали?

    – Раз в месяц мы с членами совета гуляли по стройке, все показывали, архитекторы объясняли свои решения. И вот результат, – показывает Развожаев, ловко уклоняясь от молодежи на электрических самокатах и гироскутерах. Любого пешехода здесь норовят объехать со спины и без предупреждения. Поверхность ровная, улица красивая, чего не ездить. Что здесь, что на столь же важном для севастопольцев Матросском бульваре. Где реконструкция тянулась долгие годы и со скандалами, а завершилась месяц назад, при Развожаеве.

    * * *

    Город – это с одной стороны. С другой же – федеральное значение. Где, к примеру, Большой театр вернул своих артистов на сцену – впервые за многие месяцы после начала пандемии? А здесь и вернул, несколько недель назад. В Херсонесе, в рамках ежегодного международного фестиваля оперы и балета, уже четвертого по счету. Разве что рассадка через одного и масочный режим – а в остальном Большой как Большой, словно и нет никакого коронавируса. Блестящие молодые вокалисты, Светлана Захарова – выше любых эпитетов – в «Кармен-сюите» Бизе – Щедрина, восторг публики полнейший.

    – То, что наш город точно имеет федеральное значение, очевидно не только по статусу, – подчеркивает Развожаев. – Редко какой город заслуживает такое внимание центра. Мы получаем существенное федеральное финансирование, работаем по уникальной целевой программе, нам помогает столица России – Москва. И, конечно, Черноморский флот.

    Пока что, признает Развожаев, федеральное значение всем этим в основном и исчерпывается.

    – Дальше бы хотелось по-другому, – говорит и. о. губернатора. – И события, подобные фестивалю в Херсонесе, и инвестиционные проекты, и многое другое хочется реализовывать таким образом, чтобы город был в известной степени самодостаточным. Чтобы мы могли не только ожидать помощи, но и многое делать сами. Опираясь на собственные доходы.

    На этот счет у Михаила Владимировича есть план из шести пунктов. Баланс между помощью из центра и жизнью на свои.

    О плане, впрочем, позже. Есть и другие балансировки севастопольской жизни. Которые сейчас куда более актуальны.

    * * *

    Нынешних и. о. глав регионов легко поделить по дате назначения: «ковидные» и «доковидные». Развожаев – сильно «до», исполняет обязанности более года. В борьбе с эпидемией проявил себя жестко. Весной просто закрыл город – наглухо.

    – Это помогло избежать вспышки коронавируса и провала системы здравоохранения, – объясняет он. – Блокпосты на въезде дали время обустроить почти 500 коек. ИВЛ, кислород, специалисты в нужном количестве – все, что необходимо в условиях нынешнего турпотока. Хорошо, что туристы приезжают, когда по стране опасность снижается. Люди – большинство – все-таки предпочитают провериться перед тем, как приехать. Но привести все к дополнительной логике, не рисковать там, где можно не рисковать – это наша обязанность.

    Дополнительная логика – это, например, проверки сотрудников гостиниц, ресторанов и пр. на ковид. Добровольные, но все более настоятельные. Или принцип «всех контактных – в обсерваторы». Не зараженных – а именно что контактировавших. Обсерваторов в Севастополе два, «Изумруд» и «Солнышко». Еще недавно были заполнены оба. Теперь бывает так, что в «Изумруде» восемь, а в «Солнышке» пятнадцать человек. Так что в городском здравоохранении всерьез подумывают о... ну да, оптимизации в сфере обсервации.

    – По собственно больным есть резерв, – докладывают Развожаеву на очередном заседании оперштаба в правительстве Севастополя. – По 50 коек в двух больницах. Один корпус инфекционной больницы на ремонте. Но ремонт заканчивается. Так что появится запас прочности. Прежде всего – по другим новым инфекциям.

    «Новая коронавирусная» – уже многие месяцы устойчивый официальный термин для COVID-19. Неудивительно, что в зале после слов о «других новых» повисает пауза.

    – Кишечным инфекциям, – спешит уточнить чиновник. – Не новым, а обычным для сезона. Просто в этом году они сами по себе сейчас в новинку, потому что сезон начался позже, как мы все знаем. Пляжи заработали, битком забиты.

    Черт подери. Нельзя же так пугать.

    – Да, до сих пор всех контактных обсервируем, а если есть подозрение – госпитализируем, – повторяет Развожаев. – На дому никого не оставляем. Это позволяет более уверенно контролировать ситуацию. Если бы мы, как в ряде регионов, оставляли больных на дому, то контагиозность была бы более высокой.

    А так – еще в конце июля в Севастополе вышли на третий уровень снятия ограничений. Притом что режим повышенной готовности продолжался до 30 августа. По документу: «Посещение лесов и парков ограничивается...» «Запрещен выезд групп детей за пределы Крыма...» «Бронирование отдыха и оздоровления для детей в Севастополе – только Крым и арктическая зона РФ».

    – Потому что оздоровлять этих ребятишек надо, – поясняет Развожаев.

    «Рекомендуется гражданам, прибывающим в Севастополь из других субъектов Федерации, не более чем за три дня до въезда пройти обследование...»

    – Просто наши операторы гостиниц должны еще раз подчеркивать: рекомендуется сдать тест, чтобы безопасно было для всех, – поясняет и. о. губернатора коллегам. – Отработайте, чтобы это звучало. И проверьте, соблюдается ли эта рекомендация или нет. Люди приехали за здоровьем, а не за этим самым.

    * * *

    – Тут бы еще и министра спорта, – роняет кто-то из коллег специального корреспондента газеты ВЗГЛЯД, наблюдая, как министр культуры РФ Ольга Любимова преодолевает очередное препятствие на Историческом бульваре.

    Бульвар проходит через холм в центре Севастополя: виды, памятники, музеи – в том числе знаменитая панорама Севастопольской обороны 1854–1855 гг. Сейчас на подходе к творению Франца Рубо – ямы, наваленные стройматериалы и прочие признаки незавершенной реконструкции. А еще точнее – реконструкции, начавшейся несколько лет назад и вскоре свернувшейся.

    – Стандартная ситуация, – объясняет Развожаев. – У подрядчика, взявшегося за Исторический бульвар, было много объектов по всей стране. Видимо, авансами перекрывали какие-то текущие нужды в других местах... Мы тут можем только предполагать, фантазировать. А факт таков: результат плачевный, денег нет, объект в Севастополе не завершен.

    Деньги, если что, чисто федеральные. И городские власти ни к их освоению, ни к выбору подрядчика никакого касательства не имели. Но Исторический бульвар есть Исторический бульвар: променад и память воедино. Поэтому спрашивают за него с Развожаева, и спрашивают очень настойчиво. Не Москва – а севастопольцы.

    – Несколько лет объект находился в абсолютно разрушенном состоянии. Что радости абсолютно не доставляет, – продолжает и. о. губернатора. – Подрядчик не справился. Теперь требуются такие же усилия, которые мы предпринимаем по КОС «Южные»: возвращение аванса, перепроектирование – поскольку прежний проект явно устарел...

    А вот канализационные очистные сооружения, то бишь КОС «Южные» – уже чистая головная боль Развожаева и его коллег. Построить КОСы планировалось еще при администрации Дмитрия Овсянникова, досрочно покинувшего Севастополь. Деньги были, семь миллиардов рублей. Нашелся и подрядчик, взявший аванс – около двух миллиардов. После чего – действительно, та же ситуация, что и на Историческом бульваре. Большинством собеседников специального корреспондента газеты ВЗГЛЯД ситуация определяется как «люди тупо смылись с деньгами».

    Судебное решение по подрядчику появилось лишь несколько дней назад. Разумеется, арбитражный суд Севастополя принял сторону города: деньги вернуть, выплатить штраф более 40 млн рублей. Но по всем правилам, пока деньги не обнаружены, работы продолжаться не могли – потому что ни один чиновник в здравом уме не выдаст уже пропавший аванс по второму разу. Чего стоило Развожаеву решить этот вопрос – отдельная песня. Как и все прочие лоббистские усилия и. о. губернатора; из совсем свежих – получение еще 300 млн на севастопольские дороги от вице-премьера Марата Хуснуллина (стройки идут, и идут резво – потому и дополнительные средства).

    В любом случае работы по «Южным» вновь идут. А теперь, стало быть, и на Историческом бульваре.

    – Нужно продумать, чтобы сделать здесь современное, удобное общественное пространство – при этом сохранив то, к чему привыкли севастопольцы, – говорит Развожаев. Попутно отвечая на вопросы публики из серии «говорят, что после реконструкции вход сделают платным» – разумеется, это неверно, платным вход делать не будут. А вот на проект работ по Историческому бульвару надо бы срочно взглянуть еще раз.

    – Это непростая работа, – подчеркивает и. о. губернатора. – Но с поддержкой Минкультуры РФ ясно, что на паузе она стоять не будет, все будет делаться. Надеемся, что появится новый доработанный проект. Мы с Ольгой Борисовной [Любимовой] приложим все усилия, чтобы, если понадобится, появилось дополнительное финансирование – чтобы это пространство возродилось. В этом году надо обязательно разобраться с проектом, чтобы в следующем выходить на возобновление работ.

    * * *

    На Большой Морской к Развожаеву подходит группа. Не курортники, явно местные. Судя по долетающим словам – «квартиры, разрешения на ввод, этажность» – понятно, что речь идет о специфических реалиях двух регионов, Крыма и Севастополя. А именно: что делать с домами, которые начали строить до воссоединения – по украинским регламентам. И не могут узаконить по регламентам российским. В целом – куда более строгим.

    – Допустим, вот такая история. Решили собственник и застройщик, что возведут восемь этажей в историческом центре, – поясняет чуть позже Развожаев. – Квартир заранее напродавали, что-то получили. Но по российскому законодательству в этом месте нельзя строить больше четырех этажей.

    Обманутых дольщиков как таковых в Севастополе нет. «То ли, слава богу, не успели, то ли сразу нормально работу наладили по нашим нормативам», – говорит и. о. губернатора. Зато есть десятки домов, начатых – либо уже построенных, либо еще недостроенных – по предыдущим нормативам.

    – А что с людьми в итоге?

    – Люди там живут, они подключены к инфраструктуре, – говорит Развожаев. – Недавно посетили два таких дома. Но разрешение на ввод не выдано: построено-то по прежней документации.

    Что характерно, судьбу подобных домов – начатых при Украине, строящихся в России – брала на себя предыдущая городская администрация и лично Овсянников.

    – По нескольким домам коллеги и приняли решения, и выдвигали требования. А когда требования исполнялись – вводили дома в эксплуатацию, – защищает предшественников Развожаев. – Но я прекрасно понимаю, что по каждому дому ситуация уникальна. Нет единого рецепта. Где-то надо вложить денег, чтобы привести в соответствие с российскими нормативами – а собственник к этому не готов. Где-то нужно что-то снести – например, как в случае с многоэтажкой в центре, лишние этажи. А этого не хочет уже застройщик, потому что теряет прибыль. Каждый дом – точечная и непростая история. И мы будем доводить до конца каждую из них.

    – Тоже по стратегии?

    – В этих случаях проще пользоваться четкими планами по конкретным территориям, – говорит Михаил Развожаев. – А если говорить о стратегии как таковой – то вот план. Шесть пунктов.

    Ага. Тот самый план для Севастополя – который хочет жить не только за счет федеральных денег, но и на собственные средства.

    * * *

    – Первый пункт – туризм, деньги приносящий, – загибает палец Развожаев. – Туристы должны приезжать на хорошие, качественные события, на хорошую инфраструктуру, достойный сервис.

    Тут, конечно, не было бы счастья, да коронавирус помог с развитием внутреннего туризма. В июле – более 100 тыс. Как однодневных – заглянуть в Севастополь наряду с другими достопримечательностями Крымского полуострова, так и селящихся на несколько суток. Таких, разумеется, меньше – к вящему огорчению Развожаева:

    – С местами размещения пока беда. Даже трехзвездочной гостиницы – в международном понимании – в Севастополе нет. Ни одной. При всем уважении к нашим и без того немногочисленным севастопольским «трем звездам». Наша задача – создавать качественные места размещения, приводить сюда инвестиции, чтобы эти места строились. Хотя бы несколько отелей уровня «Хилтона».

    – Но мы же понимаем, что международные гостиничные сети ни в Крым, ни в Севастополь не зайдут.

    – У нас в стране научились строить и поддерживать гостиницы подобного уровня, но без этих брендов, – уверен Развожаев. – Примерное представление, кого сюда приглашать, у меня есть, мы над этим работаем...

    Вторая точка роста – виноделие и виноградарство. «Это уже есть, и это вкусно», – напоминает и. о. губернатора. Что правда, то правда: виноградники вокруг города повсюду, а среди игристых вин встречаются просто отменные.

    – Терруар здесь потрясающий, коллеги из традиционных винных стран готовы разрабатывать и развивать его, – говорит Развожаев.

    – Так они же тоже санкционные. Те, которые традиционные.

    – Вам прямо сейчас все возможные схемы открыть? – интересуется Развожаев.

    Третий пункт – рыбопромысел и морекультура. В Севастополе есть предприятия по выращиванию устриц и мидий – остается только развивать. С рыбой сложнее. В советское время, напоминает Развожаев, именно в Севастополе размещалось предприятие «Атлантика» – с выходом в Атлантический океан, мощной добычей ресурсов, плавучими заводами...

    – К сожалению, в 90-е эти корабли были проданы, и теперь они работают под другими флагами, – говорит Развожаев.

    Сейчас здесь «по рыбе» работают около 40 судов, причем старых. Понятно, что про Атлантический океан с портом приписки «Севастополь» рассуждать сложно – как говорится, с учетом международной обстановки. Но прибрежный лов вполне возможен. Стало быть, говорит и. о. губернатора, нужно обновление флота, особая программа для севастопольских промысловиков. Реновация обойдется в сумму до 150 млн рублей на корабль. Умножить на 40 – выходит сумма, сопоставимая с 7 млрд на КОС «Южные».

    – Может быть программа вроде лизинга: государство отдает промысловикам корабли, они гасят в длительную рассрочку, – предполагает Развожаев. – Ясно лишь одно: промысловики должны обновить флот. Свежая черноморская рыба – это рестораны, это туристическая привлекательность. То, что должно быть на рынках и на столах.

    Четвертый пункт – развитие IT-отрасли, говорит и. о. губернатора:

     – Чтобы маленькие, молодые IT-компании собирались у нас – в комфортной городской среде. Разумеется, на минимальных налогах и сборах. Появится у молодых айтишников возможность зарабатывать – будут приносить доход городу. А до того будут привлекательной частью городской среды.

    Пятый пункт плана – сложносоставной. А если проще, то чисто морской. Прежде всего – развитие грузового порта. Тем более что порт – региональная собственность, то есть принадлежит городу федерального значения. Концепция развития порта будет представлена к концу года. В любом случае, говорит Развожаев, неплохо бы возобновить перевалку экспортного зерна:

    – У нас прекрасный глубоководный фарватер и низкий тариф. Полагаю, что опять спросите о санкциях – но есть, к примеру, Сирия. В частности, взаимоотношения с губернатором Тартуса. Они ждут, готовы принимать и сами обрабатывать зерно. Обратным ходом можно везти цитрусовые, оливки, перерабатывать в масло под нашим брендом – неподалеку от порта. Все вместе – хорошая, крепкая копейка. Все, кто начинает прикидывать, понимают, что это отличный бизнес...

    Далее – судостроение и судоремонт. Вокруг Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) консолидируется то, что осталось от мощнейшего советского Севморзавода; а осталось немало. Изначальная программа инвестиций от ОСК – около 10 млрд рублей. Разумеется, не просто так, отмечает Развожаев – а чтобы севастопольские предприятия поборолись за часть оборонзаказа и гражданские контракты:

    – На темы той же перевалки грузов, почему нет?.. А вот когда выработается понимание, сколько промышленных площадей будет занято под обновленное судостроение и судоремонт, появится огромное количество освободившихся промышленных площадок. В выгодных для комплексной застройки местах, близко к центру, с инфраструктурой.

    Соответственно, говорит и. о. губернатора Севастополя – шестой пункт стратегии: девелопмент.

    – Вот направления, которые могут принести Севастополю прибыль, – завершает Развожаев. – Ими надо заниматься, раскладывать на проекты и реализовывать.

    – Притом что «Севастополь» и «прибыль» – два слова, которые едва ли ставили рядом после воссоединения?

    – А по-другому никак, – говорит и. о. губернатора Севастополя. – Если мы ставим для себя внутреннюю задачу стать южной столицей России – так надо эту задачу реализовывать.

    – «Ставим» – это значит, что скоро поставите?

    – Это значит, что уже стоит, – поправляет Развожаев. – Скоро сами убедитесь.


    Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2020 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •