Взгляд
18 января, вторник  |  Последнее обновление — 13:14  |  vz.ru
Разделы

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Начались переговоры глав МИД России и Германии в Москве

    Главная тема


    Каким будет конец Америки

    новая стратегия


    Эксперт объяснил причины приглашения Шойгу в Лондон

    «в случае острого дефицита»


    На Украине допустили воровство российского газа

    переговоры о безопасности


    Сатановский предложил Боррелю «не морочить голову» России

    Видео

    Силы на подходе


    Как ВМФ России должен давить на США

    митинги в Мали


    В мире вырос спрос на русских миротворцев

    курсы валют


    Рубль понес геополитический ущерб

    Милорад Додик


    США ударили по опоре России на Балканах

    «Врать нельзя»


    Как Тамбовской области меняют репутацию

    символ страны


    Владимир Можегов: Судьбу Америки решили масоны

    война против всех


    Сергей Миркин: США готовятся к гибели майданной Украины

    центральноазиатская весна


    Владимир Прохватилов: Исламисты угрожают всей Центральной Азии и России

    на ваш взгляд


    Сталкивались ли вы с телефонными мошенниками?

    Удар в 159 ньютонов

    Мирзаев против новой экспертизы возражал
       16 августа 2012, 22:10
    Фото: РИА "Новости"
    Текст: Анастасия Петрова

    Одно из ключевых выступлений состоялось в суде по делу об убийстве студента Ивана Агафонова самбистом Расулом Мирзаевым. Эксперт рассказал, какой точно силы был удар спортсмена. Однако в итоге вместо ожидаемого вынесения приговора была назначена новая экспертиза с новым списком вопросов, на которые должны ответить специалисты.

    В четверг в Замоскворецком суде Москвы состоялось очередное слушание по делу о гибели студента Ивана Агафонова после удара самбиста Расула Мирзаева.

    Модель положения Агафонова была построена на предположениях, со слов Мирзаева

    В ходе заседания был допрошен сотрудник 111-го главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны России, начальник отдела медико-криминалистической идентификации Сергей Леонов.

    Чтобы допросить этого эксперта, судья Андрей Федин на предыдущем заседании постановил вернуть дело на стадию судебного следствия, хотя на тот день было намечено оглашение приговора.

    Отвечая на вопросы суда и прокурора, Леонов пояснил, что его опыт работы в судебно-криминалистической экспертизе составляет почти 20 лет. При этом с 2004 года Леонов занимается травматологией в рамках научной деятельности и экспертиз, имеет соответствующую подготовку по дисциплине «Механика деформированного твердого тела». Кроме того, он является автором более 100 научных публикаций и пяти монографий. Также Леонов – преподаватель Высшей школы в области судебно-медицинской экспертизы.

    Представители потерпевших настойчиво выясняли у свидетеля подробности его квалификации, недвусмысленно пытаясь уличить его в некомпетентности. В частности, адвокаты семьи Агафоновых интересовались у Леонова знанием курса физики, высшей математики, второго закона Ньютона, а также понятий силы, удара и силы удара.

    Судья неоднократно снимал вопросы защитников и просил их задавать свидетелю вопросы, имеющие непосредственное отношение к материалам дела.

    Говоря о роковом ударе, после которого Агафонов упал на асфальт, а затем поехал в больницу, Леонов назвал его «ударом небольшой силы», уточнив, что после него не произошло характерного кровоизлияния.

    По словам эксперта, сила удара Мирзаева, которую он рассчитал, составила не более 159 ньютонов, к таким же выводам пришли и другие эксперты. В материалах, по словам эксперта, говорится, что впоследствии Агафонов ударился об асфальт с силой, равной примерно 5,8 тыс. ньютонов. «К такому же выводу пришел и я», – сказал Леонов.

    Поясним: сила удара в 159 ньютонов примерно соответствует 16,2 килограмма. По данным из открытых источников, средняя сила удара боксера легкой весовой категории составляет 100–150 килограмм.

    При этом Леонов отметил, что не знает, падал ли Агафонов на землю, находясь в сознании или нет.

    Потерпевший по делу отец Агафонова выкрикнул: «Какой он тогда эксперт. Надо делать независимую экспертизу».

    Леонов отметил, что принципиальное значение имеет положение нижних конечностей, но на видео поза Агафонова не фиксируется.

    «Модель положения Агафонова была построена на предположениях, со слов Мирзаева. Если бы Агафонов находился в движении, то все нужно было бы пересчитывать», – подчеркнул эксперт, передает ИТАР-ТАСС.

    Представители семьи Агафонова ходатайствовали о назначении новой комплексной экспертизы. Суд удовлетворил эту просьбу.

    Прокуратура также считает необходимым провести еще одно экспертное исследование. Защита Мирзаева и сам подсудимый выступили против новой экспертизы, считая, что она лишь затянет рассмотрение уголовного дела.

    Юрист Герман Гаврюнин прокомментировал РИА «Новости», что назначение новой экспертизы затянет процесс как минимум на две недели. «Проведение самой судебно-медицинской экспертизы занимает, как правило, две–три недели, однако очень много времени уходит на ее организацию, поэтому дела находятся на исследовании около двух–трех месяцев», – сообщил он.

    По словам адвоката, ведущим экспертным учреждением считается Российский федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте РФ, который проводит исследования для всей страны. Дело Мирзаева по решению суда направлено именно в экспертное учреждение Минюста. «Там существует своя очередность, плюс к этому добавьте график отпусков экспертов», – отметил Гаврюнин.

    В качестве вопросов к эксперту судья сформулировал следующее: какие повреждения имел Агафонов, их количество, степень тяжести? Какова причина смерти Агафонова? Мог ли удар явиться причиной ускорения для дальнейшего падения Агафонова, состоит ли он в прямой причинной связи с его смертью?

    Также судья считает необходимым выяснить, нанесен ли удар с применением специальных навыков в области единоборств и были ли допущены нарушения при оказании медицинской помощи Агафонову.

    Ранее, напомним, по делу уже были проведены несколько экспертиз, и они оказались противоречащими друг другу: две пришли к выводу, что причиной смерти Агафонова стала закрытая черепно-мозговая травма, которая была получена в результате удара об асфальт. Московские эксперты подчеркивали, что «телу было придано значительное ускорение в виде сильного удара в скуловую область лица». Позднее была проведена экспертиза в Санкт-Петербурге, которая пришла к противоположному выводу. Затем была проведена новая экспертиза в НИИ имени Бурденко.

    Напомним, 15 августа 2011 года в центре Москвы у ночного клуба «Гараж» между самбистом Расулом Мирзаевым и студентом Иваном Агафоновым произошел конфликт, в ходе которого Мирзаев ударил Агафонова в челюсть. По рассказам очевидцев, пострадавший упал и ударился головой об асфальт, после чего 15 минут пролежал без сознания. Позднее вскрытие показало, что удар об асфальт раздробил Агафонову мозжечок.

    После смерти в больнице Агафонова об этой истории стало известно СМИ, дело вызвало широкий резонанс. Через некоторое время Мирзаев сам пришел с повинной в милицию. 25 июля на первом заседании Мирзаеву было зачитано заключение прокуратуры, он свою вину не признал. Отвечая на вопросы судьи, спортсмен сказал, что он женат и имеет трехлетнюю дочь.

    На прошлой неделе в ходе прений сторон прокурор попросила суд ограничить на два года свободу Мирзаева, а также признать подсудимого виновным по более мягкой статье: сейчас спортсмену вменяется статья, по которой ему грозит до 15 лет лишения свободы, поэтому после слов прокурора у него выступили слезы на глазах.

    Ключевым аргументом прокурора является установленный, на ее взгляд, в суде факт, что у Мирзаева не было умысла на совершение преступления, а проведенная в рамках дела экспертиза не нашла прямой причинно-следственной связи между ударом спортсмена и гибелью Агафонова.

    Защита семьи Агафоновых, которая проходит по делу потерпевшими, мнением прокуратуры возмущена, они настаивают на реальном заключении для подсудимого. Присутствующий в зале Агафонов-старший требовал расстрела или пожизненного заключения. Во вторник представители потерпевшей стороны заявили отвод прокурору Юлии Зотовой, однако судья Андрей Федин отказал в требовании отстранить ее от процесса.

    Отметим, что вопрос о квалификации действий Мирзаева с самого начала следствия оказался непростым. Связано это было, в частности, и с мерой пресечения для обвиняемого. Арестовали его только со второй попытки: первая судебная инстанция приняла решение об освобождении его под залог в 5 млн рублей. Однако в Мосгорсуде посчитали, что Замоскворецкий суд поверхностно подошел к рассмотрению материалов, и вернули Мирзаева под стражу.

    2 января этого года обвинение было переквалифицировано как раз на ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). Поскольку она предусматривает наказание до двух лет заключения, это позволило судье освободить Мирзаева под залог. Но уже после того, как залог в 100 тыс. рублей был переведен на банковский счет суда и обвиняемый ждал решения о своем освобождении, Мосгорсуд рассмотрел кассационную жалобу прокуратуры и родственников погибшего, которую в итоге и удовлетворил.

    Решение Замоскворецкого суда об освобождении Мирзаева под залог было отменено, спортсмен остался за решеткой. А через два дня обвинение снова было переквалифицировано на более тяжкое – ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего), которая грозит наказанием до 15 лет лишения свободы.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •