25 апреля, вторник  |  Последнее обновление — 17:36  |  vz.ru

Главная тема


Трамп готовит американский флот для противостояния с Китаем

экономический крах


У украинской полиции заканчиваются деньги на бензин и патроны

двойные стандарты


Украинский омбудсмен сочла отключение света нарушением прав жителей ЛНР

международные отношения


Лавров: Никаких правил больше нет

выборы во франции


Жан-Мари Ле Пен призвал дочь брать пример с Трампа и действовать агрессивнее

превентивный ядерный удар


Франц Клинцевич указал Британии на риск быть стертой с лица земли

падение из окна


В Москве погиб актер из сериала «Интерны»

армия и вооружение


«Алмаз – Антей» раскрыл возможности новейшей ЗРС С-500

война в сирии


Мир проигнорировал новую стратегическую победу Асада

«Конец популистской революции?»


Дмитрий Дробницкий: Уже никакое чудо не позволит Марин Ле Пен вырвать победу

Борьба с ересью


Сергей Худиев: Лучше смириться с болезнью, чем принимать такие лекарства

Выборы во Франции


Елена Кондратьева-Сальгеро: Почему Макрон пройдет в президенты объяснить легко. Понять, сложнее

на ваш взгляд


«Посмотри на меня, глаза-то не отводи, что ты глаза отводишь?». Как вы оцениваете обращение российского дипломата Владимира Сафронкова к британскому коллеге в Совбезе ООН?

Россия и Турция обречены на партнерство

Владимир Путин назвал Турцию важнейшим партнером России   17 марта 2017, 18:30
Фото: Emrah Gurel/AP/TASS
Текст: Ирина Алкснис

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Чем дальше, тем более противоречивыми выглядят российско-турецкие отношения. Оптимистичная дружественно-партнерская риторика прикрывает все более многочисленные взаимные выпады в самых разных сферах. Визит Эрдогана в Россию усилил впечатление, что, возможно, между Москвой и Анкарой заключена некая подковерная договоренность. Но о чем она может быть?

Последние недели были отмечены странными, разнонаправленными тенденциями в российско-турецких отношениях.

«События последних лет подтвердили очень давнюю политическую аксиому: Россия и Турция являются естественными геополитическими соперниками»

С одной стороны, 10 марта прошел визит Реджепа Эрдогана в Россию, по результатам которого оба национальных лидера выразили оптимизм и твердую уверенность в светлых перспективах двухсторонних отношений.

16 марта Владимир Путин принял верительные грамоты нового турецкого посла в России и вновь заявил о нормализации российско-турецких отношений.

С другой, одновременно с оптимистичной риторикой принимаются решения – обеими сторонами, – которые трудно расценивать как дружественные.

Наиболее заметными в этом ряду со стороны Турции стали следующие новости.

1. Анкара прекратила паромное сообщение с Крымом, которое было возобновлено в октябре 2016 года.

2. Турция устроила спектакль, возможно, в качестве предупреждения или прощупывания почвы, на предмет введения заградительных пошлин для российского зерна. И хотя информация была опровергнута, «осадочек остался».

Однако неверно было бы сказать, что «игра идет в одни ворота». Россия со своей стороны продолжает держать Турцию в подвешенном состоянии по ряду крайне животрепещущих для нее вопросов.

1. Владимир Путин пообещал в ближайшее время снять запрет на найм турецких рабочих, введенный после атаки на российский бомбардировщик. Однако тема восстановления безвизового режима для граждан Турции, крайне актуальная в этой связи, Кремлем игнорируется.

2. Россия сняла запрет на поставки некоторых турецких продуктов, но это коснулось самых малозначимых для турок позиций (репчатый лук, брокколи, жевательная резинка и т. п.). При этом ключевые товары (помидоры, огурцы и т. д.) остались под эмбарго.

3. Нельзя забывать о неблагоприятном для Анкары развитии событий в Сирии, чьи власти прямо потребовали от турецких войск покинуть территорию страны, причем подкрепили требования неприятными для турок военными достижениями. В результате глава Генштаба Турции заявил о достижении целей операции «Щит Евфрата» в Сирии, что видится скорее сохранением хорошей мины при плохой игре, нежели отражением реального положения дел.

Крайне показательной является позиция Кремля по поводу данных «обменов любезностями». На вопрос о возможных турецких заградительных пошлинах на российское зерно последовал официальный комментарий, что это не повлияет на нормализацию двухсторонних отношений, то есть откровенно недружественный шаг турецких властей вызвал очень спокойную реакцию российской власти.

Для рядовых россиян ситуация усугубляется недавними перипетиями двухсторонних отношений – от сбитого российского бомбардировщика до спасения Кремлем Эрдогана в ходе попытки военного переворота. В этой ситуации явно недружественные шаги Анкары воспринимаются особенно обостренно, а расслабленная позиция Кремля по данному поводу требует объяснений.

По совокупности обстоятельств все отчетливее создается впечатление, что данные «спарринг-бои» стали частью некой непубличной сделки между Москвой и Анкарой, которая была заключена (или окончательно подтверждена) в ходе недавнего визита Эрдогана.

В связи с этим возникает вопрос: что это может быть за сделка и в чем ее суть?

События последних лет подтвердили очень давнюю политическую аксиому: Россия и Турция являются естественными геополитическими соперниками, которые всегда имеют длинный список камней преткновения, по которым их позиции диаметрально противоположны. Историки насчитывают двенадцать русско-турецких войн за чуть менее чем полтысячелетия. Однако вот уже сто лет странам удается преодолевать противоречия, временами крайне жесткие, без использования военной силы.

Возможно, именно здесь кроется секрет неоднозначности нынешней ситуации.

Какие бы острые противоречия ни были между Россией и Турцией по многим вопросам, есть два важнейших обстоятельства, которые заставляют их продолжать диалог и находить общий язык.

Во-первых, жесткий (вплоть до военного) конфликт между странами станет «подарком судьбы» для очень большого количества стран, активно играющих в черноморском и ближневосточном регионах. Результатом российско-турецкого противостояния станет взаимное ослабление, что порадует слишком многих наших партнеров.

Во-вторых, помимо противоречий, у России и Турции есть ряд тем, в которых страны взаимосвязаны и взаимно заинтересованы самым глубоким образом, например, в сфере энергетики: у Турции серьезный энергодефицит, а для России крайне привлекателен турецкий рынок для поставок энергоносителей и электроэнергии. Весьма показательно, что в ходе визита в Москву турецкий президент назвал реализацию проекта АЭС «Аккую» как одну из стратегически значимых задач, жизненно важных для его страны.

По совокупности это позволяет предположить основные пункты нового status quo росийско-турецких отношений:

· Максимальное соблюдение публичного политического «политеса».

· Непересечение определенных «красных линий», чтобы не допустить сползания двухсторонних отношений обратно в «ледниковый период», поскольку от этого выиграют только третьи страны.

· А в остальном – традиционная конкуренция и торг, в том числе с «болевыми приемами», по широкому спектру тем. В общем, то, что в классическом фильме характеризовалось фразой «Словом, идет нормальная будничная жизнь». 

Для кого-то такая позиция может показаться слабостью Кремля, учитывая, сколь многим ему обязан лично Эрдоган. Однако Турция была и остается важнейшей региональной державой, пусть даже некоторые ее привычки и традиции не слишком приятны и понятны из России.

Соседей по глобусу не выбирают. А к чему приводят попытки решения проблемы неудобного соседа кардинально – будь то путем блокады или обрыва всяческих связей, пусть даже в ущерб себе – наглядно показывает опыт Украины.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............