20 января, понедельник  |  Последнее обновление — 01:35  |  vz.ru
Разделы

Россиянам наказано рожать, украинцам – умирать

Глеб Простаков, журналист
Украина в ближайшие недели примет новый трудовой кодекс, который отменит большинство из имеющихся у работников социальных гарантий. Его уже прозвали «кодексом рабовладельцев». Подробности...
Обсуждение: 34 комментария

Почему русские не обижаются

Дмитрий Грунюшкин, писатель
Национальность – это нормально. Это естественно. Плохо, когда национальность начинает считать себя нацией, оставаясь национальностью. Подробности...
Обсуждение: 35 комментариев

В послании Путина проявилось его мировоззрение

Сергей Худиев, публицист, богослов
Важны не только сами экономические меры (хотя их значение очень велико), но и то послание обществу, которое стоит за ними: государство осознает, что семья и дети – это огромная ценность, а родительство заслуживает самой решительной поддержки. Подробности...
Обсуждение: 66 комментариев

    Новый терминал в стиле конструктивизма открылся в Шереметьево

    В крупнейшем московском аэропорту Шереметьево открылся пятый по счету терминал – C1. Он пристроен к терминалу В и способен обслуживать до 20 млн пассажиров в год. В итоге пропускная способность аэропорта вырастет до 80 млн человек
    Подробности...

    Извержение вулкана Тааль на Филиппинах

    12 января на Филиппинах начал извергаться вулкан Тааль, расположенный посреди одноименного озера в 100 километрах от столицы страны Манилы. В результате местные сейсмологи объявили четвертый, предпоследний, уровень опасности
    Подробности...

    Австралию охватили неукротимые лесные пожары

    Австралию охватили самые мощные за всю историю страны лесные пожары – их площадь составляет уже 10 миллионов гектаров. Это стало результатом рекордной засухи, притом что обычно этот сезон приходится на декабрь – март. 28 человек погибли, среди них трое пожарных, разрушено около шести тысяч зданий. Ущерб экономике страны оценивается в 3 млрд долларов США
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Участники берлинской конференции призвали к разоружению военформирований в Ливии

        Главная тема


        Объявление о начале «ликвидации» Украины сильно запоздало

        «угроза безопасности»


        Джонсон на встрече с Путиным отказался от нормализации отношений России и Британии

        герб Украины


        Киев потребовал от Лондона извинений за признание трезубца символом экстремизма

        взятие Москвы


        Сатановский предостерег «злобноватых псиц» от попыток лаять на Россию

        Видео

        поставки газа


        Германия начала сражение за «Северный поток – 2»

        «демографический пакет»


        Путин вступился за семьи перед «моральными уродами»

        300-летняя уния


        Запущен процесс развала Британии

        «принципы децентрализации»


        Меркель перевела Украину на ручное управление

        Признаки перемен


        Василий Федорцев: Германия начала борьбу за выживание в будущем миропорядке

        Новая эра


        Владимир Можегов: Русская мечта как мировоззрение

        Колоссальные средства


        Ирина Алкснис: России осталось решить одну большую проблему

        викторина


        Как отмечают Новый год народы России?

        на ваш взгляд


        Каким будет новый премьер-министр Мишустин?

        Евразийцы на Дунае

        Соглашения с Венгрией имеют не только экономическое значение

        14 января 2014, 21:34

        Текст: Петр Акопов

        Версия для печати

        В ходе визита в Москву премьер-министра Венгрии Виктора Орбана речь в первую очередь шла о стратегическом экономическом взаимодействии. Действительно, в отношениях наших стран деловой прагматизм играет важную роль – но в последние годы нас все больше сближают и схожие взгляды на глобализацию и национальные ценности. Все больше людей в Венгрии говорят о евразийском выборе.

        Россия является для Венгрии третьим по величине торговым партнером – поэтому понятно то значение, которое придают в Будапеште личным контактам руководителей государств. Орбан, занимающий пост премьера чуть меньше четырех лет, регулярно встречается с Владимиром Путиным, и к их нынешней встрече были подготовлены, по словам российского президента, «солидные документы». Главный из них касается контракта на сооружение Россией двух новых блоков на построенной СССР атомной станции «Пакш» – их общая стоимость оценивается в 10 млрд евро. На эту сумму Россия предоставит Венгрии кредит – договоренность об этом также была достигнута на сегодняшних переговорах.

        Кроме того, был подтвержден и график строительства венгерского участка «Южного потока», по которому уже через три года начнет поступать российский газ (Венгрия и сегодня в основном обеспечивает свои потребности в энергоносителях за счет поставок из России). Хотя Венгрия уже давно входит в ЕС и НАТО, ее политика существенно отличается от общеевропейской – и не только в экономических вопросах. Поэтому ориентация на Восток для Будапешта еще и цивилизационный выбор. Роль премьера Орбана в этом смысле сложно преувеличить – в его судьбе, кстати, проявилась вся двойственность отношения венгров к России.

        Виктор Орбан стал известен венграм в 1989 году, когда молодой социолог выступил с речью на перезахоронении останков Имре Надя, бывшего венгерского премьера, казненного после провала антикоммунистического и антисоветского мятежа 1956 года. Тогда Орбан потребовал от СССР уйти из Венгрии. В конце 90-х он стал премьером, но спустя четыре года проиграл выборы и вернулся к власти только в 2010-м.

        Когда Орбан впервые пришел к власти, он называл диалог с Россией «пережитком прошлого», ругал Россию за «притеснение угро-финских народов». Будучи в оппозиции, выступал против «Южного потока» и говорил, что Венгрии не следует превращаться в «самую счастливую казарму Газпрома». Но когда стало понятно, что его партия ФИДЕС имеет все шансы вновь выиграть парламентские выборы, он приехал на съезд «Единой России», где встречался с Владимиром Путиным. А став премьером, заявил: «Европа нуждается в России. Рано или поздно, скорее рано, чем поздно, нам понадобится стратегический союз с Москвой».

        Тогда же он провозгласил в Венгрии революцию – сверху и ненасильственную, но добиться сумел все равно немало. В стране основательно перетряхнули аппарат власти, ввели налоги на банковские операции, начали наступление на транснациональный капитал. Отказавшись следовать рецептам МВФ, Венгрия, имевшая громадный внешний долг, сумела стабилизировать финансы и экономику и даже добиться небольшого роста – и все это через госрегулирование.

        После принятия поправок в венгерскую конституцию Евросоюз выдвинул Венгрии ультиматум – в итоге часть поправок, касающихся судебной системы, Орбан был вынужден отменить, но курс не изменил. Его называли диктатором, фашистом, сравнивали с адмиралом Хорти (правившим Венгрией с 1919 по 1944 год). Сам венгерский премьер в ответ на критику замечает, что если раньше его сравнивали с Гитлером и Муссолини, то теперь с Путиным и Лукашенко: «Я оставляю вам решать, можно ли это считать прогрессом».

        Орбана не любит пресса, либералы и социалисты внутри страны, а для глобалистов и европейских чиновников сам факт его существования является вызовом. «Почему Европейский союз считает нас белой вороной? спрашивал сам Орбан. Потому что мы не думаем и не делаем так, как брюссельские бюрократы и крупные западные компании». Орбан критикует либеральные страны Европы, которые руководствуются «неопределенными общечеловеческими ценностями»: «Это дорога в никуда. Жизнь должна быть основана на Боге, нации и семье». Все эти ценности, кстати, записаны в венгерской конституции, что страшно раздражает либеральных критиков Орбана.

        На предстоящих весной парламентских выборах его партия имеет все шансы на победу – вместе с союзниками из партии националистов «За лучшую Венгрию» («Йоббик») они по-прежнему будут иметь большинство в парламенте. «Йоббик», получившую на прошлых выборах почти 17% голосов, называют фашистами – и хотя это действительно крайне правая партия, использующая символику времен Хорти, все же называть их нацистами могут только европейские ультралевые, привыкшие демонизировать любой национализм и сами давно уже потерявшие не только национальную, но и европейскую идентичность. Лидер «Йоббик» Габор Вона, во время своего визита в Москву минувшим летом так охарактеризовал ситуацию в Европе:

        «Возможно, многие в России считают, что Европа является союзником США. На самом деле Европа лишь играет роль слуги – поступает согласно приказам США. Не случайно все чаще поднимается вопрос о Соглашении о свободной торговле. Нужно быть слепым, чтобы не заметить, что все проблемы Европы экономического характера, которые сейчас наблюдаются, вытекают из американских поступков. Не в интересах Америки, чтобы Европа была сильной страной, а евро – сильной валютой».

        По словам Воны, как бы это ни было странно, Евросоюз нельзя назвать европейским:

        «Гораздо больший европейский смысл сохраняется и сохранен в России и благодаря России. К сожалению, американизм распространился во всем мире. Можно сказать, что это царство количества вместо царства качества и господство денег над всем. В то время как раньше – в Средние века – Европа имела какие-то ценности, сейчас все сводится только к деньгам... Древние европейские корни – это римское право, христианские ценности, греческая философия и наши общие ценности, которые были взяты согласно национальному характеру. Тот, кто хочет создать новую Европу, должен строить ее на этих старых корнях. В то же время нужно сохранить и национальный характер».

        Россия, по мнению Воны, является последним шансом Европы: «Необходимо, чтобы Россия за счет своих традиций смогла быть противовесом американизации Европы. Чтобы увеличить у вас понятие ответственности – вы должны спасти Европу. Вы способны на это как на духовном и культурном уровнях, так и на экономическом и политическом уровнях. Получается, что Россия должна поступать с Европой не так, как сейчас с ней поступают США, то есть не колонизировать Европу, а найти в ней своих союзников, которые против глобального господства США. Со всеми этими союзниками Россия может построить новую Европу, в состав которой будет сама же и входить».

        Вместо атлантизма Венгрия, по мнению Габора Воны, должна выбрать евразийское сотрудничество – он понимает его как союз России, Германии, Турции и Венгрии. Не случайно в последнее время в Венгрии все популярней туранская версия происхождения мадьяр – считается, что они не угро-финского, а туранского происхождения и вышли из Ирана. Несмотря на историческую спорность этой версии, она отражает явный антиатлантический тренд венгерского общества. Венгры всегда были одиночками в Европе – оказавшиеся на ее территории позднее всех, в самом конце 9-го века, они этнически не принадлежат ни к западно-, ни к восточноевропейским народам.

        Несколько веков самостоятельного развития, в ходе которого у них были сложные отношения как с немцами, так и с славянами, развили в них чувство собственного достоинства и особенности. Но после 1920 года от большой Венгрии (бывшей частью Австро-Венгерской империи) осталась меньшая часть – к тому же несколько миллионов венгров оказались за ее пределами (сейчас их более трех миллионов, что немало на фоне 10-миллионного населения страны). Их поддержка, в том числе и через предоставление паспортов, остается важнейшим фактором венгерской политики. Вообще для курса Орбана важнейшей целью является самостоятельность он не хочет повторения ситуации, когда судьбу венгров решали иностранцы: «То, что создали наши прапрадеды, было отнято Первой мировой войной и миром, который за ней последовал. Созданное нашими прадедами отняла Вторая мировая война и система мира, установленная после нее. То, что создали наши деды и отцы, отнял коммунизм». Вот такой круговорот потерь за последние сто лет и Орбан считает, что он сумеет все изменить.

        К России у венгров было двойственное отношение – несколько веков нахождения под немецким покровительством привело к тому, что они восприняли надменное и опасливое чувство к восточному соседу. Как и многие другие восточноевропейские народы, венгры разрывались между зависимостью от немцев и интересом к русским. И зачастую оказывались между двух огней – в том числе и по своей собственной вине.

        В 1849 году Россия подавила венгерское восстание против австрийцев – не из корыстных интересов, а исходя из чувства солидарности, которое испытывал Николай I к императору Австро-Венгерской империи. Тем не менее, подражая России, в 1919-м венгры первыми в Европе установили у себя коммунистическую власть – как и в России, в ее руководстве было немало представителей нацменьшинств (в первую очередь еврейского) и вскоре ее подавили националисты. Борьба социалистов и националистов с тех пор не прекращалась – и к России те и другие обращались в своих интересах.

        Правление адмирала Хорти, ставшего союзником Гитлера и объявившего в 1941 году войну СССР (в итоге Венгрия потеряла 8% населения), привело к поражению страны и установлению коммунистического режима, отличавшегося крайним догматизмом и пренебрежением национальными традициями. Восстание 1956 года поэтому не может быть полностью списано на западные инсинуации и реакционное подполье – но СССР, вдруг обнаружившему, что в Будапеште вешают коммунистов и собираются выйти из Варшавского договора, было от этого не легче. Военное вмешательство – а подавление мятежа было, между прочим, последним по времени случаем, когда русские солдаты сражались в Европе – оставило у венгров затаенную претензию к России. Хотя главной причиной 1956 года было не вмешательство СССР, а раскол в самом венгерском обществе – и, как показали события последней четверти века, он никуда не делся. После 30 лет правления Яноша Кадара, компетентного и гуманного правителя, много сделавшего для венгерского народа, и распада социалистического содружества Венгрия устремилась обратно – на Запад, к немцам.

        Но, как выяснилось вскоре, Европе были нужны не венгерская салями и токайские вина, а рынок сбыта своих товаров. Венгры в очередной раз почувствовали себя обманутыми. Социалистов сменили у власти националисты – но тогда, на рубеже веков, Орбан еще был достаточно проевропейским – потом снова приходили социалисты. Кризис 2008 года вернул к власти националистов – и, похоже, надолго. Евроскептики – а точнее, противники плавильного котла по-атлантистски – в ближайшие годы имеют хорошие шансы прийти к власти во многих странах Европы.

        Но Венгрия и здесь пытается идти своим путем – об этом говорят слова Габора Вона, который считает евразийскую интеграцию лучшим вариантом для своей страны. То, как он понимает ее – союз Германии, России и Турции, – хорошо демонстрирует попытку венгров как ослабить свою историческую зависимость от Германии, так и найти выход из тупика противостояния левых и националистов. Геополитический союз Москвы и Берлина, конечно, не зависит от желания венгров, но все же их мнение весьма показательно и поучительно. И укрепление венгерско-российских отношений можно рассматривать и в этом контексте.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............