Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Россия должна признать себя врагом Запада

Мы уже давно стоим на пути так называемых цивилизованных народов, давно уже стали злейшими врагами Запада. И было бы величайшей наивностью думать, что те же англосаксы должны простить нас только за то, что Василий Ливанов хорошо сыграл Шерлока Холмса, а Борис Заходер тонко перевел Винни-Пуха.

21 комментарий
Тимур Шерзад Тимур Шерзад Покушение на Трампа повторяет американские традиции

Для многих покушение на американского экс-президента Дональда Трампа стало неожиданностью. Но на самом деле подобные истории, в том числе и со смертельным исходом, – самое обычное дело для Соединенных Штатов. Другое дело, к чему это покушение может привести.

5 комментариев
Игорь Караулов Игорь Караулов Виртуальная жестокость победу не приблизит

Представьте себе маленького человека перед лицом истории. Представить несложно, мы все таковы и есть. Случилась беда, и нужно что-то делать. А под началом у человека нет ни одного солдата, ни одной пушки, ни одной ракеты. Есть только слова. И чем меньше возможностей, чем меньше ответственности, тем страшнее слова. Этими словами говорит его бессилие.

15 комментариев
10 июня 2009, 21:30 • Политика

Выбор в пользу атома

Эксперты: Иран не откажется от ядерной программы

Выбор в пользу атома
@ Reuters

Tекст: Ирина Романчева

До сих пор фаворитом президентской гонки в Иране считался Махмуд Ахмадинежад. Однако не так давно его вытеснил с первой строчки соцопросов экс-премьер Мир-Хоссейн Мусави, пропагандирующий курс на сближение Тегерана с Западом. Российские эксперты считают, что преимущество оппозиционера не помешает Ахмадинежаду выиграть. В любом случае, кто бы ни победил, ему придется менять внешнюю и внутреннюю политику, оставаясь верным иранской национальной идее – ядерной программе.

Пока Россия будет праздновать День независимости, в Иране пройдут десятые по счету президентские выборы. Основным фаворитом кампании до сих пор считался нынешний глава исполнительной власти Махмуд Ахмадинежад. Однако, судя по результатам опросов, с недавних пор симпатии избирателей перехватил экс-премьер республики Мир-Хоссейн Мусави. В том числе благодаря поражению Ахмадинежада на теледебатах. На данный момент Мусави удерживает лидерство, пусть и с небольшим перевесом.

Сейчас ядерная программа – национальная идея для иранского народа. Как для СССР космос. Во многом поэтому ее не свернут

Впрочем, российские эксперты уверены, что, несмотря на существующее ныне преимущество в несколько процентов, Мусави не сможет одолеть Ахмадинежада в итоговой схватке.

«Я думаю, что действующий президент победит. Может быть, во втором туре, но победит безусловно», – говорит президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. Аналитик напоминает, что Ахмадинежаду удалось занять место у руля исполнительной власти четыре года назад, когда в его активе не было никакого административного ресурса. Сейчас же провинциями руководят близкие к нему люди, не менее лояльны и руководители градообразующих предприятий, а также крупные чиновники.

«Выборы пройдут с большим или меньшим применением властного ресурса. Он применяется везде. И власть отдаст победу Ахмадинежаду», – прогнозирует Сатановский.

При этом специалист – эксперт Института социальных оценок и анализа Сергей Демиденко отмечает, что Ахмадинежад делает ставку на самые бедные слои населения, устраивая акции по бесплатной раздаче картофеля и обещая распределить нефтяные деньги. Такой подход вкупе с использованием административного ресурса, по мнению Демиденко, должен обеспечить ему успех. «Во многом он еще остается выразителем чаяний и надежд беднейших. Думаю, это оправдается», – полагает аналитик.

#{analytics}А вот по словам директора Центра изучения современного Ирана Раджаба Сафарова, административный ресурс в Исламской Республике Иран «не так уж развит и явно не может использоваться». Но у Ахмадинежада, считает эксперт, есть более мощное преимущество: поддержка духовного лидера Ирана, который фактически благословил нынешнего президента на дальнейшее президентство. Кроме того, по мнению Раджаба Сафарова, в актив Ахмадинежада можно также записать строительство газопроводов, запуск первого иранского космического спутника и ежегодный рост ВВП на 8%.

Евгений Сатановский, правда, со скептицизмом относится к перечисленным заслугам Ахмадинежада. Эксперт отмечает, что, хотя ВВП растет, доходы населения падают, а обещания раздать нефтедоллары народу так и остались обещаниями. Кроме того, постоянно повышающиеся цены на импортируемый бензин провоцируют взлет цен.

Сафаров согласился с коллегой, что недовольных в Иране тоже хватает. Правда, по его словам, в основном народ не устраивает секвестр некоторых свобод, в частности закрытие оппозиционных СМИ. Кроме того, не все иранцы одобряют столь сильное влияние духовенства на светскую жизнь. Наконец, учитывая внешнюю политику Ахмадинежада, многие боятся войны с США. Именно эти настроения обеспечивают первенство Мусави в соцопросах. Они же, считает Сафаров, могут обеспечить ему и победу на выборах.

«Если Мусави победит, это будут голоса не за Мусави, а за ожидание перемен в Иране», – говорит эксперт. И подчеркивает, что при таком развитии событий удар будет нанесен не только лично по Ахмадинежаду и его политике, но и по «курсу духовного лидера» – Али Хаменеи.

Впрочем, остальной мир больше волнуют не экономические или духовные метания Тегерана, а ядерный вопрос. И здесь, сходятся во мнении эксперты, не будет никаких изменений при любой власти. «Сейчас ядерная программа – национальная идея для иранского народа. Как для СССР космос. Во многом поэтому ее не свернут», – уверен Сергей Демиденко.

По словам Раджаба Сафарова, ядерная программа в качестве национального приоритета ценнее для Ирана, чем «амбиции любого политика». При этом эксперт настаивает, что она воспринимается Тегераном не как военное достижение, а как основная ступень научно-технического прогресса. «Меньше всего Иран волнует военная составляющая ядерной программы», – считает Сафаров.

А вот Евгений Сатановский в военном предназначении иранского атома не сомневается. По мнению эксперта, ядерная программа служит для Тегерана своеобразным щитом от насильственной демократизации по западному образцу. Сатановский отмечает, что на примере Северной Кореи и Ирака Исламская Республика Иран отлично поняла: если у тебя есть ядерное оружие, «тебя никто не тронет», а вот в том случае, когда оно не обнаружено, государство становится жертвой принудительной демократизации.

«У Ирана другого шанса получить гарантию недемократизации нет», – говорит Сатановский. При этом он уверен, что жесткое ориентирование на гонку вооружений по советскому типу может привести Иран к тому же плачевному результату, что и СССР, – к развалу.

Не менее печальными могут быть и последствия проводимой ныне внешней и внутренней политики. По словам Сергея Демиденко, даже если Ахмадинежад останется у власти, ему придется всерьез заняться экономикой и налаживанием диалога с США.

Что касается отношений с Россией, по мнению Раджаба Сафарова, Москва при любом раскладе может рассчитывать на Тегеран «в решении многих экономических и местных, локальных проблем».

Настроение других экспертов менее радужно. По словам Евгения Сатановского, повлиять на Иран мы никоим образом не сможем. А вот Тегеран способен подпортить Москве жизнь. Поэтому нам выгоден слабый, ни с кем не воюющий Иран. Той же точки зрения придерживается Сергей Демиденко. Эксперт уверен, что Россия не в силах сделать Тегеран «проводником своих интересов в регионе». А вот Иран будет играть на противоречиях разных стран весьма активно.

..............