Сергей Миркин Сергей Миркин Команда Байдена готовится к плану «Б» по Украине

Отчет Сторча – это очень сильный аргумент в пользу того, чтобы не давать денег Украине, так как с поставками вооружений Киеву творится полный бардак. Если раньше это были просто подозрения республиканских политиков и журналистов, то теперь официально задокументированные факты.

0 комментариев
Денис Миролюбов Денис Миролюбов Россия – родина медиафутбола, и за ней повторяют все

Медиафутбол постепенно выделяется в особую систему внутри профессионального футбола – здесь создаются свои сообщества и интриги. Зарождается и свой трансферный рынок, а некоторые профи не прочь перебраться в медиафутбол.

3 комментария
Андрей Медведев Андрей Медведев С подбитым «Абрамсом» закончилась эпоха американского мифа

В масштабах мировой истории практически одномоментно – талибы в тапках погнали американцев, хуситы, пожевав ката, начали создавать проблемы американскому флоту. И, наконец, два русских солдата с позывными Рассвет и Бык без малейшей жалости добили старый миф.

17 комментариев
11 февраля 2008, 21:30 • Политика

«Доктрина Путина» не подлежит пересмотру

«Доктрина Путина» не подлежит пересмотру
@ Reuters

Tекст: Юрий Гиренко

Год назад, выступая на международной конференции по вопросам безопасности в Мюнхене, президент России Владимир Путин произвел фурор. Западные политики услышали в его речи признаки новой холодной войны. В этом году в Мюнхен приехал первый вице-премьер Сергей Иванов, которого на Западе считают «ястребом». От него ждали еще большей жесткости. Но дождались другого.

Хотя первый зампред правительства России Сергей Иванов и не стал преемником Владимира Путина на посту президента, как того ожидали многие эксперты, он все равно остается одним из самых влиятельных российских политиков и близким соратником главы государства. То, что именно ему было поручено стать «дублером» президента на Мюнхенской конференции – лишнее тому подтверждение.

В российской внешней политике в обозримом будущем сенсаций не предвидится

На Западе к Иванову отношение еще более сложное, чем к Путину. Уже в силу того, что вице-премьер служил в КГБ, а затем был генералом СВР, к нему относятся настороженно. К тому же, именно Сергей Борисович чаще всего озвучивает наиболее резкие заявления по вопросам внешней политики. Поэтому то, что в Мюнхен представлять Россию приехал именно он, не могло не вызвать напряженного ожидания каких-то новых радикальных заявлений с российской стороны.

Надо отметить, что многие западные политики ждут таких заявлений почти со сладострастием. Желание списать Россию в «разбойники», сняв тем самым вопрос о ее статусе великой державы, в западном истеблишменте сильно, пожалуй, больше, чем среди наших доморощенных «патриотов», желающих построить «Крепость Россию». Но на сей раз их ждало разочарование.

Нельзя сказать, что выступление Сергея Иванова в Мюнхене не содержало жестких ноток. Скажем, по косовскому вопросу и в целом по проблеме непризнанных государств. Однако все это от официальных представителей России за последний год слышали уже не раз.

Основные тезисы Иванова прозвучали уже вполне привычно. Россия считает необходимым сотрудничать с ведущими мировыми державами, поскольку сама себя включает в число глобальных лидеров.

При этом она руководствуется не некими абстрактными принципами и стремлением уподобляться «грандам», но своими национальными интересами. И в тех случаях, когда эти интересы противоречат установкам западных держав, будет отстаивать их со всей возможной жесткостью.

Все это в последние недели мы слышали не только от первого вице-премьера Сергея Иванова, но и от министра иностранных дел Сергея Лаврова, и от кандидата в президенты Дмитрия Медведева, и от действующего президента Владимира Путина. И все эти идеи представляют собой либо развитие, либо повторение тезисов Мюнхенской речи Путина

Для журналистов и экспертов, по обязанности жаждущих новых поворотов, такие повторы весьма огорчительны. Как-то скучно постоянно повторять, что еще один из руководителей российского государства в очередной раз провозгласил те же самые тезисы. Однако для самого государства в этом есть хорошая новость.

То, что Путин, Медведев, Иванов, Лавров и другие государственные мужи рангом пониже формулируют одни и те же идеи (иногда не просто совпадающие по содержанию, но и в практически идентичной форме), означает, что современная внешнеполитическая стратегия России сформирована. И у страны, таким образом, появляется – точнее, может появиться – по-настоящему осмысленная внешняя политика.

Притом, появится не сегодня и не завтра: дипломатическая система по природе своей страшно консервативна, и на то, чтобы сигнал сверху дошел до сознания исполнителей, требуется время. Тем не менее, сигнал есть, и достаточно внятный.

Ну а что касается ожидания сенсаций – как было сказано в романе Курта Воннегута «Сирены Титана», «люди, которым ничего не обещали, не получив ничего, чувствовали себя обманутыми». Мы сегодня можем ответить на вопрос, которым газета ВЗГЛЯД задавалась на прошлой неделе: возможны ли радикальные изменения в российской внешней политике?

Так вот: в российской внешней политике в обозримом будущем сенсаций не предвидится.

..............