Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Европа движется правильно, но медленно

Правые евроскептики прибавили голоса по итогам выборов в Европарламент. Там увеличилось число противников войны с Россией, а число отъявленных русофобов, напротив, сократилось. Однако изменения пока слишком малы для того, чтобы в руководство ЕС пришли другие люди и его политика изменилась.

3 комментария
Глеб Простаков Глеб Простаков Москва ставит Узбекистан во главу угла

Конкуренция России и Китая в Центральной Азии носит ограниченный и неконфликтный характер. Во-первых, у каждого своя специализация. Большие инфраструктурные проекты – за Россией, масштабные инвестиции и кредиты – за Китаем. Во-вторых, рост влияния осуществляется преимущественно за счет США и ЕС.

15 комментариев
Сергей Худиев Сергей Худиев Не надо изобретать новую идентичность – она у русских уже есть

В России немало спорили и спорят о том, Европа ли мы. С одной стороны, нас постоянно «выписывали из европейцев» политики и публицисты других народов, с другой – и у нас есть тенденция самим объявить себя чуждыми Европе. Тенденция, которая усиливается на фоне нынешнего противостояния.

20 комментариев
12 ноября 2008, 16:32 • Политика

Ташкент пошел на демарш

Узбекистан ударил по интересам России

Ташкент пошел на демарш
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Андрей Резчиков

Узбекистан подал заявку на выход из ЕврАзЭС, которое объединяет несколько стран постсоветского пространства и является одним из приоритетных направлений внешней политики России. Ташкент пошел на такой шаг сразу после того, как Евросоюз отменил санкции, введенные после андижанских событий. Эксперты, со своей стороны, замечают, что борьба за ресурсы Центральной Азии накаляется: Запад уловил последние тенденции в Узбекистане и сыграл на опережение.

В среду Узбекистан официально заявил, что проинформировал Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) о намерении приостановить членство в организации. Оказывается, узбекский МИД подал официальную ноту в секретариат ЕврАзЭС еще в середине октября и до конца ноября ждет официального ответа организации на предмет приостановления членства.

Отношения внутри ЕврАзЭС были «не слишком стабильны», чему мешали противоречия Узбекистана и Казахстана

Напомним, что Евразийское экономическое сообщество образовали несколько бывших советских республик для формирования внешних таможенных границ, выстраивания единой внешнеэкономической политики, тарифов, цен и прочих механизмов функционирования рынков. Сейчас помимо Узбекистана в ЕврАзЭС входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан (у Молдавии, Украины и Армении статус наблюдателя). Причем Москва никогда не скрывала, что усиление влияния ЕврАзЭС – приоритетное направление ее внешней экономической политики.

Узбекистан вошел в организацию два года назад. Соответствующее решение было принято на саммите организации 25 января 2006 года в Санкт-Петербурге. Спустя несколько месяцев тогдашний президент России Владимир Путин подписал федеральный закон о ратификации протокола о присоединении Ташкента к ЕврАзЭС.

Ради присоединения к ЕврАзЭС руководство Узбекистана даже заявило о выходе из организации ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдова), превратив её в ГУАМ.

Демарш Ташкента тянет на сенсацию. Еще в июне президент Узбекистана Ислам Каримов предлагал Дмитрию Медведеву объединить ОДКБ и ЕврАзЭС. «Мы высоко ценим сложившееся взаимодействие. Мы будем делать все необходимое для развития и укрепления отношений», – заявлял тогда Каримов.

Эксперт по внешней политике Центра политической конъюнктуры Евгения Войко назвала решение Ташкента имиджевым ударом по позициям Москвы в регионе. Президент Дмитрий Медведев и премьер-министр Владимир Путин не раз называли ЕврАзЭС «интеграционной площадкой на постсоветском пространстве по экономическим интересам». Если военные вопросы в регионе решались в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), то ЕврАзЭС объединило в себе круг российских союзников в сфере экономики.

«Желание Узбекистана покинуть эту организацию свидетельствует о том, что со стороны узбекских элит, до последнего момента лояльных по отношению к России, создается центробежная тенденция, что неутешительно», – сказала Евгения Войко газете ВЗГЛЯД.

Говорить о разрыве российско-узбекских отношений, конечно, не приходится. Они развиваются весьма плотно, но теперь стали очевидны попытки активизации борьбы за энергоемкие государства Центральной Азии. В этом вопросе речь идет не только об Узбекистане, но и о Казахстане и Туркменистане.

Эксперт не исключает, что последние намерения Ташкента обусловлены не только недавней отменой санкций со стороны Евросоюза, но и повышением накала конкурентной борьбы.

Об отмене санкций ЕС в отношении узбекского руководства, за исключением эмбарго на поставки оружия в республику, стало известно в середине октября.

Данные санкции Брюссель ввел в мае 2005 года, после трагических событий в Андижане. В ночь с 12-го на 13 мая 2005 года в четвертом по размеру узбекском городе группа вооруженных людей напала на военную часть и выпустила из местной тюрьмы несколько тысяч заключенных. Затем была захвачена центральная площадь города и здание городской администрации. Днем в центре Андижана собрался многотысячный митинг, где от президента республики Ислама Каримова потребовали уйти в отставку. В город вошли войска, жестко подавившие мятеж. По официальным данным, погибли около 170 человек, однако зарубежные наблюдатели и узбекские очевидцы говорили о 2000 жертв.

Евросоюз потребовал независимого расследования инцидента. Ташкент ответил отказом, за что Евросоюз ввел санкции. В ответ Узбекистан попросился из ЕврАзЭС.

«Возможно, сейчас и Вашингтон с приходом новой администрации будет вести новую игру за ресурсы в республиках Центральной Азии, что отчасти и объясняет шаги со стороны руководства Узбекистана», – констатирует Евгения Войко.

При этом эксперт отмечает, что отношения внутри ЕврАзЭС были «не слишком стабильны», чему мешали противоречия Узбекистана и Казахстана по ряду вопросов, в том числе по водным ресурсам.

Как бы там ни было, выход Узбекистана из этой организации не повлечет за собой центробежных тенденций, «поскольку Ташкент продемонстрировал крен в сторону Запада до андижанских событий». И после отмены санкций был сделан «закономерный шаг».

Узбекистан также входит и в ОДКБ, но говорить о возможных попытках Ташкента в будущем вновь выйти из этой структуры (покинул ее в 1999 году, а вернулся в конце 2006 года) пока не приходится, потому что страна «объективно заинтересована» в обеспечении своей безопасности, в том числе вдоль своих границ.

Членство республики в ОДКБ как раз призвано эту безопасность укрепить, и Ташкент не скрывает своих симпатий к организации договора.

..............