24 апреля, понедельник  |  Последнее обновление — 03:54  |  vz.ru

Главная тема


Смерть наблюдателя предвещает ввод «полицейской миссии» в Донбасс

инцидент 21 апреля


На сотрудников Росгвардии напали в Биробиджане

не пустили на родину


Певицу Лолиту Милявскую сняли с поезда в Конотопе

полуголый электорат


Активисток Femen в масках Путина и Ле Пен задержали во Франции

он - за «Монреаль»


Хоккеист Радулов отказался играть за сборную России

«суицидальный акт»


КНДР пригрозила Австралии ядерным ударом

особые обстоятельства


СМИ разъяснили, почему Украина не сможет арестовать транзитный газ Газпрома

Новый стадион


Жирков: На «Зенит-Арене» не хватало воздуха, меня чуть не вырвало

рейтинг спецподразделений


Сравнивать «Альфу» с «Морскими котиками» попросту некорректно

«сама себя расстреляла»


Виктор Милитарёв: У февральской катастрофы было три причины, независимых друг от друга

«людоедская мысль»


Антон Крылов: Частный случай пещерной дикости

«Мы обязательно встретимся»


Андрей Бабицкий: С общественной моралью на Западе дела обстоят не столь катастрофически

на ваш взгляд


«Посмотри на меня, глаза-то не отводи, что ты глаза отводишь?». Как вы оцениваете обращение российского дипломата Владимира Сафронкова к британскому коллеге в Совбезе ООН?


Пока не было нации

Татьяна Шабаева, журналист, переводчик
   16 февраля 2017, 12:10
Фото: facebook.com/tatiana.shabaeva

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Несколько месяцев читая воспоминания и монографии о кануне Февральской революции, я с сожалением вынуждена была принять одно коренное обстоятельство: в феврале 1917 года рухнула страна, которую никто не держал.

«На судьбе России снова и снова сказывалось отсутствие политической нации»

Ощущение бессилия, бессмысленности, беспомощности буквально пронизывало воздух.

Правительство? «Никогда еще Россия не имела такого слабого и бездарного правительства» (министр иностранных дел Н.Н. Покровский).

Дума и Временный комитет? «Можно ли себе представить что-либо более слабое, чем князь Львов, этот оппортунист и фаталист, убежденный, что государством правит фатум…» (депутат, секретарь Бюджетной комиссии  А.В. Еропкин).

Армия? «Акт отречения был принят в армии совершенно спокойно… одной из главных причин быстрого разложения армии была полная неподготовленность офицерского состава в политическом отношении» (генерал-лейтенант Генштаба В.Н. Минут).

Общество? «…удивительная косность русских людей, как-то бессознательно предпочитающих быть обывателями, а не гражданами, стадом, а не обществом… такая государственная невоспитанность огромного большинства, даже в образованных кругах, была выгодна правительству, когда население боялось, не будет ли от новшеств еще хуже...» (прокурор Петербургской палаты С.В. Завадский).

Десятки решений, зависящих от конкретных облеченных властью людей, – Солженицын концентрированно анализировал эти «если бы» в статье «Размышления над Февральской революцией» – напряженно ждали своего момента истины, но так и не состоялись.

В огромном количестве нарождались всевозможные партии малых народностей Российской империи – но общероссийской русской партии не было, а то, что маскировалось под нее, опиралось на истасканную уваровскую триаду, в которой «православие и самодержавие» истлели, а народность никогда не понималась глубже казенного патриотизма.

В феврале 1917 года рухнула страна, которую никто не держал (фото:Фотохроника ТАСС)
В феврале 1917 года рухнула страна, которую никто не держал (фото: Фотохроника ТАСС)

Это касается прошлого – но ведь и сегодня пишутся сотни «патриотических статей», все по одному и тому же плану:

1. Русский народ веками живет духовной жизнью, материальные ценности для него значат мало, такова уж его неизбывная природа.

2. Внезапно русский народ бессмысленно и беспощадно бунтует, хочет земли и воли, государство разваливается.

3. Русский народ опять совершает духовный подвиг, долготерпит и несет великие духовные смыслы всему человечеству.

4. Внезапно русский народ «продается за джинсы, жвачку и колбасу», государство разваливается.

5. Русский народ отказывается «от потребительства» и готовится совершать духовный подвиг, ведь такова его неизбывная природа.

Эта бессовестная схема загоняет большой и совершенно нормальный в плане потребностей народ в прокрустово ложе, из которого он не может не желать вырваться – и, натурально, всякий раз вырывается усеченным.

Историк Сергей Сергеев в своей только что вышедшей книге «Русская нация» исчерпывающе перечисляет догмы, существующие у нас на месте идеологии:

«1. Русские  не конкретный этнос, а таинственный сверхнарод, не имеющий этнического содержания. Русский  прилагательное, а не существительное.

2. Русским не нужны материальные блага и политические права, они должны думать только о высокой духовности и о том, как выполнить свою вселенскую миссию  спасение человечества.

3. Русские  не хозяева России, а «раствор», скрепляющий ее единство; не цель в себе, а средство для исполнения великих предначертаний начальства.

4. Что бы ни случилось, русские должны терпеть и молча сносить любые притеснения от начальства и иноплеменников  иначе все рухнет.

5. Без строгого начальства с плеткой русские ни на что хорошее не способны».

Не ограничиваясь описанием механизма, Сергеев стремится дать хотя бы внешнюю форму объяснения «почему так сложилось», признавая здесь определенную логику империи, желающей казаться привлекательной для всех, кроме тех (вернее – за счет тех), кто и так никуда от нее не денется, – русских.

Однако из его же книги видно, что унижение русских не применялось при интеграции в русское государство, к примеру, Казанского ханства – и  это присоединение прошло успешно.

Иными словами, то, что некий судьбоносный выбор власти можно обосновать, отнюдь не значит, что это был единственно возможный выбор.

В нашем же случае это был выбор с отложенным крахом государства. Сделанный дважды, если считать 1917 и 1991 годы, и трижды, если продлить указанный вектор в будущее.

Так или иначе (это, разумеется, не открытие Сергеева, но он последовательно показывает, как эта слабость давала о себе знать в разные периоды истории), на судьбе России снова и снова сказывалось отсутствие политической нации и подавляющее преобладание самовластной личности, с ее качествами, привычками и мотивами.

А личность во власти, даже самая превосходная, дальновидная и разумная (что само по себе случается нечасто), – смертна.

Убийство Столыпина могло заронить в умы современников фаталистическую мысль, что погиб (именно насильственно уничтожен!) единственный человек, имевший видение будущего и готовый брать на себя ответственность за него; чем ближе к революции – тем четче проявлялось это настроение, как инфантильная мечта о взрослом, о человеке-деятеле.

Но успей укрепиться, увериться в собственных силах русская нация – такого не могло бы произойти.

М.О. Меньшиков, сам расстрелянный большевиками на глазах своих детей, подчеркнуто рассматривал нацию как триединство, указывая, что в настоящем проявлена лишь средняя треть ее. Первая необъятная треть уходит в прошлое, еще одна – в будущее, и значит, мы – «лишь делегаты бывших и будущих людей», и в этом смысле бессмертны.

Русская нация, осознающая себя хозяином и субъектом российского государства, и сто лет назад была несбывшейся мечтой тех, кто с содроганием смотрел, как страна сползает в террор.

Чтобы увидеть это сегодня, необязательно читать «белогвардейцев» или «либералов».

Можно взять «10 дней, которые потрясли мир» Джона Рида – сам Ленин считал эту книжку правдивой и рекомендовал «распространять в миллионах экземпляров». Однако в ней хорошо видно, как на место общей расслабленности и даже выражаемой в застольных посиделках готовности «предпочесть большевикам Вильгельма» приходит нескончаемый истерический ор, паранойя и прогрессирующая жестокость.

Было ли это «единственной альтернативой»?

Вопрос далеко не праздный, ибо нам и сегодня подсовывают тот же исторический выбор – по выражению Сергеева, «антидемократический национализм vs антинациональный либерализм». Пожалуй, главным достоинством его книги выходит то, что она не о лозунгах и теориях, а об их осуществлении. Что на самом деле имеют в виду, когда говорят о русском долготерпении, русской миссии и русском почтении к начальству.

И когда Розанов хлестнул словцом – дескать, тысячелетняя монархия «слиняла в два дня» – ведь не юродство же это? И не глумление на пепелище отечества, где главным врагом объявлен младенец, задушенный в колыбели, – «русский великодержавный шовинизм»?

Нет, Россия даже и в феврале 1917 года не была руиной, не была несостоявшимся государством, и, по воспоминаниям германских офицеров, даже прямо накануне русской революции они могли надеяться на нее (и надеялись!) – но никак не могли на нее рассчитывать.

Россия была полна прекрасных, разумных, компетентных людей, и каждый из них по отдельности знал, какие улучшения могут быть полезны в его сфере деятельности, которую он знает.

Но эти люди, лишь очень смутно понимая ценность своей общности, только-только начали учиться разговаривать друг с другом как с равными, не адресуясь постоянно к верховному арбитру, не ожидая его судьбоносного одобрения.

Научиться они не успели. Пришло время нашей трети.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

Другие мнения

Андрей Колесник: Мог ли Ленин стать великим эволюционером

Россия, так сказать, случайно подвернулась ему – как удобный плацдарм, чтобы начать дело, которое, по его задумке, должно было сотрясти и перевернуть весь мир. Но сотрясло и разрушило – прежде всего Россию. Подробности...

Антон Крылов: Частный случай пещерной дикости

И хотелось бы поверить, что на Клепцина с Миковым воздействовали мозговым излучателем враги России, но ведь нет, не изобрели пока такого излучателя. Как у настолько разных людей родилась одна людоедская мысль на двоих? Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

Вадим Самодуров: Реинкарнация Новороссии

Необходимость формирования общего государственного объединения на Донбассе с каждым месяцем будет становиться все более явной. Как для экспертного общества, так и для Кремля. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Дарья Платонова: Битва глобалистов и патриотов

Французский телеканал France 2 выбрал новый формат 15-минутных индивидуальных интервью с кандидатами. Приведем краткий анализ выступлений главных лидеров предвыборной гонки в этом спецэфире. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Дмитрий Фроловский: Чью же сторону поддерживают русские в Сирии

Укрепление присутствия России за счет поддержки Башара Асада таит массу подводных камней. У многих в регионе уже возникают вопросы: чью же сторону поддерживают русские, суннитскую или шиитскую? Ответ лежит посередине. Подробности...
Обсуждение: 61 комментарий

Дометий Завольский: Пора стать Госдепом

Ожидания тех, кто готов увидеть в РИСИ – интеллигентном экспертном центре – чуть ли не Smersh, нужно оправдать. В конце концов, Госдеп США, как и Foreign Office, – это отнюдь не чисто дипломатические организации. Пора последовать примеру наших партнеров. Подробности...
Обсуждение: 37 комментариев

Владимир Можегов: Серый кардинал русской революции

Ровно 100 лет назад в этот день на Финляндский вокзал с группой товарищей в Петроград прибыл Ленин. Отвлечемся от революционной деятельности ленинцев, чтобы взглянуть на фигуру, до сих пор неоправданно остающуюся в тени. Подробности...
Обсуждение: 81 комментарий

Татьяна Шабаева: Радость отмороженных ушей

Да, быть может, Турция, перестав томиться по Евросоюзу, перестанет быть и «больным человеком Европы», захочет взамен того быть здоровяком Азии. Быть может, туркам от этого будет даже и очень хорошо. Но нам-то какая в том радость? Подробности...
Обсуждение: 31 комментарий

Виктор Милитарев: Как русская интеллигенция сама себя расстреляла

Русская интеллигенция, справедливо возмущаясь несправедливостью окружающего ее общества, оказалась поджигателем дома, в котором она вместе с народом и жила. С 1904-го по февраль 1917-го интеллигенция игнорировала реальность «исторической России». Подробности...
Обсуждение: 140 комментариев

Андрей Бабицкий: Мы обязательно встретимся

Когда мы анафемствуем Запад, предрекая ему скорую погибель, то не все выдвигаемые в его адрес обвинения кажутся обоснованными. Давайте возьмем хотя бы западное кино как феномен, отражающий состояние массового сознания. Подробности...
Обсуждение: 117 комментариев
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............