22 июня, четверг  |  Последнее обновление — 16:59  |  vz.ru

Главная тема


День памяти и скорби становится важнее с каждым годом

«Давайте лес рубите»


Кучма: Европейцы ставят Украину на колени

«грозный зверь»


Эксперт из США рассказал о главном преимуществе «Арматы» перед Abrams

22 июня 1941 года


Минобороны опубликовало уникальные документы о Великой Отечественной войне

нобелевский лауреат


Алексиевич прокомментировала свое скандальное интервью

внук Елизаветы Второй


Принц Гарри: Никто в нашей семье не хочет стать королем или королевой

в обход украины


Путин высказался о судьбе «Северного потока - 2»

«антироссийская тенденция»


Бывший глава разведки ГДР: Россию от нападения НАТО спасает только ядерное оружие

новые санкции


США пытаются наказать мифическую российскую ЧВК

Кубинский гамбит


Дмитрий Дробницкий: У Гаваны нет иного будущего, кроме как вернуться в орбиту Вашингтона

«людоедские размышления»


Андрей Бабицкий: Простосердечный каннибализм Светланы Алексиевич

«Россия – «плохая»


Сергей Худиев: Принятие ЛГБТ-воззрений – это определенный знак повиновени

на ваш взгляд


Прохожие вернули часть денег мотоциклисту, рассыпавшему по трассе 12 млн рублей. А как бы вы поступили, найдя подобную сумму?


Новый цивилизационный проект для Белоруссии

Владимир Воронов, журналист
   28 декабря 2015, 09:56
Фото: из личного архива

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Модель государства, выстроенная в Белоруссии Александром Лукашенко, переживает системный кризис. На фоне общемировой турбулентности это может привести к самым плачевным последствиям. Для того чтобы выйти из нее без катастрофических потрясений, нужно как можно скорее предпринять ряд решительных мер.

«В своем культурном развитии современная Белоруссия напоминает не БССР и не Россию, а Украину, Молдову или страны Прибалтики»

Для начала Белоруссии нужно покончить с внешнеполитической неопределенностью.

С этой многовекторностью – одни парадоксы! Маршал Тито успешно играл на противоречиях между государствами западного и восточного блоков, однако сейчас созданного им государства – Югославии – не существует. Николае Чаушеску умудрялся дружить со всеми – от США и Израиля до Китая и Ирана, но это не спасло его от пуль расстрельной команды. Украина так долго «блуждала» между ЕС и ЕАЭС, что потеряла часть своей территории… Очевидно, что и Белоруссии предстоит сделать свой выбор во внешней политике. Причем однозначный и окончательный.

Оперевшись на этот выбор, стоит вспомнить и о собирании земель белорусских.

В результате событий XX века современная Белоруссия утратила многие свои исконные земли – Латвия, Литва и Польша немало на этом «поживились». Поднятие сейчас этого щекотливого вопроса означает не призыв к милитаризации страны и решению территориальных споров силовыми методами. Он должен быть переведен в идеологическую плоскость, как контраргумент против развязавших холодную войну соседей. Официальной Варшаве периодически следует напоминать, что Польша получила город Белосток в «обмен» на отданный Украине Львов, и если в польской столице так уж хотят бороться с наследием сталинизма, то все следует вернуть в изначальное состояние…

Эти изменения должны найти свое отражение в национальной символике. Очевидно, что нынешняя символика республики, как и остальные элементы белорусской модели, мягко говоря, утратила актуальность.

В первую очередь на смысловом уровне – земной шар на гербе был уместен, когда Белоруссия являлась частью сверхдержавы СССР, даже современная Россия от подобного элемента отказалась; обрамление герба в виде золотых колосьев, переплетенных цветками клевера и льна, также выглядит странновато: главными сельхозкультурами республики являются картофель и сахарная свекла.

Национальный орнамент на флаге вполне приемлем, как и нижняя, зеленая часть полотнища – символ белорусских лесов и полей. Зато по верхней, красной части флага есть много вопросов. То ли это цвет крови, пролитой белорусами в попытке добиться независимости, или штандартов грюнвальдской победы белорусских полков над крестоносцами, а может, знамен дивизий Красной армии и белорусских партизанских бригад, освобождавших Белоруссию от фашистских оккупантов и их прислужников – единого мнения в разных описаниях обнаружено не было.

Куда более неоднозначен белорусский вариант герба «Погоня», используемый оппозицией. Уже то, что его основные цвета такие же, как и у герба соседней Польши, – нарушение традиционных канонов геральдики.  Стилистически он – полный аналог герба Литвы, причем в обоих случаях на щите всадника изображен католический лотарингский крест.

Для Белоруссии, 80 процентов населения которой причисляет себя к православным, это – полный нонсенс! С таким же «успехом» в качестве элемента государственной символики можно было бы использовать звезду Давида или мусульманский полумесяц! Очевидный выход из оного «гербового» тупика – использовать в качестве новой символики геральдику Полоцкого или Турово-Пинских княжеств, на которую ни Литва, ни Польша «претендовать» не смогут.

Только так удастся изжить уже успевший укорениться в массовом сознании белорусов негативный стереотип, что холопство в составе Речи Посполитой или полухолопство в Великом княжестве Литовском – это и есть Белорусский Золотой век.

Новая символика должна стать вершиной айсберга масштабного культурного возрождения.

Несмотря на то, что «белорусская модель» позиционируется как преемница советской, в своем культурном развитии современная Белоруссия напоминает не БССР и не Россию, а Украину, Молдову или страны Прибалтики.

«Наш Минкульт ведет политику геноцида белорусской кинорежиссуры», – жалуется на своей странице в социальных сетях белорусский сценарист Андрей Курейчик. Ему вторит в своей статье «Стрижка под ноль. Как покончить с национальным кино» журналист и аналитик кино Максим Жбанков: «Смотреть у нас нечего – и это не новость. Стиль устарел, и кадры разбегаются кто в Москву, кто в Варшаву – факт… К независимому кино не готовы в большинстве своем ни те, кто сверху, ни те, кто снизу».

К этому можно добавить, что даже российско-белорусские культурные проекты, как и прочие совместные проекты двух стран, мало что добавляют в позитив: «остаться на плаву» они позволяют, развиться дальше – нет.

Для Белоруссии нужна новая модель развития культуры, ибо, как писал в свое время историк Лев Гумилев: «Как ни тягостна иногда бывает культура, люди чувствуют – без нее нельзя!» Думаю, новая белорусская культура должна стать копией современной российской – концепция, вполне адекватная нынешнему моменту.

Но все эти изменения так и грозят остаться декларативными и декоративными без ускоренной модернизации экономики.

Здесь готового рецепта для Белоруссии не существует. Российский опыт рыночных преобразований имеет ограниченную ценность – страна не сможет стать процветающей «энергетической» или просто сырьевой «империей», даже в миниатюре.

Реформы по образцу Польши, которые белорусские оппозиционеры считают достойными для подражания, приведут братскую республику к катастрофе: так, в 2008 году обанкротился польский аналог МАЗа – производитель грузовиков и автобусов Jelcz, следом «вылетела в трубу» другая автобусная фабрика – Autosan, а в 2011 году пришел черед и польского ВАЗа – завода FSO. Из местных автопроизводителей уцелел лишь Solaris, но и он испытывает серьезные трудности. Постоянно поговаривают о его закрытии…

Куда более привлекательным выглядит случай Чехии. Разумеется, и там не обошлось без потерь – в 2003 году был ликвидирован хорошо известный в СССР своими грузовиками LIAZ, зато его аналог TATRA уцелел. Karosa теперь производит автобусы в составе Irisbus, а Skoda вообще стала символом успеха чешских реформ. Теперь это подразделение Volkswagen не только увеличило производство и расширило модельный ряд, но и открыло свои филиалы во многих странах мира. Поэтому весьма заманчиво было бы воспроизвести в Белоруссии именно «чешскую модель».

Хотелось бы, но не получится. Главный чешский реформатор Вацлав Гавел был выходцем из семьи фабрикантов. Давние семейные связи позволили ему установить успешные контакты с представителями крупного немецкого бизнеса. Поэтому именно немецкие концерны сыграли доминирующую роль в модернизации страны. Однако в белорусской правящей элите подобных переговорщиков нет. 

Не стоит обольщаться возможностями лоббирования белорусских интересов некоторыми немецкими корпорациями (MAN, etc.) – наибольшим влиянием на современную немецкую политику обладают не промышленные гиганты, а крупные сырьевые компании и финансовые учреждения.

ФРГ фрау Меркель и ФРГ Коля – Шредера – это, как говорится, «две большие разницы». Сейчас для официального Берлина наивысшим приоритетом обладают проблемы греческих долгов и сирийских беженцев, ставящие под сомнение единство ЕС под его эгидой. Так что немцам в обозримом будущем будет не до белорусов или кого-нибудь еще.

Хотя Лукашенко и называют «последним диктатором Европы», возможность использования опыта реформ стран Дальнего Востока (Южная Корея, Сингапур) весьма ограничена. В Белоруссии «слишком много демократии».

В отличие от президента союзной республики, главный южнокорейский реформатор Пак Чон Хи мог по поводу и без повода объявить в стране военное положение, быть единственным кандидатом на «выборах» в президенты, ввести комендантский час или запросто распустить парламент. Диктатор обладал высокой креативностью мышления – у врагов из Северной Кореи был позаимствован пятилетний план развития; поощряя капиталистические монополии, он развивал и государственные структуры.

Во внешней политике – никакого «сидения на двух стульях»: Америку «дядька» Пак только терпел, а в качестве основного стратегического партнера рассматривал Японию. Как результат – в 70-е рост экономики в 45 процентов в год был для Южной Кореи обычной нормой. Конечно, некоторые параллели с Лукашенко просматриваются, но они далеко не всегда говорят в его пользу. На таком фоне лучшее белорусское достижение в 16 процентов роста экономики в год выглядит блекло…

Таким образом, для нормальной белорусской перестройки подойдут «гибридные» реформы – одновременное проведение рыночных преобразований с реформированием и развитием государственного сектора. Причем без разумной эклектики не обойтись: заимствовать различные решения из опыта модернизации в разных странах все-таки придется.

Очевидно, что братская страна остро нуждается в братской помощи. Деструктивные силы, как внутри Белоруссии, так и еще более за ее пределами, активно стараются подорвать белорусскую стабильность. А печальный пример Украины показал, к каким негативным последствиям это может привести. 


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

Другие мнения

Елена Кондратьева-Сальгеро: Немного лета в холодной войне

Думаете ли вы, что теряете свою национальную идентичность, когда, встав ни свет ни заря и израсходовав поникшие силы в пекле рабочего дня, задыхаетесь в общественном транспорте или плавитесь в раскаленной машине? А я вот думаю о своей и сейчас скажу, почему. Подробности...

Денис Селезнев: Танковая перемога

В выступлениях украинских чиновников и публикациях СМИ танк Т-84 «Оплот» быстро объявили лучшим в мире (разве что «Абрамс» сравнится, но он вдвое дороже) и пророчили победоносное шествие по рынкам. Посудите сами. Подробности...
Обсуждение: 14 комментариев

Вадим Самодуров: Реализм потихоньку начинает отвоевывать пространство

Из администрации президента Украины в СМИ просочился слух, что если Донбасс снова станет украинским, то восстанавливать его будут американцы. Даже не знаю, что делать – развенчивать этот слух или смеяться. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Андрей Бабицкий: Простосердечный каннибализм Светланы Алексиевич

Я просто не в силах отказать себе в удовольствии упомянуть хотя бы в двух словах о тех людоедских размышлениях, коими Светлана Алексиевич поделилась в своем уже успевшем стать знаменитым интервью с журналистом агентства «Регнум». Подробности...
Обсуждение: 145 комментариев

Анна Федорова: На следующем витке протеста людей будет еще меньше

Весной – летом 2017 года в России прошло четыре заметных массовых акции. Если обратиться к истории и посмотреть, какие митинги и демонстрации становились поворотными точками в истории страны – выясняется интересное. Подробности...
Обсуждение: 24 комментария

Виктор Милитарев: Как вы относитесь к демократии?

Говорят, что при демократии легче бороться за «общее благо», поскольку существует политическая конкуренция. Этот аргумент является чисто пропагандистским. Возможность народа влиять на власть зависит от совсем других причин. Подробности...
Обсуждение: 56 комментариев

Дмитрий Ольшаньский: Молодость, а не «молодежь»

Как известно, в русском языке есть великое непереводимое слово – poshlost. Как можно было бы объяснить, что оно значит – на примере молодого человека в политике? Подробности...
Обсуждение: 52 комментария

Сергей Худиев: Нужно ли нам держаться за чемпионат мира?

Принятие ЛГБТ-воззрений – это определенный знак повиновения. Примерно так же, как в Cредние века завоеватель обращал покоренный народ в свою веру. Россия не хочет продемонстрировать этого знака покорности. Поэтому Россия всегда будет оставаться «плохой». Подробности...
Обсуждение: 104 комментария

Антон Крылов: Толстая красная линия публичной политики

Красная линия пролегает между теми, кто готов видеть в своих оппонентах партнеров по диалогу, и теми, кто свято уверен, что с другой стороны враги, которых надо посадить, или выслать из страны, или, что надежнее – расстрелять. Подробности...
Обсуждение: 40 комментариев

Дмитрий Родионов: Почему партия Ле Пен не смогла повторить успеха своего лидера?

По итогам президентской избирательной кампании во Франции оказались полностью сломаны правила игры. Как эта новая политическая ситуация отразилась на итогах парламентских выборов? При взгляде на них в глаза бросаются два момента. Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............