Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева От митингов «несогласных» до окопов под Донецком

Отдавшие свои жизни на полях СВО не увидят, каким будет будущее России. Но самим фактом своего бытия и своего поступка они сделали невероятно много для того, чтобы «судьба всего цивилизованного проекта на планете» решилась справедливым образом.

11 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Следующее предложение Киеву будет хуже нынешнего

Путин не случайно озвучил свои предложения именно сейчас. 15-16 июня в Швейцарии проходит конференция по Украине. Российский лидер предложил реалистичный, в отличие от «плана Зеленского», перечень условий для приближения мира.

20 комментариев
Андрей Полонский Андрей Полонский Россия верит в Большой смысл

Идеология противников России строится на одном-единственном базовом принципе – тотальном отрицании Большого смысла для человека. И особое неприятие, вплоть до скрежета зубовного, вызывает Большой смысл России.

20 комментариев
29 декабря 2010, 18:02 • Культура

Караван идет

«Непоседа» Лукьяненко: Главная новогодняя сказка

Караван идет
@ nachalnikov.net

Tекст: Кирилл Решетников

«Непоседа» – давно обещанное Сергеем Лукьяненко продолжение романа «Недотепа», который был опубликован в конце весны 2009 года. Новый роман полностью вписывается в концептуальную рамку, заданную предыдущим: это подростковое фэнтези, насыщенное «взрослыми» подтекстами.

Пока любители недетских историй о свете и тьме ждут запланированного на будущий год «Нового дозора», многосторонний автор развлекает читателей хитроумными сказками. «Непоседу» в силу некоторых сюжетных деталей можно смело объявлять не просто сказкой, но сказкой новогодней – недаром книжка вышла в декабре.

Некоторые ружья, извлеченные на свет в «Недотепе», выстреливают в «Непоседе

В «Непоседе» появляются те же ключевые персонажи, что и в «Недотепе»: сообразительный юноша Трикс Солье, сын герцога, цветочная фея-помощница Аннет, волшебник Радион Щавель, злой рыцарь-маг Гавар Вилорой, а также сирота Иен, бродячие актеры и прочие знакомые лица. Мир, в котором они обитают, – все тот же: вымышленная дотехнологическая ойкумена, разукрашенная перлами узаконенной магии и характерными книжными образами в духе европейского Средневековья.

Как и следовало ожидать, два романа прочно связаны между собой не только общими героями, но и сюжетом: некоторые ружья, извлеченные на свет в «Недотепе», выстреливают в «Непоседе». Характеры демонстрируют свою скрытую доселе изнанку, законы обнаруживают диалектическую природу, а упомянутые в первом романе религиозно-политические проблемы одного южного государства развертываются в полновесную интригу.

Роман выстроен довольно остроумно и не лишен настоящих неожиданностей (обложка книги)

Роман выстроен довольно остроумно и не лишен настоящих неожиданностей (обложка книги)

Для некоторых предметов придумана отдельная извилистая судьба: перстень с изумрудом, подаренный Триксу Солье королем Маркелем Веселым, достается ушлому работорговцу, но затем, само собой, все же возвращается к законному владельцу-протагонисту.

Под Новый год к Триксу Солье, ставшему учеником мага, является небольшой дракон и, сославшись на законы магической чести, убеждает недоросля отправиться в государство Самаршан, похожее одновременно на какую-то среднеазиатскую республику и на умеренно консервативную арабскую страну. Последние самаршанские новости не сулят ничего хорошего: к власти вот-вот придет вождь кочевников, объявивший себя ни много ни мало Прозрачным Богом, а это грозит прямой опасностью как соседнему королевству – родине Трикса, так и кое-кому из жителей Самаршана. Трикс, как и подобает уважающему себя фэнтезийному герою, должен спасти если не мир, то по крайней мере существенную его часть, и если не от гибели, то как минимум от больших неприятностей.

История выстроена довольно остроумно и не лишена настоящих неожиданностей. Впрочем, матерые читатели фэнтези и в особенности давние поклонники Лукьяненко уже успели высказать массу претензий к сюжету. Но к сюжету и вообще ко всему действию здесь, собственно, вполне можно отнестись как к своего рода новогоднему «Огоньку», взвешенно срежиссированному в расчете на все возрастные категории, – в этом случае многие придирки отпадут сами собой. В программе – эффектно обставленные перемещения во времени, не слишком злые репризы на национально-политические темы, театральное срывание злодейских масок и даже драконий брейн-ринг, слегка отдающий схоластикой.

В «Непоседе» нет трагизма и неразрешимых конфликтов, а подразумеваемые смертельные опасности оказываются в некоторой степени иллюзорными. Любителям «взрослого» Лукьяненко при таком раскладе будет недоставать напряжения, серьезности, глобальности и, как бы это сказать, «жести». Но создатель «Дозоров» просто действует по законам жанра, ведь «Непоседа» и «Недотепа», вообще-то говоря, проходят по ведомству литературы для детей и юношества.

В качестве компенсации тотальной «детскости» по тексту рассыпано несчетное количество явных и скрытых аллюзий, цитат и пародий (а также идущих специальным бонусом ехидных подколок, в том числе и весьма прямолинейных, вроде упоминания о магических словах «перестройка» и «политкорректность», которые производят исключительно негативный эффект). Сходство Трикса с Гарри Поттером очевидно, параллели такого рода неизбежны и банальны; веселее обнаруживать реминисценции из Толстого, Эдуарда Успенского и Гоголя. Последнему посвящается смешная переделка хрестоматийного пассажа о птице-тройке: «Караван верблюжий, кто тебя выдумал?».

Очевидно, что Лукьяненко пишет цикл; за «Непоседой», скорее всего, последует еще одна книга. Какой смысл имеет вся эта затея? Предварительный ответ может быть таким: что ни говори, а это все-таки русское фэнтези с человеческим лицом, к тому же основанное не только на перекличке с западными бестселлерами, но и на советской традиции авторских сказок и подростковой фантастики (Владислав Крапивин – далеко не единственное из имен, которые можно упомянуть в этой связи). Это уже неплохо, хотя потенциал гипотетического цикла, похоже, гораздо больше.

..............