Сергей Худиев Сергей Худиев Греция стала единственной православной страной с однополыми браками

В Греции нововведение проходит под тем же лозунгом, что и в англоязычном мире – «А вам-то какая беда, если двое гомосексуалистов получат возможность официально называть свои отношения браком?». Но опыт того же англоязычного мира показывает, что действительно беда.

0 комментариев
Алексей Фирсов Алексей Фирсов Москва как мягкая сила российской политики

Какую функцию несет Москва сегодня? Парадоксально, но из роли альтернативы она, как верно заметил Такер Карлсон, начинает выходить на роль лидера глобальной конкуренции территорий.

28 комментариев
Игорь Мальцев Игорь Мальцев Немцы снова мечтают о ядерной бомбе

Лозунг «Никогда больше» включал в себя и мирное сотрудничество с Россией (на ниве углеводородов особенно), и отказ от милитаризации, отказ от любых попыток реванша и т. д. А теперь, когда немецкие танки снова месят грязь украинских полей и стреляют в русских солдат, о каком «Никогда больше» может идти речь?

8 комментариев
22 апреля 2009, 13:04 • Культура

«Горите в аду!»

Братья Гард раскрыли новое убийство

«Горите в аду!»
@ kinopoisk.ru

Tекст: Марина Суранова

На этот раз фильм «Незваные» сделан на азиатский манер. Здесь все подразумевается, ни о чем не говорится напрямую. Вполне себе удачная форма повествования, когда речь идет о фокусах подсознания. Оно, подсознание это, выхватывает из обыденности случайные фрагменты, как пламя из темноты, и создает из таких вот теней свой мир. Выходишь из кинотеатра с мыслью: «А ведь каждый второй в этом мире почти такой же вот сумасшедший. Уверен в своей истине, которую сам же и выдумал»...

Однако картина мира девочки Анны оказывается пострашнее внутренней империи серийного убийцы.

Как и положено по законам жанра, фильм пугает неожиданностями, тревожной музыкой, страшными рожами и кровавыми руками из-под кровати

То, что это именно подсознательное рулит поступками героини, мы узнаем, впрочем, не сразу. Сначала фильм – вполне себе банальный триллер.

Мирная эротическая сцена в лесу. «Я люблю тебя», – говорит парень Анны. И предлагает ей заняться сексом (благо и презервативы имеются). «С ума сошел?» – отвечает Анна и сердито идет домой через лесную тропинку. Эх, лучше бы сексом уж занялась...

На пути ей попадается черный пакетик. Мертвая девочка с парой братьев оказываются в том черном мешке. «Не ходи домой!» – неожиданно кричит девочка из пакета. И зритель от неожиданности подпрыгивает на стуле.

Как и положено по законам жанра, фильм пугает неожиданностями, тревожной музыкой, страшными рожами и кровавыми руками из-под кровати. А еще деталями. В самом деле, страшно бывает смотреть на пакет из-под томатного соуса, на кусок сырого мяса, на ножи с вилками в определенном контексте.

Анна (Эмили Браунинг) возвращается из психиатрической лечебницы. Она попала туда после гибели больной матери. Та сгорела при пожаре дома (после того как девочка вернулась все-таки домой с той лесной тропинки). Отец женится на бывшей сиделке матери – Рэйчел (Элизабет Бэнкс).

Сестра Анны Алекс (Ариэль Кеббел), поворчав на сеструху за то, что та не отвечала ей из психушки на письма, признается Анне, что не доверяет мачехе. Тут как нарочно в видении Анны является обгорелая мать. «Убийца», – говорит она, кивая на комнату Рэйчел. И начинается...

Сестры берутся за расследование. И странно легко обнаруживают, что сиделка – совсем не та, за кого себя выдает. На самом деле (Анна с сестрой нашли информацию в Интернете) Рэйчел – убийца детей! Помните трупы из пакета? Ее работа!

По версии Анны, когда Рэйчел было 19 лет, она усыпила и зарубила топором двух мальчиков и девочку. Их мать погибла в автокатастрофе. И, устранив детей, злая сиделка решила выйти замуж за их отца. «То же самое она хочет проделать и с нашей семьей», – маниакально уверена Анна.

И вроде бы все теперь ясно, как белый день. Бегите в полицию, дети! И вот когда в этом месте зритель уже начинает засыпать (А что? Все понятно, ожидать больше нечего, в общем-то) – обнаруживается, что все самое интересное впереди. Ведь Анна все-таки сумасшедшая!

И не просто больная. Она и есть самый страшный монстр в фильме.

Даже сестра, как выясняется, всего лишь плод больного воображения ее раздвоенного сознания. Эта красотка с вечного похмелья – лишь представление Анны о сестре, оставшееся в памяти. Нет никакой сестры, она с мамой погибла в пожаре. Сестра теперь – это сама Анна.

На самом деле Анна вообще ничего не помнит... Как обнаружила отца с любовницей – сиделкой, как хотела поджечь их, а случайно подожгла дом с матерью и сестрой. Не помнит, как столкнула с обрыва своего друга, который видел, из-за чего начался пожар. Она не помнит даже, что та самая убийца детей (за которую приняла Рэйчел) была ее подругой в психиатрической больнице!

Та рассказывала Анне истории, которые как раз и легли в основу ее проклятого мира – тихого омута – больного сознания. Наивный мир ребенка с обидами и комплексами, ревностью становится запредельным ужасом в реальности. А вдруг так и вправду бывает?

Американское кино пугает умело и профессионально, и тема раздвоения личности занимает особое место. Хоть «Бойцовский клуб», хоть «Игра в прятки» с Робертом де Ниро в главной роли, хоть тот же «Человек-паук». Истории о том, как часть сознания отключается и включается противоположная личность... Человек о ней и сам не догадывался. Больше того, он об этой иной своей личности и не помнит ничего, когда приходит в себя.

В психиатрии и в самом деле существует такой феномен. И все (это верно в голливудском кинематографе заметили) родом из детства. Причина чаше всего – психологическая травма, которую сознание вытесняет в целях самосохранения. Имея множественные личности, человек видит другого, разговаривает с ним. Он и сам становится тем другим.

«Незваные», собственно, об этом, но без претензии на особую серьезность – просто Анна не может пережить того, что стала причиной смерти матери и сестры, и находит в своем сознании «другую» причину их смерти.

В кульминации Анна зверски убивает ни в чем не повинную Рэйчел, невесту своего отца. Хотя... Почему неповинную?

Пожилой отец, прекрасная сиделка. А в комнате больная мать Анны с колокольчиком на руке. Со специальным колокольчиком, который вовремя предупредит любовников, если мать вдруг решит подойти к двери их комнаты. Смерть Рэйчел и одиночество отца, по версии создателей картины, – расплата за прелюбодеяние. Библейские мотивы. «Горите в аду!» – кричит Анна и бросает спичку. И в собственном аду горит сама.

..............