18 апреля, четверг  |  Последнее обновление — 23:04  |  vz.ru
Разделы

Дмитрий Быков и портвейн «Анапа»

Маргарита Симоньян, член Общественной палаты, главный редактор телеканала «Russia Today»
Я желаю Быкову поскорее поправиться потому, что «Букера» ему, кажется, так и не дали. А ведь тоже давно пора. Он ведь и правда один из лучших журналистов и авторов нашей эпохи. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Если вы не продаетесь, это не значит, что на вас не зарабатывают

Алексей Алешковский, сценарист
Зачем нам мораль? Чтобы не убивать, не красть и не прелюбодействовать? Да бросьте! Может, чтобы возлюбить ближнего? Как бы не так. Мораль нам нужна для оправдания убийств, воровства, предательства и ненависти. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Церковные диссиденты успешно решают дьявольскую задачу

Епископ Питирим (Творогов), епископ Душанбинский и Таджикистанский
Только безумец может желать гонений, чтобы очистить Церковь. Мужество – победить грех в самом себе, смелость – жить среди грешников, не осуждая их, а являя пример, которому они могли бы подражать. Подробности...
Обсуждение: 25 комментариев

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон, собравший множество ярких новинок от ведущих автопроизводителей из 20 стран мира. В центре внимания – электромобили. Скажем, Audi привезла в Китай настоящий автомобиль будущего – концепт AI:me, полностью электрический беспилотник
    Подробности...

    Появились первые фото из сгоревшего Нотр-Дама

    Появились первые фотографии из сгоревшего собора Парижской Богоматери. Горевший всю ночь храм получил серьезные повреждения: обрушился деревянный шпиль, пострадала несущая конструкция. С полыхавшим всю ночь огнем удалось справиться только к утру
    Подробности...

    Собор Парижской Богоматери сгорел

    Знаменитое на весь мир здание собора Парижской богоматери, кажется, уже не будет прежним. Легендарная церковь пострадала от сильнейшего пожара, дым от которого был виден на весь Париж
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Киев впервые за время конфликта в Донбассе отказался от соглашения о перемирии

        Главная тема


        Угроза Медведева Украине содержит намек и для Лукашенко

        «опасный человек»


        Стало известно о замыслах Венгрии разделить Украину

        «всем надо помочь»


        Прилепин: Бабченко и Муждабаева накрыл эффект «зверя в психозе»

        «зритель сумеет оценить»


        Лунгин рассказал, как Михалков из-за него испугался

        Видео

        российский МИД


        Захарова развенчала миф о Крыме

        выборы на украине


        Зеленский раскрыл планы по поводу русского языка

        великая отечественная война


        Как советские пленные угнали немецкий танк

        война в ливии


        Проиграл ли «пророссийский фельдмаршал» битву за Триполи

        корабль тонет, крысы бегут


        Команда Порошенко приготовилась к бегству

        Российский автопром


        Антон Любич: Автомобиль для миллионеров дарит шанс экономике

        История войны


        Алексей Колобродов: Несвоевременный роман, который очень вовремя

        Дорога в ад


        Сергей Худиев: Транс-активисты вплотную принялись за детей

        на ваш взгляд


        Должна ли Россия помочь Франции в восстановлении собора Парижской Богоматери?

        Виктор Татарский: «В моей голове тридцать часов текста…»

        Легендарный ведущий «Встречи с песней» на «Радио России» рассказывает о передаче, идущей с 1967 года

        9 мая 2008, 11:37

        Текст: Михаил Шабашов

        Версия для печати

        Чтобы вырваться из плена суеты и негативной накипи наших будней, есть один эффективный способ: каждую вторую и четвертую (а если выпадает, то и пятую) субботы каждого месяца в 21 час надо уйти от телевизора и уединиться с радиоприемником, настроенным на волну «Радио России».

        За последующие 50 минут передача Виктора Татарского «Встреча с песней» восстановит ваше душевное равновесие. Обозреватель газеты ВЗГЛЯД Михаил Шабашов считает, что эта программа выделяется из всего вороха информации, как композиции Вангелиса среди грохота современной эстрады. О том и разговор.

        – Виктор Витальевич, вас можно поздравлять и с Днем радио, и с Днем театра. Вы же читали литературные концерты со сцены. Расскажите, пожалуйста, о той эпохе.
        – Спасибо. Да, было дело. У меня есть записи пятнадцати актерских сольных чтецких программ. Как правило, они состояли из классических произведений.

        Среди них «Мастер и Маргарита» Булгакова – вещь, которую я читал первым в Москве. Для этого было несколько площадок – Центральный дом художника, Дом актера, Дом журналиста.

        На гастролях это были, как правило, лучшие залы филармоний. В Киеве – знаменитый Белый зал, в Ленинграде – Театр эстрады и залы Финляндского вокзала.

        Последний раз я выступал в 1996 году в Центральном доме журналиста с композицией по повести Юрия Трифонова «Дом на набережной».

        С тех пор нами перестали заниматься администраторы. Для них выгоднее поп-культура, шоу-бизнес…

        Да и потом – ушло время, когда классическая литература имела гораздо большее значение, нежели в наше время. То, что ценилось, было важным и нужным, сейчас отошло в сторону. Такое же мнение у Сергея Юрского, Александра Калягина и многих других актеров, которые раньше много читали со сцены.

        – Полагаю, что надо уточнить – вы же читали всё наизусть!
        – А как же? Конечно. В моей голове более тридцати часов текста. «Мастера и Маргариту» я читал в течение двух вечеров.

        Люди покупали билеты на два дня на одно место. Это было достаточно доступно и вызывало огромный интерес, и, как правило, такие литературные вечера проходили с аншлагами.

        Нагрузка на мозг была, конечно, огромной. Но это же нормально, когда ты в деле и понимаешь, что это нужно. Вообще, у меня удивительное свойство памяти: я помню только то, что необходимо для работы. Я знал наизусть все пятнадцать актерских программ. Мозг как бы понимает, что надо хранить. И порой я забываю то, что было любопытного и интересного непосредственно со мной… Это почему-то отторгается.

        – Вы работали в эпоху цензуры. Наверное, чувствовали на себе ее ежовые рукавицы?
        – Да. Трудности возникали по поводу любой моей программы, в каждой из которых я был и автором сценария, и исполнителем, и режиссером. Работал всегда один.

        Готовые программы надо было сдавать художественному совету. И всегда были какие-то вопросы. «Мастера и Маргариту» я читал в начале 80-х, когда он еще не был издан. Существовала только публикация в журнале «Москва» за 1968 год, причем не полностью – там не было многих глав, которые я и включал в свои программы, что вызвало много проблем.

        Первоначально я назвал эту композицию «Нечистая сила в Москве», но такой заголовок был сразу запрещен. Ну, уж коль цензура существовала, то должна же она была работать…

        – Греет мысль, что есть люди, которые были на ваших концертах. Хорошо, что передача «Встреча с песней» сохранилась, какими бы трудными времена ни выдавались…
        – Вы знаете, я всегда чувствовал поддержку радиослушателей. Ведь эта программа идет с 1967 года без перерыва! Да, она не раз висела на волоске. Так было в начале 90-х годов и после дефолта 1998 года.

        Тогда я делал ее на базе своей личной музыкальной коллекции, которая состоит из записей, присланных мне слушателями в течение многих лет.

        Но вот какая штука – уже прошло столько выпусков «Встречи с песней», а мне до сих пор интересно ее делать! Я обязательно слушаю ее в эфире как рядовой слушатель.

        Уже давно замечено – если человеку самому интересно то, что он делает, это будет обязательно интересно если не всем, то большому количеству других людей.

        Я же письма читаю не как актер, а как собеседник. А это дело довольно тяжелое. Там очень много горького пишется. Сам по себе я человек жизнерадостный.

        Но, как писал Маяковский в посвящении Есенину: «Для веселия планета наша мало оборудована». Вместе с тем в письмах встречается немало такого, что у меня как автора передачи вызывает большой интерес…

        – Однажды из вашей программы я узнал, что строчка из романса «У церкви стояла карета» изначально пелась «У церкви стояли кареты». «Встреча с песней» – не только душевная, но еще и образовательная передача!
        – Безусловно! И таких случаев немало. Самое важное, что радиослушатели сообщают о таких фактах, которые и для меня являются неожиданностью. Вот пример – песня Максима «Крутится, вертится шар голубой», которую в трилогии пел Борис Чирков. Не шар это, а шарф!

        – Шарф?
        – Шарф! «Крутится-вертится над головой, крутится-вертится, хочет упасть, кавалер барышню хочет украсть…»

        Восстанавливаем картину происходящего. Начало ХХ века. Балкон. Она бросает ему газовый шарф. Тот медленно падает, действительно кружась и вертясь над головой. И это знак согласия и желания барышни, чтоб кавалер ее увез! Вот как!

        Каким образом произошло, что Максим в трилогии Козинцева и Трауберга пел «шар», непонятно. Какой шар? Резиновый? Надувной? Раньше действительно был такой романс, подтверждение чему я получил в ряде серьезных писем.

        Таким образом, идет восстановление истины в романсовой и песенной культуре. Разве это не существенно? Причем, инициаторами таких исследований, как правило, являются радиослушатели. Это уже потом я включаюсь, ищу, советуюсь, доказываю…

        Что означают, например, слова «спасибо» и благодарю»? Надо бы говорить «спасибо вас» и «благодарю вам», потому что изначально смысл был такой – «спаси Бог вас» и «благо дарю вам». И об этом мы тоже говорили в передаче. Разве не интересно задумываться над такими вещами? Есть много людей, которые всерьез занимаются такими исследованиями.

        – Виктор Витальевич, радио – субстанция эфемерная. Не было предложений как-то зафиксировать те истории, о которых вы рассказываете во «Встрече с песней»?
        – В свое время два разных председателя Гостелерадио предлагали мне перенести эту передачу на телевидение. В прайм-тайм, как сейчас говорят. Хотели сделать и документальный фильм о «Встрече…».

        Я отказался, потому что наша программа настолько «радийна», что внедрение другого жанра разрушит ее смысл, не донесет главного, во имя чего она и делается.

        Предлагали мне и книгу написать. Опять тот же случай. Если напечатать какое-то письмо, то, прочитав его, часто спросишь себя: ну и что, собственно? Ведь дело здесь в паузах, в интонации. Как это можно передать на бумаге? Поэтому я считаю, что сама программа – и есть книга. И те люди, которые ее слушают постоянно, как бы читают ее. У них свои эмоции, образы и воспоминания. Вот что важно.

        – А за пределами России слушают «Встречу с песней»?
        – Судя по письмам, да. Мои радиослушатели есть на Украине, в Белоруссии, Прибалтике, Германии, странах Скандинавии.

        – Писем много приходит?
        – В среднем до семисот в месяц. Письма я привожу домой и там с ними работаю.

        – И кто больше пишет – мужчины или женщины?
        – Приблизительно процентов 60 – женщины. Из почты я узнаю, что есть огромное количество людей, которые меня слушают на протяжении целых десятилетий. А это действительно случай уникальный.

        Мне вообще повезло с работой. Другие проекты, которые я вел, тоже были долговечны. Радиопередача «Музыкальный глобус» шла тридцать лет, телевизионная программа «История одного шедевра» на ОРТ выходила семь лет.

        У каждого человека бывает ряд дел, которые он выполняет в течение жизни. Потом выясняется, что в этом ряду есть что-то главное. Это обнаруживается далеко не сразу. У меня в итоге выяснилось, что если ради чего я на этот свет и появился, так в первую очередь именно ради передачи «Встреча с песней».



         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............