Взгляд
28 июня, вторник  |  Последнее обновление — 22:21  |  vz.ru
Разделы

Станет ли БРИКС альтернативой G7

Геворг Мирзаян
Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Прошедший на днях саммит БРИКС резко контрастировал с междусобойчиком «Большой семерки». Если участники последней решали вопрос о том, как нагадить России и лично Путину, то на БРИКС собрались страны, которые занимались куда более важными проблемами. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Град на Холме наносит Вавилону ответный удар

Сергей Худиев
Сергей Худиев, публицист, богослов
Вавилон Великий, который развешивает радужные флаги по своим посольствам по всему миру и финансирует продвижение извращений и абортов, это еще не вся Америка; и этот Вавилон, казавшийся непобедимым, получил серьезный удар от старой Америки – честной, трудолюбивой, семейной и верующей. Подробности...
Обсуждение: 19 комментариев

У России есть шанс исправить историческую судьбу Одессы

Игорь Караулов
Игорь Караулов, поэт, публицист
Фактически решение одесских властей – это манифест об отказе от Одессы. Они как бы заявляют: нам не нужен живой и подлинный город, нам нужны только территория и ее население, лишенное собственной культуры и исторической памяти. Подробности...
Обсуждение: 47 комментариев

Сильные ливни в Крыму привели к паводкам и подтоплениям

В результате сильного ливня в Крыму река Салгир вышла из берегов и затопила пять поселков в Симферопольском районе. Так же подтопило и часть Симферополя. В ликвидации последствий задействованы сотни спасателей, введен режим ЧС. Из домов эвакуированы 42 человека
Подробности...

Сотни поклонников пришли проститься с Юрием Шатуновым

На Троекуровском кладбище Москвы прощаются с бывшим солистом группы «Ласковый май» Юрием Шатуновым. Сотни поклонников, близких и знакомых артиста выстроились в длинную очередь к траурному залу, пришедшие хором пели песни любимого певца. Шатунова кремируют и похоронят на Троекуровском кладбище в Москве 28 июня
Подробности...

Юбилейный праздник выпускников «Алые паруса» прошел в Петербурге

В Петербурге состоялось одно из самых красочных шоу в мире – юбилейный, 30-й праздник выпускников «Алые паруса». На Дворцовой площади и акватории Невы выступили тысячи артистов. Главным зрелищем стали салют и проход брига «Россия» под алыми парусами
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Турция согласилась на прием Швеции и Финляндии в НАТО

    Главная тема


    Расширение БРИКС поможет России в противостоянии с Западом

    «напряженная риторика»


    Посол США отчитала представителя украинских властей

    нефтяное эмбарго


    США перехватили вышедший из России танкер

    спецоперация на Украине


    Депутат Гурулев рассказал о подвиге генерал-майора Ясникова при защите острова Змеиный

    Видео

    новые санкции


    Чем обернется для России золотое эмбарго Запада

    разведчик-нелегал


    Как Россия создала уникальную систему разведки

    возобновление импорта


    Российский газ заставил Латвию нарушить обещания

    явные фавориты


    Кто станет следующим президентом США

    памятник в Катыни


    Польша нашла новый повод для «цивилизационной» обиды на Россию

    Образ будущего


    Владислав Шурыгин: Ненависть к России лишает уехавших разума

    Политэкология


    Игорь Мальцев: Немецкие «Зеленые» – тоталитарная секта

    Верх абсурда


    Игорь Караулов: У России есть шанс исправить историческую судьбу Одессы

    на ваш взгляд


    Что вы переносите легче – сильную жару или холод?

    Апокалипсис магического реализма

    Работа Фернандо Ботеро
       20 декабря 2006, 10:04
    Текст: Ксения Щербино, Владислав Поляковский

    Фернандо Ботеро, Руфино Тамайо, Уилфред Лам, Альфредо Рамос Мартинес. Мир склоняет на все лады звучные имена латиноамериканских художников. Яркие и довольные жизнью, они дарят краски и гармонию с миром и собой. Но, как ни странно, звучные и известные по предыдущим торгам имена не прозвучали достаточно полновесно – в своей долларовой составляющей.

    Континент магического реализма – Латинская Америка – для современного человека то же, что для средневекового – Восток.

    То есть то, что способны понять только избранные, а у остальных вызывает двойственную реакцию – с одной стороны, бедно, грязно и не про нас, с другой – богатейшие культурные традиции, изощренный рисунок сюжета, яркие краски и неудержимая фантазия.

    Ламентации о Ламе

    Интерес к Латинской Америке и ее магическому реализму подогревается постоянно. То очередную цивилизацию среди амазонской сельвы отыщут ученые, то Мел Гибсон решится устроить локальный «Апокалипсис

    Еще латинскую Америку со средневековым Востоком объединяет пряный запах прибыли – в этом году аукцион Christie’s, посвященный латиноамериканскому искусству, принес 17,3 млн. долларов – почти вдвое больше, нежели прошлогодние 9 млн.

    Фернандо Ботеро, Руфино Тамайо, Уилфред Лам, Альфредо Рамос Мартинес. После многолетнего увлечения латиноамериканской литературой, мир склоняет на все лады звучные имена художников.

    Большие, яркие, довольные жизнью и собой, они дарят нам то, чего нам, худосочным европейцам, так не хватает – краски и гармонию с миром и собой. Как ни странно, но на этот раз именно эти звучные и известные по предыдущим торгам имена не прозвучали достаточно полновесно – в своей долларовой составляющей.

    Первым таким звоночком оказалась двусторонняя картина Уилфреда Лама (1902–1982) «Стол I (Угол мастерской)» и «Портрет», оцененная в 400–500 тыс. долларов, но так и не нашедшая своего покупателя.

    Двусторонние картины создаются в двух случаях – если холстов нет или если концепт такой – и обычно обречены на успех. Будь то финансовая или эстетическая составляющая, они обе неизменно вызывают интерес: публика падка на подробности личной жизни.

    В случае с Ламом сыграли обе. Именно на последние годы пребывания в Испании (1934–1938) Лам, изначально следовавший реализму, уже состоялся как самобытный художник, начал сочетать декоративную изысканность непосредственных предшественников – символизма и ар-деко – с мифотворческим сюрреализмом. Что дает несколько перегруженный образами рисунок.

    Особенно учитывая его страсть к биоморфизму и соответствующим фантазмам. Знакомство с творчеством Матисса и Пикассо позволило ему вычеркнуть все лишнее и придти к смежной с кубизмом линейной четкости и геометрическому видению мира.

    Влияние Пикассо просматривается и в застывшей маске лица на портрете женщины. О четком заимствовании говорить не приходится – если для Пикассо характерна более раздробленная, фасеточная или кристаллическая форма представления действительности, то Ламу свойственна внутренняя неподвижность и пассивная мощь.

    Впрочем, про африканские страсти между Пикассо и Ламом рассказывают, что, найдя у Лама африканскую фигурку – женщину с головой лошади, Пикассо сказал: «Какая прелесть! Ты должен гордиться!» - «Почему?» - «Ну, она создана африканцем, а у тебя в жилах течет африканская кровь».

    В этом есть доля правды – сын китайца и афрокубинки, Лам является наследником и носителем культурных традиций, стимулировавших европейское искусство в начале ХХ века.

    Впрочем, его осознание себя как художника «с корнями» пришло из литературы. Приятель Андре Бретона и французских символистов, по возвращении на Кубу он свел знакомство с Лидией Кабрерой, Алехо Карпентьером и Фернандо Ортезом, которые и заставили его по-новому оценить собственный культурный багаж.

    К этой переоценке можно отнести и картину «Без названия» (эстимейт 200–250 тыс.), представляющую мифопоэтический фьюжн кубинских пейзажей, в котором форму определяют цветовые пятна, а не линии.

    А вот на торгах Sotheby’s Ламу повезло больше. Его работа «Женщина-лошадь» была оценена в 400–600 тысяч, а продана за 632 тысячи.

    Образ женщины с головой лошади пришел из кубинской сантерии и обозначает единение божества и посвященного. Сине-серые тона картины подчеркивают мрачный характер мистерии.

    Мрачная ирония отражает и политический настрой художника – в том году, когда картина была нарисована, в Египте к власти пришел Насер, французские войска покинули Индокитай и началась война в Алжире. Нож для жертвоприношений – приковывающий внимание на картине – в таком контексте кажется вполне уместным.

    Еще одна «настроенческая» картина – «5 сантиметров над землей» (эстимейт 200–300 тыс., продана за 688 тыс.) – написана коричневым, черным, серым и белым. На ней снова присутствует женщина-кобылица, кубинское воплощение «Белой богини» Грейвза.

    Весь этот театральный, чуть ли не вальсирующий пантеон зооморфизма, приковывает внимание своим уродством.

    Это были цветочки…

    Тему кубинского модернизма на американских аукционах продолжила Амелия Пелаэс с картиной «Стол в интерьере» – работой яркой и глубоко личной.

    Дом для Пелаэс – нечто большее, чем место обитания. Мастерская и тюрьма, монашеская келья и бордель, это Куба и мифическая страна мечтаний. Комнаты и их обстановка, сад, архитектурные и декоративные детали кубинского быта служат для художницы неисчерпаемым источником вдохновения.

    Викторианские вкрапления в чисто колониальный декор служат для нагнетания атмосферы. Головокружительное ощущение пустоты исходит от стеклянных шкапчиков, серебряных канделябров и зеркал.

    Клаустрофобия и личная свобода ведут на ее полотнах непрекращающийся диалог. Как сказал кубинский поэт Хуан Антонио Молина, побывав у нее в гостях, «она видит мир, словно смотрит в небо, лежа на разноцветной черепице – потому на ее картинах реальность теряет ориентацию в пространстве. Куда мы смотрим, вверх или вниз? И куда мы идем?».

    Приблизительно к той же мифопоэтической стилистике можно отнести и «Большую птицу» (эстимейт 140–180 тыс.) Агустина Карденаса – он делает с камнем то же, что Пелаэс и Лам с красками и холстом, сплавляя в скульптуре европейский авангардизм с афрокубинским наследием.

    Пока на дружественной Кубе основное внимание приходится на ритуальные зооморфные совмещения, самыми кассовыми оказываются разудалые и пестрые мексиканцы и колумбийцы.

    Им тоже везет не всегда – в целом, около 25% лотов так и не находит покупателя. Так, сочно-красная «Женщина и ее отражение» Руфино Тамайо при эстимейте в 450 тыс., с трудом дошла до 280 и остановилась. Негусто.

    Сами латиноамериканцы, похоже, устали от буйной фантазии. Наибольшие прибыли приносят картины, где быт, слегка пузатый и доброжелательно-розовый, отражает «новую латиноамериканскую идиллию».

    Таковы «Игроки в карты II» Фернандо Ботеро, чем-то изумительно напоминающие «Завтрак на траве» Моне – голые женщины, одетые мужчины – и, конечно, пародирующие одноименную картину Сезанна.

    Таковы «Женщины с цветами» Альфредо Рамоса Мартинеса, что стали самой дорогой латиноамериканской картиной этого аукционного сезона, принеся 1,81 млн. долларов (при эстимейте в 450 тыс.).

    Продавцы цветов, отражающие увлечение художника одновременно кубизмом и ар-деко, эдакий южный метафизический сплав, похожи одновременно и на гламурных голливудских звезд и на монументальные и ужасающие маски Чичен-Ицы.

    Размах цветочных гирлянд по своей изобретательности соперничает с пенным кружевом резьбы Теночтитлана, а нагромождения корзин чем-то напоминают знаменитые кровавые ступени пирамид майя, несущие в себе залог цикличности истории.

    Легкое дыхание постмодернизма

    Работа Фернандо Ботеро
    Работа Фернандо Ботеро

    Впрочем, нам этого не понять. Европейцы и американцы, скупающие яркие и пугающие картины на аукционах, потребляют образ, остающийся для них загадкой. Загадкой тем большей, что многочисленные ее толкования настолько противоречивы, что остается только развести руками.

    Интерес к Латинской Америке и ее магическому реализму подогревается постоянно. То очередную цивилизацию среди амазонской сельвы отыщут ученые, то Мел Гибсон решится устроить локальный «Апокалипсис».

    Московская, а по совместительству – и европейская премьера этого ожидаемого фильма оставляет после себя странные и разрозненные впечатления, плохо увязывающиеся в единое целое.

    С одной стороны – красивые пригласительные в виде кружочков с календарем, полуголые девушки-«майя», танцующие под барабаны в фойе Пушкинского кинотеатра, красивый фильм с сильным «экшном» и отличными крупными планами. Чего только котлован с тысячами трупов стоит!

    С другой стороны, календарь на билетах смутно напоминает ацтекский, а вовсе и не майя, равно как и церемония жертвоприношения из фильма, девушки в фойе выполняют под барабанный бит вполне современные клубные движения.

    Да и в самом фильме как-то уж все очень бутафорски и наигранно: понятное дело, что индейцы посильнее и повыносливее нас с вами были, но как главный герой с гордым именем Лапа Ягуара всю вторую часть фильма бегает по лесам от воинов майя и ягуара с множественными ранами – понять трудновато.

    Это уж не говоря о том, что когда пленников ведут в город майя, у них на пути есть обрыв, а на обратном пути обрыва уже нет. Да и европейские колонисты как-то уж очень вовремя решили заняться первооткрыванием и уж очень в нужное место попали, меж тем как в начале фильма никакого океана вблизи родной деревушки Лапы Ягуара вроде как и нет.

    Также несколько непонятным остался эпиграф из Дюрана. Судя по трейлеру, речь должна была идти о цивилизации майя как-то добровольно разрушившей себя изнутри и некоем недовольном, который саморазрушаться отказался.

    Оптимисты и любители фантастики предполагали даже, что майя собирались путешествовать во времени. Всего этого в фильме нет, а есть небольшой на самом деле «рассказ в себе», по ощущениям смутно напоминающий бунинское «Легкое дыхание» – то же удовольствие при открытых вопросах «как?», «что дальше?» и, собственно, «зачем?».

    Возможно, Мел Гибсон и сам не знает ответа на этот вопрос. «Вот так уж вышло», как писал поэт Григорий Дашевский.

    На выходе из кинотеатра зрители упирались в хвост огромного, но при этом несколько куцего дракона – декорация для следующего фильма «Эрагон». Что, вкупе с девушками-«майя» на каблуках, танцующими на фоне стационарной декорации средневековой башни и под портретом советских комиков, окончательно укрепило ощущение театра абсурда.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •