Василий Стоякин Василий Стоякин Соглашения о безопасности не дают Украине никакой безопасности

Страны НАТО продолжают проводить линию на отказ от прямого участия в украинском конфликте, успешно отражая набеги Зеленского, который очень этого хочет. Впрочем, это не отменяет факта участия военнослужащих НАТО в боевых действиях.

0 комментариев
Владимир Можегов Владимир Можегов Демократы не простили Байдену «пули Трампа»

Все понимают: Камала Харрис – очень плохая замена «сонному Джо». Но, увы – пока единственно возможная. Да, абсолютно никчемное существо. Но ничего другого Демпартия предложить просто не в силах.

8 комментариев
Игорь Мальцев Игорь Мальцев Картиночки и мемчики сглаживают извилинки

То, что журналистика загибается – это этап становления общества. Называется «Тупой и еще тупее». Но если из этой ямы не выбираться, то наступит момент, когда без фоточки и мемчика люди перестанут понимать слово «тупой».

16 комментариев
1 декабря 2006, 09:02 • Культура

Премьер-министр детектива

Премьер-министр детектива

Tекст: Олег Рогов

«Титул» «премьер-министра» детектива был присвоен ему собратьями по перу, так как «королевой» единогласно признавалась Агата Кристи. Занятно, что английским премьером стал американец. Карр прочно вписался в английскую детективную традицию — и сюжетами, и манерой повествования.

Популярность его произведений значительно потускнела с появлением «hard-boiled» романов Хэммета и Чэндлера. Вместо привычного для классического детектива места действия (замок, загородное поместье) и абсолютно неправдоподобных сюжетов и условных персонажей появились лихие циничные парни, перестрелки и бытовые реалии, знакомые каждому читателю. Дальше – больше. Когда и этот жанр стал мало-помалу сходить на нет, возникли боевики, основной упор в которых делается на экшен.

Калейдоскоп жанра

Обложка первого романа «Блуждающие в ночи»
Обложка первого романа «Блуждающие в ночи»
Казалось бы, развитие жанра должно идти в направлении все большего приближения к реальности. Но, как это ни парадоксально, степень условности в боевиках на порядок превышает классические детективы.

По закону спирального развития вновь возникает интерес к архаичному детективу. Романы Карра снова популярны, и сегодняшний читатель ценит в них прежде всего математическую выстроенность интриги.

Родители Карра прочили ему юридическую карьеру. Будущий писатель уезжает в Париж, где без вдохновения учится в Сорбонне. Его прельщает журналистика, он редактирует университетский журнал, где печатает свои первые рассказы. Там же написан первый роман, «Блуждающие в ночи». Карр переезжает в Лондон и становится профессиональным писателем. Слишком, может быть, профессиональным.

Издатель не успевал за его темпами – в среднем три романа в год. Карр, как ласковый и чрезмерно продуктивный теленок, находит вторую «матку», другого издателя, и публикуется у него под псевдонимом. Теперь он может писать сколько его душе угодно – иногда по шесть романов в год! Общее число его романов перевалило за 70.

Карр пишет «сериалами», неустанно создавая циклы романов со сквозными главными героями-сыщиками. Это вполне в традиции детективной литературы, но Джон Диксон Карр применяет весьма неординарный прием.

Части популярности

Генри Мерривел – портрет, весьма похожий, сэра Уинстона Черчилля
Генри Мерривел – портрет, весьма похожий, сэра Уинстона Черчилля
Детектив по определению – игра с читателем. Есть загадка, есть улики, они нам предъявлены, но мы не можем их опознать именно как улики. Читатель обладает всей полнотой информации, но не может ее должным образом структурировать. В этом есть что-то фрейдистское – знать, но не быть в состоянии истолковать.

Карр идет гораздо дальше, насыщая детективное повествование игровой стихией выше дозволенного, что и роднит его с современными литературными играми.

Во-первых, главные герои его сериалов. Карр тщательно списывал их с известных людей.

Доктор Гидеон Фелл, по его признанию, «двойник» знаменитого английского писателя Гилберта Кита Честертона. Генри Мерривел, другой сыщик, который все время торопится на заседание палаты лордов и по ходу расследования занят еще и глобальными политическими проблемами, – портрет, весьма похожий, сэра Уинстона Черчилля. Чтобы понять себе, какой эффект это производило на современников, представьте себе сериал детективов Марининой, где главный герой – копия Фрадкова или Солженицына.

Во-вторых, Карр играл с читателем, выходя за границы собственно текста, что вполне характерно для модернистской литературы, но никак не для строгого детективного жанра.

В романе «Читатель предупрежден» время от времени встречаем выделенные курсивом обращения напрямую к читателю, в которых автор советует обратить внимание на те или иные обстоятельства развития сюжета. А роман «Человек-призрак» содержит весьма обширное рассуждение героя о типологии «запертых комнат», характерном мотиве для классического детектива.

В-третьих, и это тоже формально роднит Карра с модернистскими играми, он с удовольствием «пасся на чужих лугах».

Вместе с сыном Конан Дойла Карр создал «ненаписанные» автором приключений Шерлока Холмса эпизоды. Он поступил вполне честно – в произведениях Конан Дойла время от времени встречаются упоминания о каких-либо делах, которые вел Холмс, вот Карр и решил заполнить эти лакуны, создав цикл «Подвиги Шерлока Холмса».

Наконец, в последний период, Карр создал несколько исторических детективных романов, в которых действовали реальные персонажи. Наверное, именно эти отличительные особенности его произведений и обеспечили ему столь долгую популярность. Чтобы стать классиком жанра, нужно чуть-чуть перейти за его границы…

..............