Взгляд
24 октября, суббота  |  Последнее обновление — 23:35  |  vz.ru
Разделы

Как спецназ ГРУ заработал свою легендарную репутацию

Сергей Козлов, ветеран спецназа
Угрозы и вызовы коллективного Запада в отношении России, рост числа конфликтов на наших границах заставляют вспомнить, к чему привело уничтожение специальной (активной) разведки в СССР в конце 1930-х, перед самым началом Великой Отечественной. Подробности...

Увидеть Антарктиду – и умереть

Тимур Шерзад, журналист
24 октября 1911 года стартовала экспедиция Роберта Скотта к Южному полюсу. Конкуренцию в гонке за покорение Антарктиды Скотту составляла норвежская экспедиция Руаля Амундсена. Этому противостоянию предстояло стать самым мрачным и драматичным событием в истории континента. Подробности...

Мы слишком долго отступали, пора возвращать потерянное

Андрей Колесник, ветеран спецназа ВМФ, депутат Госдумы VI созыва, депутат Калининградской облдумы
Если мы хотим, чтобы нас уважали, позиция России на международной арене должна быть жесткой. Наступательной и выгодной прежде всего для нас самих. Хватит оправдываться и сносить оскорбления, которые высказывают нам в лицо. Подробности...
Обсуждение: 64 комментария

Пражская полиция жестко разогнала «антикарантинные протесты»

Вечером 18 октября в Праге прошла масштабная акция протеста футбольных и хоккейных болельщиков против введенного на фоне пандемии правительством Чехии запрета на спортивные мероприятия. Полиция применила водометы и слезоточивый газ. Часть протестующих была задержана
Подробности...

«Союз МС-17» установил рекорд скорости полета к МКС

«Союз МС-17» с тремя членами экипажа впервые долетел до МКС по двухвитковой схеме, установив рекорд скорости полета к станции – 3 часа 7 минут. На борту находились российские космонавты Сергей Рыжиков и Сергей Кудь-Сверчков, а также американка Кэтлин Рубинс
Подробности...

Создан прототип сверхзвукового пассажирского лайнера будущего

Обнародован еще один проект сверхзвукового пассажирского лайнера
Подробности...
11:19

Библиотеки открылись в Липецке по нацпроекту

Две модельные библиотеки – имени летчика Героя Советского Союза Михаила Водопьянова и российского ученого и путешественника Петра Семенова-Тян-Шанского – открываются в Липецке по национальному проекту «Культура», на их создание было направлено более 10 млн рублей, сообщила директор Центральной библиотечной системы Липецка Виктория Якимович.
Подробности...
17:41

В Самаре открылась выставка молодых художников «Изображая слово»

В Самарской областной универсальной научной библиотеке открылась выставка молодых художников «Изображая слово».
Подробности...
17:23

В Омской области открыли «дом культуры на колесах»

В Омской области продолжается реализация национального проекта «Культура». В рамках основных мероприятий направления «Культурная среда» в Нововаршавский район поступил многофункциональный передвижной культурный центр.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
    НОВОСТЬ ЧАСА: Танкер получил значительные пробоины в результате взрыва в Азовском море

    Главная тема


    Российские ученые попали в зависимость от западных научных изданий

    «заговариваться начали»


    Захарова отреагировала на слова немецкого генерала НАТО о России

    «консервный нож»


    Эксперт оценил серьезность «главного оружия США против России»

    несчастливая дата


    Рогозин назвал черный день российской космонавтики

    Видео

    конфликт в карабахе


    Успехи армии Азербайджана угрожают лично Пашиняну

    бывший ссср


    Почему вокруг границ России возникла дуга беспорядка

    «мягкая сила»


    У «Большой Украины» есть немалые препятствия

    проект «Триморье»


    Россия получила поддержку от неожиданной страны ЕС

    Убийство в Париже


    Игорь Мальцев: Французские теракты ведут к топ-блогерам из параллельных соцсетей

    военные объекты Киева


    Глеб Простаков: Зеленский приглашает украинцев к войне с Россией

    закрепиться в Закавказье


    Вадим Трухачёв: Евросоюз ведет вокруг Карабаха свою игру

    викторина


    Как мировые лидеры выглядели в детстве?

    на ваш взгляд


    Как изменились ваши отношения в семье за время самоизоляции и удаленки?

    Дмитрий Соколов-Митрич: Пролетариат и клубника

    1 мая 2008, 16:33

    Недавно я побывал на заводе ЗИЛ. Вы еще помните такой завод? Он расположен почти в центре Москвы, но для большинства жителей города стал чем-то вроде огромного дома с привидениями.

    В слове «ЗИЛ» я всегда чувствовал какой-то мощный заряд осуществления действия. В моих ушах оно тяготеет к таким коротким словам вселенского масштаба, как дзэн, инь, ян, яр, дао... ЗИЛ – это какой-то путь роста, который мы помнили, но забыли. Может быть, поэтому это слово всегда казалось мне не существительным, а глаголом. ЗИЛ зил, ЗИЛ зив, ЗИЛ будет зить.

    Когда я вернулся с территории завода обратно в Москву, во рту был вкус клубники. Почему мозг выдал такую ассоциацию, не знаю.

    Лихачевых в Москве очень много. Информационная база МГТС выдает 1630 владельцев телефонных номеров с такой фамилией. Учитывая, что в столице телефонизировано около 80 процентов квартир, увеличиваем число Лихачевых на 20 процентов – получается 1956. Не ошибемся, если предположим, что на каждую телефонную точку приходится не меньше двух человек. Вот уже 3912. Всего в Москве, согласно последней переписи, постоянно проживает десять с половиной миллионов жителей. Значит, по теории вероятности, среди одиннадцати с половиной тысяч работников завода ЗИЛа должно быть не меньше четырех Лихачевых. А на самом деле – нет ни одного. Мистика.

    ЗИЛ - это вообще такая территория, на которой отказываются работать многие законы жизни

    ЗИЛ – это вообще такая территория, на которой отказываются работать многие законы жизни. Например, только на ЗИЛе гаишники несчастны. Здесь работает собственный отряд ГИБДД, входящий в состав батальона Южного административного округа. Они следят за движением на улицах завода. Работы хватает: на территории предприятия несколько десятков улиц и, хотя все они называются проездами, по ним передвигаются сотни машин и даже 3 рейсовых автобуса. Иногда водители нарушают правила дорожного движения и их надо штрафовать. Но весь ужас в том, что штрафовать здесь не принято. То есть, по закону можно: ЗИЛ – это та же Москва, но по понятиям – нельзя. Не поймут и не простят. И не заплатят. Поэтому для сотрудника ГИБДД ссылка на ЗИЛ – это верная голодная смерть. Единственная надежда – если хорошо себя вести, то иногда пускают попастись за ограду на третье кольцо. Именно поэтому на участке этой магистрали между Автозаводским мостом и бассейном Торпедо сотрудники ГИБДД всегда были особенно злы и беспощадны.

    Еще ЗИЛ — это немножко Кремль. В кабинете №309-Б, который с 1927 по 1950 год занимал товарищ Лихачев, сегодня очень любят снимать исторические фильмы. В основном – сцены из жизни вождей. Кабинет большой, красивый, стол массивный, сукно зеленое, диван мощный, даже потайная дверь имеется. Но экскурсовод Ольга Маркова киношников искренне не любит.

    – Видите, у нас тут висят портреты директоров ЗИЛа. Они намертво были приклеены, а киношники их отодрали, чтобы декорации не портили. Потом на двусторонний скотч посадили, но все равно портреты с тех пор все время падают. А еще они нам стекло разбили. Кремлевской стеной.

    – Чем?

    – Ну, я же говорю, они здесь снимают сцены в кремлевских кабинетах. Значит, из окна должен быть вид Кремля. А на самом деле, там третье кольцо. Поэтому они крепят к стене стенд с кремлевскими видами. Так вот, однажды этот стенд сорвало ветром и прямо к нам в окно воткнуло. Ущерб-то они возместили, но только стекла теперь в кабинете Лихачева не те, что стояли при нем.

    Но если выйти из кабинета №309-Б, то Кремль приходит на ум в последнюю очередь. Территория ЗИЛа – это единственное место в Москве, где невозможно забыть о заМКАДовой России. Это такой бедный, но добросовестный провинциальный рабочий городок. До недавнего времени – пребывающий в упадке. В последние несколько лет живущий скромно, но по средствам. Начиная с 2003 года, даже наметился рост производства. Но прорыва пока не видать и это, похоже, неизлечимо: наступать некуда, вокруг Москва.

    Начальник отдела кадров Александр Рассказов уже секунд 20 смеется и не может остановиться. Я только что сказал ему, что хочу написать очерк о новом пролетариате. Вот был прежний рабочий класс, гегемон революции. Он уже в пролете. Но ведь не мог за 15 лет не сформироваться новый? Вот есть в Челябинской области город Аша, а в нем металлургический завод. Я сам писал репортаж оттуда. Там многовековые рабочие династии, которые и не думают прерываться. Рассказов смеется еще сильнее. Успокоившись, объясняет, почему:

    – Аша – маленький городок. В нем завод – градообразующее предприятие. Конечно, там все идут работать на этот завод. Куда ты денешься с подводной лодки? А в крупных городах большим предприятиям беда. Тем более, в таком мегаполисе, как Москва.

    – Здесь у этой сволочной рабочей силы есть такая мерзопакостная вещь, как выбор.

    – Дело не в этом. В советское время у москвичей тоже был выбор. И все равно люди считали за честь работать на ЗИЛе. Просто сегодня Москва развращена. Это город офисных работников. Огромный цех по производству воздуха. У нас зарплаты для квалифицированных рабочих вполне сопоставимы с тем, что имеет среднестатистический офисный планктон. Плюс социальный пакет, никакой серой бухгалтерии, соблюдение всех норм КЗОТа. И, тем не менее, молодежь не идет. Это уже что-то большее, чем просто «мало». Это сопротивление не экономическое, а ценностное. Производить стало немодно. Если ты скажешь, что работаешь на ЗИЛе, на тебя посмотрят как на дурака. Этой системе не нужен человек-производитель. Ей нужен человек-потребитель, в крайнем случае – посредник. Просто москвичи оказались лучшими учениками этой системы. Пребывая в эйфории, они ретранслируют эту идеологию на всю страну...

    В дальнем углу большого кабинета гражданина Рассказова стоит советский цветной телевизор «Березка». Лет ему, наверное, столько же, сколько стаж на ЗИЛе у шестидесятилетнего Александра Александровича. Кажется, включишь эту «Березку» и увидишь первый канал Гостелерадио СССР.

    – Странно как-то Вы говорите о материальных ценностях. Как будто о духовных.

    – А мы сейчас уже спустились до такого уровня, когда это почти одно и то же. Уже неважно, духовная она или материальная – главное, что хоть какая-то ценность. Пока человек что-то производит, он еще человек. Ниже начнется уже полная расслабуха, руки опустятся, палка, которая сделала из обезьяны человека, выпадет из рук.

    Александр Александрович задумался и вдруг произнес:

    – Здесь, на ЗИЛе, как в роддоме.

    – В смысле?

    – Роддом – это учреждение, где сразу видны все изменения в моральном климате общества. Чуть только пошла деморализация – падает рождаемость. И наоборот, крепчает мораль – наполняются родильные столы.

    – А при чем тут ЗИЛ?

    Москва развращена. Это город офисных работников (фото: sxc.hu)

    Москва развращена. Это город офисных работников (фото: sxc.hu)

    – А при том, что, с точки зрения социальной психологии, роды и серьезное промышленное производство, так называемое производство класса «А» – это идентичные процессы. Нации и даже целые цивилизации теряют интерес к производству по той же причине, по какой они перестают рожать детей. И то, и другое требует огромного, а главное – незаметного для широкой публики усилия воли. Отказа от собственного я и умения раствориться в общей производящей силе. Сегодня эти доблести не котируются.

    Если и можно что-то на ЗИЛе назвать родильным столом, то это конвейер. ЗИЛовский конвейер – это очень большой родильный стол, 560 метров в длину. От зачатия автомобиля до его родов здесь проходит 4 часа. На одном конце голый лонжерон, на другом – настоящая самодвижущаяся повозка. Производительность конвейера – 10 машин в час. В день получается 74 автомобиля. Иду 560 метров от начала к концу и дух захватывает: на глазах в считанные минуты рождается автомобиль. Но чем дальше вперед по конвейеру, тем старше его работники. Первые метров двести трудятся солдаты срочной службы – их сюда привлекают по договоренности с какой-то из воинских частей. Затем – студенты технических вузов и колледжей, которые проходят здесь практику. За ними идут гастарбайтеры из СНГ. Штатные ЗИЛовские долгожители трудятся на конвейере лишь на его конечном этапе. Из 164 работников конвейера их всего 15 человек. И всем далеко за 50.

    Иду в обратную сторону – дух захватывает еще больше. Такое ощущение, что ступаешь по наклонной. Вот рабочие зачем-то снимают стекла, фары, вот отвинчивают колеса, выворачивают кабину, кузов, расползаются трубки и патрубки, уплывает мотор, открепляются рессоры, и вот уже два молодых гастарбайтера сидят и думают, нацепить на очередной голый лонжерон первую гайку или ну ее. Просто стриптиз какой-то.

    – Грустно, – говорит Королев Никита Никитич. Водитель-испытатель. Обладатель звания «Заслуженный автозаводец». – Раньше было какое-то ощущение причастности к чему-то большому и светлому. Государство было мощное, работали и знали, что все эти усилия где-то вместе складываются во что-то одно великое. А сейчас работаешь ни за что.

    – Почему ни за что? Вам что, мало платят?

    – Да при чем тут деньги! За одни только деньги работает лишь быдло. Даже за большие. Я серьезно говорю. У русского человека ведь как? У него вместо чувства собственности – чувство причастности. Пока он ощущает себя частью чего-то великого, он счастлив. Как только он это чувство теряет – никакие миллионы его радовать не будут. У меня такое ощущение, что если наш рабочий класс доживет до 2017 года, то он опять революцию устроит. Только на этот раз не от бедности, а от грусти.

    Вкус клубники держался во рту дня два. Почему – я так и не понял. Клубника – самое вкусное и красивое из того, что не растет без помощи человека. Может, поэтому.


    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2020 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •