Взгляд

НОВОСТЬ ЧАСА

Белый дом: Байден предложил Путину провести встречу

13 апреля, вторник  |  Последнее обновление — 18:47  |  vz.ru
Разделы

Монополизм IT-гигантов противоречит законам США XIX века

Дмитрий Комиссаров
Дмитрий Комиссаров, генеральный директор МойОфис
Международный опыт по предустановке программного обеспечения предусматривает два основных подхода: ограничение роста монополий и протекционизм на локальном рынке. ЕС и США в вопросах предустановки ПО отталкиваются от первого подхода. Китай и Япония – приверженцы второго. Подробности...

Дать стране спокойно жить

Сергей Худиев
Сергей Худиев, публицист, богослов
Люди, которые так негодовали на «царскую тиранию», привели к власти настоящую тиранию – и, в отличие от царизма, действительно кровавую. Почему это стоит вспомнить? Потому что присловье, что нельзя обманывать всех, все время и одними и теми же трюками, увы, неверно. Подробности...
Обсуждение: 28 комментариев

Смерть генерала Корнилова обрекла Россию на годы Гражданской войны

Тимур Шерзад
Тимур Шерзад, журналист
С точки зрения тактики Ледяной поход был примером множества успешных превозмоганий. Стратегия же оказалась провалена с треском. Добровольческая армия не достигла ни одной поставленной цели – массового восстания не произошло, а Екатеринодар и вовсе попал в руки большевиков. Подробности...
Обсуждение: 45 комментариев

Пожар уничтожил здание «Невской мануфактуры» в Петербурге

В Санкт-Петербурге после пожара на «Невской мануфактуре», где погиб пожарный, задержали гендиректора предприятия и его заместителя. По данным правоохранительных органов, в здании мануфактуры ранее выявили нарушения требований пожарной безопасности
Подробности...

Французское вино спасают с помощью костров

Урожай французского вина 2021 года оказался под угрозой. Из-за аномальных для начала апреля морозов (до минус пяти) виноградники в регионах Бургундия, Шабли и Бордо пришлось обогревать с помощью костров и жаровен. Сообщается, что больше всего от заморозков пострадал цветущий раньше других сорт Шардоне
Подробности...

Скончался супруг английской королевы принц Филип

Муж британской королевы Елизаветы Второй, принц Филип Маунтбеттен, герцог Эдинбургский умер в пятницу в возрасте 99 лет. Они прожили в браке 75 лет. Кстати, по отцовской линии умерший – праправнук российского императора Николая Первого
Подробности...
18:40

В Бурятии завершают установку виртуального концертного зала в рамках нацпроекта «Культура»

В городе Закаменск в Бурятии подходит к концу монтаж и установка виртуального концертного зала, приобретенного на средства федерального проекта «Цифровая культура» нацпроекта «Культура».
Подробности...
17:11
собственная новость

Для школ Ленобласти закупят музыкальные инструменты на 60 млн рублей

Детские школы искусств Ленинградской области получат новые музыкальные инструменты, оборудование и литературу, кроме того, будет произведена реконструкция Лодейнопольского детского центра эстетического развития.
Подробности...
21:35

В Пермском крае несколько театров модернизируют в рамках нацпроекта «Культура»

Руководство Пермского края решило провести ремонт сразу в нескольких театрах региона, соответствующий вопрос обсуждался на заседании краевого правительства под председательством губернатора Дмитрия Махонина.
Подробности...

    НОВОСТЬ ЧАСА: Белый дом: Байден предложил Путину провести встречу

    Главная тема


    Новый конфликт в Донбассе противоречит интересам России

    «мы это сделаем»


    Алиев пообещал азербайджанцам вернуть Иреван

    «для их же блага»


    Москва призвала США держаться подальше от Крыма

    закрытие авиасообщения


    Названы три варианта решения проблемы купивших туры в Турцию россиян

    Видео

    старта корабля «Восток-1»


    Полет Гагарина сопровождала серия ошибок и неожиданностей

    дорога жизни


    На срочное расширение БАМа пришлось бросить армию

    визит в стамбул


    Заявления Эрдогана о Крыме ввели Зеленского в заблуждение

    лайнер Ил-96-300ПУ


    Чем уникален новый «борт № 1» для президента России

    российский «Спутник»


    Игорь Мальцев: Вакцинация в Европе перетекла в скандал

    ситуация на украине


    Глеб Простаков: Слабость Зеленского ведет к новому конфликту

    официальный визит


    Геворг Мирзаян: Эрдоган показал себя настоящим султаном

    специальный репортаж


    Как советская интеллигенция хранила тайну полета Гагарина

    на ваш взгляд


    На какое черноморское побережье вы предпочли бы отправиться на отдых этим летом?

    Виктор Топоров: Но, Боже, как их замолчать заставить!

    18 августа 2007, 08:50

    Монументальное и нарочито дерзкое сочинение никому не известной Тамары Катаевой «Анти-Ахматова» стало главным литературным событием последних недель. Или, на иной вкус, антилитературным…

    Не литератор, не литературовед и вообще не филолог, а педагог-дефектолог по основной профессии (что ей уже вовсю ставят в строку); хуже того, даже не родственница, а всего лишь однофамилица Валентина Катаева – замужем, кстати, за Замятиным, но тоже только однофамильцем – покусилась на святое.

    Взяв за образец вересаевского «Пушкина в жизни», она составила энциклопедию невольно саморазоблачительных высказываний Анны Ахматовой «о времени и о себе» – и столь же пугающих (объективно) суждений о ней, принадлежащих главным образом восторженным современникам и современницам большого русского поэта.

    Тираническая женщина едва ли не сталинского склада, Ахматова сама выстроила миф о себе как о величайшей поэтессе и главной страдалице Земли

    Разумеется, герои книги (включая саму Анну Андреевну) не говорят всех этих гадостей или как минимум двусмысленностей про нее сознательно: они проговариваются. Тем неопровержимее оказываются их свидетельства. Образ возникает чудовищный. Конечно, каждый гений – чудовище, но как раз гением Ахматова вроде бы не была. Не королева отечественной поэзии, а герцогиня или, скорее, маркиза, сочинившая дневник с сомовскими иллюстрациями….

    К сожалению, не довольствуясь по-вересаевски (да и по-гоголевски) красноречивой немой сценой, возникающей едва ли не на каждой странице, Катаева «повторяет для дураков» то же самое от себя: она снабжает подборки цитат собственными разжевывающими (а фактически – утрирующими) примечаниями – и здесь ей то и дело изменяет вкус.

    Ну, а ее оппонентам большего и не надо.

    Теоретическая подкладка «Анти-Ахматовой» – статьи и высказывания Александра Жолковского: тираническая женщина едва ли не сталинского склада, Ахматова сама выстроила миф о себе как о величайшей поэтессе и главной страдалице земли русской; сама «организовала вставание» – и организовала его так успешно, что «встают» и кланяются ей по сей день. Меж тем, поэтическое ее значение сильно преувеличено, а жизнь далековата от великомученичества: в литературном пантеоне ей место есть, хотя и не главное, а вот в святцах – едва ли.

    Всё это очевидно любому внимательному читателю мемуаров. А уж любому серьезному знатоку поэзии – тем более. И, тем не менее, воспринимается как кощунство.

    Жолковского простили: с американским профессором лучше не ссориться, да и человек он язвительный – может дать сдачи. На Катаеву – моментально набросились. Заставили – до кучи – извиняться за нее и Жолковского: я, сказал он в интервью «Огоньку», чувствую себя Иваном Федоровичем Карамазовым, подбившим Смердякова на отцеубийство.

    Анна Андреевна Ахматова как Федор Павлович Карамазов… нет, на Жолковского где сядешь, там и слезешь!

    Набросились на Катаеву не ахматоведы, а почему-то пастернаковеды. Дмитрий Быков и Наталья Иванова, например. Последняя, оказывается (сказала это по «Эху Москвы»), написала о Пастернаке сразу три книги – две уже вышли, третья на подходе! Что поневоле заставляет вспомнить об украинском политике, покончившем с собой сразу тремя выстрелами в голову.

    Ахматоведы промолчали по вполне понятным соображениям. И вовсе не потому, что крыть им нечем (хотя действительно нечем). Ахматоведение – довольно доходный промысел; ахматоведы друг с дружкой враждуют, но чужие здесь не ходят, а главное – ходить не должны! «Несимпатичную» и невыгодную книгу надо попробовать замолчать – а там, глядишь, само рассосется.

    Монументальное и нарочито дерзкое сочинение никому не известной Тамары Катаевой «Анти-Ахматова» стало главным литературным событием последних недель
    Монументальное и нарочито дерзкое сочинение никому не известной Тамары Катаевой «Анти-Ахматова» стало главным литературным событием последних недель
    Не рассосется. Пастернаковеды подсуетились. А почему они подсуетились – вопрос отдельный и сам по себе крайне любопытный. Даже если отвлечься от того, что подсуетились они явно по глупости.

    И Быков, и Иванова («он недавно, она давно», как сказано в эпиграмме на Евтушенко и Долматовского) чувствуют себя эдакими либеральными держимордами, призванными пресекать малейшие посягательства на величие русской литературы (прежде всего поэзии, хотя и не только ее) в милом их сдвоенному сердцу изводе.

    Согласия на такую опеку у своей Прекрасной Дамы, она же дочка Ротшильда, спросить они, однако, забыли. К тому же одной рукой они ее трогательно (пусть и не бескорыстно) опекают, а другой, мягко говоря, лапают…

    И почему, собственно, книга Катаевой об Ахматовой – это кощунство, а книга Быкова о Пастернаке (в которой аполитичный и надмирный, по общему убеждению современников, поэт предстает в первую очередь ловким литературным дельцом, не свободным от сугубо конъюнктурных расчетов и поступков) – это агиография, я сказать не возьмусь. Да и никто не возьмется. Потому что своя литературная продукция не пахнет? Ну, разве что.

    Царя Алексея называли Тишайшим не за кротость и незлобивость, а, напротив, за совершенно чудовищную жестокость. Вернее, за то, что, прибегая к жестокости, он навел на Руси тишину. То есть порядок. В этом смысле Тишайшим можно было бы назвать и Сталина.

    А Тишайшей – Ахматову. Тишину она навела, понятно, не в стране и даже не во всем литературном ведомстве, а вокруг себя. Но навела однозначно. И столь долговременную тишину, что держится она в ахматоведении, да и в литературоведении в целом, до сих пор.

    Поэтесса Анна Ахматова
    Поэтесса Анна Ахматова

    Однако бог с ним, с ахматоведением. Дело не в нем. И не в самой Ахматовой или, если угодно, не в самой Анти-Ахматовой.

    Демократов у нас нет и никогда не было (кроме как по самоопределению) – да и Ганди, если кто забыл, родился не в России, а в Индии. В литературе – нет и не было и подавно. И когда в нашей стране пошли так называемые демократические процессы, со всей остротой встал вопрос о том, какими средствами якобы чаемой либерализации будет сподручней всего повсеместно добиться. И тут же был получен ответ: либеральным террором!

    Вот здесь-то и пригодился специфический ахматовский опыт жизнестроительства и жизнетворчества с символическими казнями и вполне реальными отлучениями и обструкциями. Для начала избавились от «красно-коричневых», потом принялись за паршивых овец в собственном стаде.

    По поэтическому ведомству Ахматову подавали (и подают до сих пор) в комплекте с Пастернаком, Мандельштамом и Цветаевой – как равную. По этическому – в комплекте с Нуйкиным, Черниченко, Аллой Гербер, «Детьми Арбата» и письмом 1993 года с требованием казней и расправ, отправленным творческой интеллигенцией президенту Ельцину, – как разве что не библейскую прародительницу.

    «Мы пришли дать вам волю!» – лицемерно восклицали новые поработители. Культ Ахматовой был в этом всё расширяющемся, захватывая и младую поросль, кругу не только обязательным, но и инструктивным: чтя Ахматову как святую, будь иезуитски безжалостен, как она!

    У Натальи Ивановой – дочери крупного партработника и тогдашней невестки писателя Анатолия Рыбакова – имелся выбор между старым охранительством и новым; и она сделала его в пользу нового. И сразу же стала святее самого папы римского.

    Дмитрий Быков тогда полагал себя куртуазным маньеристом-эротоманом – и подтянулся гораздо позже. Поневоле пришлось заняться «опережающей модернизацией». Во власть – в реальную власть – так и не вошли ни тот, ни другая, но они вошли во вкус!

    «Суд над Ахматовой» – под такой аллюзионно-провокационной «шапкой» публикует Быков интервью, взятое у Жолковского. «Он книгу не принимает, он не говорит, что когда-то начал. Он книгу совершенно на дух не принимает», – внаглую врет про того же Жолковского Иванова по «Эху Москвы». Вот фрагмент огоньковского интервью (спрашивает Быков, отвечает Жолковский):

    – Она не бочку катит, а беспардонно измывается над поэтом.
    – И все-таки книга Катаевой полезна — хотя бы потому, что она по-вересаевски собрала множество свидетельств (правда, Вересаев, составляя «Пушкина в жизни», выражал авторские оценки исключительно монтажом, а не влезал с возмущенными комментариями). Катаеву заносит, она преувеличивает, иногда перевирает, но занос этот объясним. Видимо, наболело. Вспомните «Воскресение Маяковского» Юрия Карабчиевского – реакцию на советское насаждение Маяковского. Впервые их с Ахматовой сопоставил еще Корней Чуковский – и вышло так, что по бескомпромиссности и избыточности насаждения Ахматова в постсоветское время с ним сравнялась. «Лучшая, талантливейшая», – восторженные придыхания, слушать на коленях, не сметь спорить.

    – Но, в конце концов, творить миф о себе – естественное поведение поэта, кто же этого избежал?
    – Дело поэта – творить миф, дело исследователя – его вскрывать, но без поношений. Недавно я слышал реакцию на один доклад, кстати, об Ахматовой: докладчику сказали, что хотели бы «более солидарного чтения». Российская традиция «солидарного чтения», интерпретация текстов в качестве священных – давний грех. Филолог должен быть подобен не евангелисту, а историку религии. И книга Катаевой полезна уже тем, что провоцирует появление серьезного филологического ответа, реальной биографии АА, которая до сих пор не написана. Кроме того, многое в «Анти-Ахматовой» верно.

    – Верно?! Что, например?
    – Что она много и разнообразно врала, что играла в аристократку, не будучи ею, что преувеличивала свою образованность, бывала резка и поверхностна в суждениях, оскорбительно несправедлива к людям, а иногда вполне оправдывала дневниковую оценку своей восторженной спутницы Лидии Чуковской: «О, чудовище!» И, кроме того, неустанно начищала собственный нимб, постоянно упоминая о своих нечеловеческих страданиях. Страдания были, кто же спорит, но оправдывать ими каждое свое действие, созидать из них пьедестал?

    Я написал рекомендательное предисловие к книге «Анти-Ахматова», прекрасно осознавая всю ее тенденциозность, чтобы не сказать оголтелость. Оно, конечно, ломать – не строить. Однако в данном случае деконструкция и десакрализация требуют от автора-составителя такого куража, что без перехлеста обойтись невозможно. Как сказал бы один из персонажей, упомянутых в данной статье, лес рубят – щепки летят.

    А надо ли рубить лес? Если ахматовский – то его достаточно подстричь до размеров английской лужайки, что, собственно говоря, в книге «Анти-Ахматова» и сделано. Кое-где возникли проплешины – но ничего, со временем, глядишь, зарастет.

    А вот если речь идет о защитной лесополосе ханжеского охранительства (о солидарном чтении – по Жолковскому) – то под корень! В полицейском государстве жить еще можно, а вот литературная полицейщина – не пройдет!

    И в этом плане уникальный индивидуальный опыт Анны Андреевны Ахматовой имеет смысл запомнить как долговременный и успешный, но не подлежащий дальнейшему воспроизведению ни в одиночном, ни в групповом порядке эксперимент.


    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •