Деловая газета «Взгляд»
http://www.vz.ru/world/2014/2/13/672433.html

Скверный детектив

Кровавое преступление с педофильским подтекстом Литва использует для обвинений в адрес России

13 февраля 2014, 17::20


Ставшие уже традиционными обвинения Литвы в адрес России по поводу использования так называемой мягкой силы на этот раз выделились новым поворотом. В качестве доказательства российского влияния лидер литовской оппозиции привел чудовищную историю, долгое время державшую в напряжении всю страну. Как именно эта трагедия используется литовскими политиками, разбиралась газета ВЗГЛЯД.

Лидер литовской оппозиции, глава партии «Союз Отечества – Христианские демократы», дважды премьер-министр Андрюс Кубилюс представил новый, переработанный вариант своей «Программы сдерживания России», положив в ее основу противодействие провозглашенной Владимиром Путиным стратегии «мягкой силы». И все бы ничего, если бы не странный выбор аргументов, представленных Кубилюсом в качестве доказательств использования Россией этой самой «мягкой силы» в Литве.

Во-первых, это провал референдума в Литве по возобновлению работы Висагинской атомной электростанции. Литовские консерваторы полагают, что литовцы проголосовали против в результате воздействия каких-то российских политтехнологий. И теперь независимая Литва будет завязана на российскую атомную электростанцию, которую Росатом собирается построить в Калининградской области.

Во-вторых, «гарлявское дело» – о нем мы и поговорим ниже.

В-третьих, уход из Литвы компании Chevron после дискредитации идеи добычи сланцевого газа, что также приписывается «агентам Газпрома», российским политтехнологам и разведке.

В-четвертых, инициатива по проведению референдума о продаже земли гражданам ЕС (уже собрано 300 тыс. подписей) – это тоже подрывная деятельность Газпрома, русскоязычных СМИ, «подконтрольных Москве», нескольких литовских олигархов и бесноватого мэра Вильнюса.

В этом джентльменском наборе явно выделяется так называемое гарлявское дело, поставленное литовским политическим тяжеловесом на второе место после казуса с атомной электростанцией. С точки зрения Кубилюса, это хрестоматийный пример того, как русская «мягкая сила» проникает в честные католические души и даже в литовский Сейм.

А дело было так.

Обвинения в педофилии

Жила себе в Гарляве – типичном небольшом местечке (костел, музей резистенции в бывшей гимназии, мотель, дискотека, автомастерская, синагогу сожгли в 1944 году вместе с евреями) под Каунасом – молодая пара: Драсюс Кядис 1971 года рождения и его гражданская жена Лаймуте Станкунайте 1986 года рождения. Жили они невенчано в очень католической стране и родили вне светского брака девочку Дейманте в феврале 2004 года, то есть когда мама еще была несовершеннолетней. Что-то пошло не так, и через два года пара разбежалась и вступила в дикую судебную тяжбу о судьбе ребенка. Победила, естественно, мама, а папе присудили посещение дочери каждые выходные. Юридическую помощь бедной маме-малолетке из депрессивного местечка обеспечил почему-то не абы кто, а известный адвокат, политик и советник спикера Сейма Литвы Виктораса Мунтянаса Андрюс Усас.

Папа, однако, так просто не сдался и еще через два года принес в полицейский участок домашнее видео, на котором маленькая девочка откровенно рассказывает, что ее подвергали сексуальному насилию три «дяди». Девочка уверенно называет насильников: адвокат Андрюс Усас, местный судья, который вел дело об опеке, Йонас Фурманавичюс и так и не установленный таинственный «дядя Айдас». Папа дополнил обвинение деталями. Он показал, что в педофилию вовлечена родная сестра его бывшей гражданской жены Виолета Нарушявичене, по стечению обстоятельств работавшая в том же самом суде вместе с обвиняемым судьей Фурманавичюсом. Якобы сестры «предоставили» девочку педофилам: адвокату-политику и судье – в качестве оплаты за положительное решение тяжбы. То есть мама Станкунайте предоставила, а тетя Нарушявичене играла роль посредника, она же – сводня.

Примечательно, что изначально Кядис требовал еще до завершения уголовного расследования изъять девочку у мамы, передать ему на воспитание, а Станкунайте окончательно запретить видеться с дочерью. Суд, однако, постановил, что мама не имеет непосредственного отношения к уголовному делу против адвоката и судьи, и передать девочку отцу отказался.

Обвиняемые все отрицали и даже подали на Драсюса Кядиса встречные иски за клевету и угрозы смерти. Дело затянулось, Кядис принялся клеймить коррупцию в судах и правоохранительных органах и вышел на совсем иной публичный уровень. Он вместе со своей сестрой, местной парикмахершей Нярингой Вянцкене и друзьями размножил 200 DVD с признаниями своей дочери и разослал их по всей Литве и единой Европе вплоть до членов Европейского парламента. Выложил все это в интернет и вообще произвел много шума. Его поддержали некоторые правозащитные организации, в первую очередь борющиеся за права отцов, а также, как это ни парадоксально, отдельные представители Римско-католической церкви. Ксендзы, скорее всего, инициативно втянулись в борьбу с педофилией, закрыв глаза на то, что оба воющих друг с другом родителя ребенка были, мягко говоря, нерелигиозны и уж совсем не чтили таинства брака, венчания и деторождения.

Дело постепенно превратилось в мыльную оперу, за которой, затаив дыхание, следила вся Литва посредством телешоу и обсуждения в интернете. Добром это закончиться уже не могло.

Кровавый калейдоскоп

Памятник на могиле одного из главных героев этой трагедии, Драсюса Кядиса (фото: Vilensija)

Памятник на могиле одного из главных героев этой трагедии  Драсюса Кядиса (фото: Vilensija)

Кровавая бойня началась утром 5 октября 2009 года. Судья Йонас Фурманавичюс и работник суда Виолета Нарушявичене были застрелены в Каунасе из пистолета с разницей в час. Трассологическая экспертиза показала, что в обоих стреляли из одного и того же оружия. Драсюс Кядис, зарекомендовавший себя за все время тяжбы как мужчина не слишком адекватный в быту, бросился в бега и был объявлен не просто в литовский, а во всеевропейский розыск как главный подозреваемый в двойном убийстве. Его бывшая жена и адвокат Андрюс Усас были взяты под государственную охрану.

Литовская полиция, надо отдать ей должное, рассматривала несколько версий убийства. В том числе под подозрение попал не только сам Драсюс Кядис, но и представители его многочисленной «группы поддержки», среди которых тоже было немало буйных «борцов за права мужчин». Сторонники Кядиса быстро самоорганизовались (ведущую роль в этом играла его энергичная сестра Няринга Вянцкене) и устроили форменную вакханалию на телевидении и в интернете. Литовское общество забыло обо всем и разделилось на два лагеря: «за маму» и «за папу». Однако сторонников папы в медийной сфере оказалось на порядок больше. Прошла серия односторонне поданных телешоу, в которых Кядис подавался как герой, Робин Гуд борьбы с педофилией. Более того, эта, как бы цинично это ни звучало, простая и понятная житейская трагедия быстро обросла такими конспирологическими версиями, что Дэн Браун должен был уйти в глубокий запой от просмотра литовского телевидения. В обсуждение «гарлявской истории» включились едва ли не все литовские политики, шоумены и звезды спорта. Машину президента Литвы Грибаускайте сторонники Кядиса закидали чем-то вонючим аж в Чикаго, пока она была с официальным визитом в США. Было издано четыре книги (одну из них написала лично парикмахерша Вянцкене) и поставлен телевизионный мини-сериал. Картинам, песням, комиксам и интернет-мемам несть числа.

Все это время Драсюс Кядис был в бегах и международном розыске.

Его мертвое тело нашли 20 апреля 2010 года на берегу Каунасского водохранилища. Экспертиза показала, что он был мертв как минимум день, но не указала четко на место преступления. Он был накачан водкой и какими-то лекарствами, а непосредственной причиной смерти стала «остановка дыхания продуктами желудка». Проще говоря, он захлебнулся в собственной рвоте. Недалеко – там же, на берегу – нашли и пистолет, из которого, также по данным экспертизы, были застрелены судьи.

Сторонники Кядиса, в первую очередь его сестра, все это время дирижировавшая пиар-кампанией, в эту версию следствия не поверили и обратились за независимой экспертизой. Шведская национальная судебно-криминалистическая служба однозначно подтвердила выводы своих литовских коллег о причине смерти Кядиса. Но журналисты таблоидов принялись прочесывать хутора у Каунасского водохранилища в поисках таинственных бункеров или даже секретной психиатрической больницы, в которой «враги» якобы держали Кядиса, а затем умертвили его. На его могиле на кладбище хутора Йонучяй на собранные по подписке по всей Литве деньги возвели фундаментальный мемориал, посвятив его всем борцам с педофилией. Несколько статуй поменьше поставили неподалеку от того места, где нашли его тело (хутор Шленава – уже пригород Каунаса), организовали там постоянно действующий лагерь активистов.

Между тем дела по обвинению в педофилии никто не закрывал. Адвокату Андрюсу Усасу, который к тому времени лишился всего, включая и карьеры политика, было предъявлено формальное обвинение. Он не был арестован, а охрану с него сняли в связи со смертью Драсюса Кядиса.

Через два месяца после смерти Кядиса мертвое тело Андрюса Усаса было найдено в мелком заболоченном пруду. По версии следствия, он в пьяном виде разбился на квадроцикле, который нашли неподалеку.

Новый виток телешоу и самодеятельных расследований включил в себя также все допустимые и недопустимые варианты версий от убийства Усаса в качестве мести борцов с педофилами до сложной игры разведок с целью дискредитации правящей партии, с которой сотрудничал Усас. Неожиданно выяснилось, что, помимо «основных» четырех трупов, в этом деле фигурирует еще несколько странных смертей и с десяток ранений и увечий у второстепенных персонажей.

Выход в политику

Эпическая судебная битва не закончилась со смертью основных персонажей. Суд посмертно оправдал Андрюса Усаса по обвинению в педофилии и закрыл это дело. Про маленькую девочку вспомнили только тогда, когда тот же суд постановил вернуть ее матери. Все это время ребенок находился под присмотром сестры Кядиса Вянцкене. Сторонники Кядиса организовали дежурство вокруг дома Вянцкене, чтобы не допустить «изъятия» девочки и передачи ее родной матери. Закончилось это, как и можно было предположить, тоже плохо. Спецназ полиции со второй попытки (первая не задалась, и спецназовцы отступили, боясь причинить вред ребенку) штурмом взял дом Няринги Вянцкене, разогнал протестующих, полсотни человек арестовал, а девочку передал Станкунайте. За день до этого Сейм Литвы специальным постановлением (!) разрешил спецназу участвовать в операциях по гражданским искам, в частности в родительских спорах из-за детей.

Вянцкене не сдалась. Она превратила двор своего дома во что-то наподобие Вудстока. Там разбиты были палатки и сцены. Ежедневно играли музыканты, рисовали художники, давались бесплатные представления и устраивались перформансы. Утро начиналось с церковной мессы. Альтернативным образом праздновались практически все праздники – как государственные, так и церковные. Официальным цветом (а как же теперь без него?) нарождавшегося гражданского движения был признан малиновый, потому что на большинстве мелькавших в газетах портретов Драсюса Кядиса он был в малиновом свитере. Официальный слоган: «Сколько в тебе самом Драсюса?» (игра слов: имя собственное Drąsius образовано от слова drąsa – храбрость). Число сторонников Кядиса и его сестры росло в геометрической прогрессии, акции и креативные перформансы прокатились по всей стране, причем мишенью стали уже не педофилы, а само правительство, которое якобы скрывает какую-то страшную, почти мистическую тайну и закулисно управляет правоохранительными органами и правосудием.

И вот, наконец, свершилось. Осенью 2012 года была зарегистрирована политическая партия под названием Drąsos kelias («Путь храбрости»), которую автоматически допустили к выборам в Сейм 15 октября 2012 года. Формально партию возглавил местный ксендз Йонас Варкала. Архиепископ, очнувшись от спячки, потребовал от него сложения сана, если Варкала намерен заниматься политической деятельностью. Энергичный ксендз с удовольствием публично снял с себя сутану. Но на первом месте в избирательном списке новой партии логично оказалась Няринга Вянцкене, сестра Кядиса – реальный мотор этого почти циркового действа.

То, что произошло на выборах в Сейм, до сих пор вызывает нервный тик у литовских и вообще европейских политологов. Партия «Путь храбрости» сенсационно набрала 8% голосов избирателей по всей Литве, преодолев, таким образом, пятипроцентный барьер, а по отдельно взятому городу Каунасу – так и все 17%.

Вопреки ожиданиям все тех же политологов, крошечная фракция в Сейме за год своего существования не развалилась и не была растащена более крупными игроками. Бывшая местечковая парикмахерша Вянцкене заняла привычную «нишу Жириновского» и принялась штамповать парламентские расследования по поводу коррупции и генерировать на первый взгляд довольно странные депутатские запросы по коммерческой деятельности в сфере ЖКХ и энергетики. При более пристальном рассмотрении эти запросы стали казаться подозрительными, потому что каждый раз ненавязчиво совпадали с интересами крупных компаний, в той или иной степени аффилированных с бизнесом за пределами Литвы, в первую очередь в России. На Вянцкене и партию быстро навесили ярлык «агентов Газпрома», но остановили ее относительно недавно способом простым и надежным.

Няринга Внцкене была обвинена в сопротивлении полиции и невыполнении решения суда по передаче своей племянницы родной матери. Депутаты Сейма, перекрестившись, лишили ее депутатской неприкосновенности, после чего Вянцкене исчезла и образовалась вновь уже в Чикаго, где попросила политического убежища и пообещала вернуться в Литву только тогда, когда там «будет изменена юридическая система». Ее противники в свою очередь утверждают, что Вянцкене покинула Литву из-за того, что ее возможная роль в убийствах судей в Каунасе и странной смерти Андрюса Усаса куда более весома, чем это было отражено следствием. Крупные фракции в Сейме готовят полномасштабное лишение Вянцкене депутатского мандата за то, что она «не участвует систематически» в деятельности парламента. Из своего «чикагского далека» Няринга Вянцкене в ответ заявила, что будет баллотироваться в президенты Литвы.

Лаймуте Станкунайте с дочерью покинули Литву в неизвестном направлении, поскольку их жизнь в родной стране стала невыносимой из-за невероятной публичности, которую навлекла на них беспрецедентная шумиха в прессе и интернете. Агрессивно настроенные сторонники партии «Путь храбрости» принялись резонерствовать, что куда проще, мол, спрятать педофилию и педофилов, чем бороться с этим злом.

«Гарлявское дело» так и осталось бы чудовищным преступлением, вобравшим в себя с дюжину человеческих пороков всех мастей, если бы не его сверхбыстрая политизация с последующей привязкой к «руке Москвы». Литовская политическая система вполне могла бы пережить пару-тройку депутатов-популистов, так сказать, кровью и плотью из народа, но привычно навесила на непонятное явление ярлык «агентов Газпрома». Примерно так же поступают консервативные политические силы в Вильнюсе в адрес аффилированного с Россией бизнеса, нескольких литовских олигархов, неподконтрольных нынешней власти, а также участников совместных с Россией проектов. Но если уж «рукой Москвы» считать и скверный детектив с элементами мистики, то это уже ни в какие ворота не лезет. Здесь что-то в восприятии действительности надо уже исправлять.

Текст: Евгений Крутиков