Взгляд
21 сентября, вторник  |  Последнее обновление — 23:50  |  vz.ru
Разделы

Европу ставят перед выбором между США и Китаем

Василий Федорцев
Василий Федорцев, политолог, германист
США предельно ясно показали, что их игра с Китаем идет по-крупному, и Евросоюз теперь должен решить – готов он повышать ставки или лучше спасовать. Подробности...
Обсуждение: 10 комментариев

Зачем сумасшедшим детям огнестрел

Юрий Алексеев
Юрий Алексеев, Журналист
Я не понимаю, зачем в России вообще продаются полуавтоматические помповые ружья всем, кто желает их купить, включая прыщавых «школьных стрелков». Единственная задача таких ружей – это дешевые понты. Но они иногда обходятся нам очень дорого. Чудовищно дорого. Подробности...
Обсуждение: 34 комментария

В чем суть конфликта Москвы и Константинополя

Сергей Худиев
Сергей Худиев, публицист, богослов
Отстоять свободу Церкви от диктата со стороны одного из патриархов – значит, отстоять ее свободу от тех вполне мирских сил, которые за ним стоят. И это имеет большое значение не только для Церкви, но и для всего мира. Подробности...
Обсуждение: 19 комментариев

Стрельба в Пермском госуниверситете унесла жизни шести человек

На территории Пермского госуниверситета один из учащихся открыл стрельбу по окружающим. По последним данным, погибли шесть человек, еще 24 получили ранения и травмы – в панике студенты прыгали из окон. Известно, что преступник владел оружием на законных основаниях
Подробности...

Вместо «ямы на Павелецкой» появился футуристический ландшафтный парк

Перед Павелецким вокзалом в центре Москвы открылась благоустроенная территория и ландшафтный парк с амфитеатром, площадью и фонтаном. Таким образом, завершается один из самых известных столичных долгостроев. В ближайшем будущем здесь же начнет работу подземный торговый комплекс с паркингом
Подробности...

С территории Украины обстрелян белорусский погранзнак

С территории Украины неизвестные открыли огонь по белорусскому пограничному знаку на участке Пинского погранотряда. Повреждение столба первыми обнаружили пограничники заставы «Сварынь». Дробь буквально изрешетила щиток с изображением белорусского герба. По всей видимости, стрельба велась из охотничьего ружья
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Пассажиров туристического автобуса взяли в заложники в Германии

    Главная тема


    Зачем Британии понадобился новый фигурант по делу Скрипалей

    зима близко


    Газпром может показать Европе зубы

    «нет такого слова»


    Кадыров ответил Байдену на призыв защитить ЛГБТ «от Чечни до Камеруна»

    апология страдания


    На решение профессора читать лекцию во время нападения в Перми мог повлиять Достоевский

    Видео

    тихий океан


    Как атомные подлодки Австралии поставят Китай на колени

    пятая фракция


    Российская молодежь провела свою партию в Госдуму

    рост цен


    Зима накажет Украину за газовый разрыв с Россией

    угроза власти


    Зеленский устраняет опасного соперника

    избранный депутат Госдумы


    Вассерман предложил облегчить доступ к оружию ради благих целей

    массы нелегалов


    Денис Фисенко: Современный мир – это война

    научный пересмотр статуса


    Игорь Мальцев: Человечество сознательно сажают на траву

    голосуй с пользой


    Максим Соколов: Над либералами надругались с помощью УГ

    на ваш взгляд


    Как вы оцениваете действия проф. Сыромятникова, продолжившего читать лекцию во время стрельбы в Пермском университете?

    Как сшивают Хабаровский край

    Рабочий поселок Чегдомын с высоты птичьего полета    26 июля 2021, 21:00
    Фото: ВЗГЛЯД
    Текст: Юрий Васильев, Хабаровский край – Москва

    Что делать, чтобы люди приезжали в Хабаровский край? Как дать им возможность увидеть на Дальнем Востоке будущее, получить возможность работать, воспитывать своих детей? За тем, как ищет и находит ответы на эти вопросы руководитель региона Михаил Дегтярев, непосредственно на месте наблюдал специальный корреспондент газеты ВЗГЛЯД.

    – Это правильно? – спрашивает Михаил Дегтярев.

    16 часов поездом на северо-запад от Хабаровска, под конец повернуть с Байкало-Амурской магистрали в тупик – и вот он, рабочий поселок Чегдомын, центр Верхнебуреинского района. В Чегдомын за год исполнения обязанностей губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярев приезжает уже в четвертый раз. А вот своих коллег – не только краевых министров, но и глав других районов, мэров Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре – он привозит сюда впервые.

    – В Верхнебуреинском районе из 19 глав районов и крупнейших городов края были только двое, – говорит Дегтярев. – При этом один из них тут родился, выучился и с тех пор не был здесь 50 лет. Вот так мы знаем друг друга. Поэтому и спрашиваю: разве это правильно?

    Сам Дегтярев все районы Хабаровского края впервые объехал за первые два месяца в должности – то есть прошлым летом и в начале осени.

    – Я захотел со всеми познакомиться и сделал это, – объясняет он. – Вывод был очевиден: то же самое должны сделать – вместе со мной – все члены правительства края и главы муниципалитетов.

    Дегтярев уверен: в идеале качественного управления все основные краевые чиновники должны знать в лицо всех активных жителей края. Для этого и ездят по районам; Верхнебуреинский – уже пятый в таком составе, и. о. главы плюс районные начальники плюс министры.

    – Сшивание Хабаровского края воедино, – определяет Дегтярев процесс, начавшийся год назад. – Подтягивать районы друг к дружке, а все вместе – по возможности – к городам. В том числе и в чисто утилитарном, экономическом смысле.

    – А какая экономика в том, например, что районные главы по краю ездят?

    – Наверное, правильно, что Чегдомын – нашу дальневосточную угольную столицу – впервые увидел, к примеру, глава Ванинского района, – объясняет Дегтярев. – Чтобы именно этот наш коллега посмотрел, как добывается тот самый уголь, который потом идет в порт Ванино. Это и для общего развития, и для понимания экономических процессов очень важно. И для управления, конечно же.

    То же, уверен Дегтярев, правильно и для остальных чиновников:

    Сшивать, знакомить напрямую власть с людьми, чтобы был виден и общий масштаб, и – прямо на месте – различия между территориями. И понимание, как и что подтянуть повыше. Край огромный, а стремиться к более-менее единому уровню жизни – необходимо.

    * * *

    «Бурейская аномалия» – гласит стенд в администрации Верхнебуреинского района. В конце 2018 года в реку Бурею недалеко от поселка Чекунда обрушилась часть сопки, перекрыв реку. Грешили на метеорит, но потом выяснилось, что все-таки оползень. Один из крупнейших в России, на 34 миллиона кубометров.

    – Это у нас аномалия, стало быть, природная. А с дорогой – видимо, рукотворная, – сообщают Дегтяреву жители, пришедшие в администрацию. Точнее, напоминают: дорожную стройку в предыдущие приезды он посещал исправно.

    Тут надо объяснить: вопрос не в том, что дорога, соединяющая Чегдомын с остальным Хабаровским краем, какая-то особенно никакая; это пока что по российским меркам не аномалия вовсе. Здесь дело в том, что автодороги просто не существует. И никогда не существовало. К Чегдомыну ведет железная дорога, ответвление от БАМа. Есть еще самолет, но только зимой, когда грунтовая полоса подмерзнет – с чем тоже будут разбираться в ближайшее время, при помощи основного здешнего предприятия «Ургалуголь».

    А вот обычной дороги сюда и в целом к Верхнебуреинскому району – притом что живут тут почти 25 тысяч человек – пока что нет.

    Дело привычное для многих поколений – невзирая на то, что во время войны район в буквальном смысле выручил всю страну. Здесь в поселке Умальта добывали молибден, крайне необходимый для оборонки – прежде всего для танковой промышленности – на единственном оставшемся у Советского Союза крупном месторождении. Концентрат молибдена вывозился самолетами, которые зимой садились прямо на замерзшую Бурею. Месторождение молибдена иссякло к началу 1960-х, уголь отсюда везли и возят по железной дороге; а обычные дороги – как были, так и есть лишь внутри района, без выхода за его пределы.

    Стройка трассы от Чегдомына до Комсомольска-на-Амуре – а оттуда, понятно, хоть в Хабаровск, хоть куда – много лет то возобновлялась, то затухала в зависимости от менявшихся представлений о рентабельности проекта, а прежде всего из-за отсутствия денег. Дорога активно пошла вперед в прошлом году, когда появились федеральные средства. Краевого дорожного фонда, объясняет Дегтярев, «считайте, что в последние годы не было» и на ближайшие пару лет не будет – поскольку 70% из этого фонда ежегодно отправляется на стройку обходной трассы на подступах к Хабаровску.

    Концессию подписали в 2017-м, можно сказать – два губернатора назад. Обход Хабаровску нужен; стоимость его, по мнению нынешних краевых начальников, не вполне справедлива; но выходить из проекта поздно. А на оставшиеся 30% дорожного фонда в год – не то что строительство новых дорог, а дай бог в ремонты имеющихся уложиться. Там, где без них уже никак. «Дышать толком в этом деле начнем лишь в 2023-м», – предупреждает Дегтярев.

    – А вот для дорожного строительства в крае, – говорит он, – нам необходимо постоянно взаимодействовать с центром, чтобы получать федеральное финансирование. В случае с дорогой Чегдомын – Комсомольск-на-Амуре у нас это получилось.

    Однако до того, как дорогу построят, тоже надо как-то жить. Прежде всего – со здешними ценами. Буквально на все.

    * * *

    В торговом центре «Факел» – с десяток арендных площадок, от продуктов до ширпотреба. Цены и на то, и на другое – выше хабаровских раза в полтора, даже если висит бумажка «Скидка на все 10 процентов»; а в краевой столице они практически московские.

    Все, объясняет владелица трех точек Татьяна Николаевна, из-за дороговизны завоза. Смешанные грузопассажирские составы – пара вагонов к пассажирскому поезду на Чегдомын – решили бы проблему, но такие сцепки запрещены на федеральном уровне. Транспортным уставом железных дорог, он же «путейская библия». Остаются товарные поезда – но едва ли весь чегдомынский бизнес, даже сговорившись, сможет заполнить своими товарами целый состав. Поэтому чаще всего везут почтовыми вагонами, что реально дорого.

    – И интернет может выключиться в любой момент без предупреждения, – добавляет жительница. – Вот сейчас не работал, во всех наших магазинах.

    Нет интернета – значит, не работают контрольно-кассовые аппараты. В том смысле, что в налоговую эти аппараты ничего передать не могут. Значит, торговать ничем нельзя, особенно подакцизным. То, что проблеме уже две недели, из-за аварии, а авария случилась из-за урагана – налоговой не объяснишь.

    Выясняется, что провайдер – из локальных, оборудование у него старое, техподдержка всему этому соответствует, особенно в чрезвычайной ситуации. Разумеется, есть планы на стопроцентную интернетизацию и цифровизацию – не краевые, а общефедеральные. Вот только что в поселок Тырма Верхнебуреинского района (1500 человек) провели цифровое телевидение, причем с опережением планов и графиков. Надежное подключение Чегдомына к интернету – одно из дел, которое добавляется в список для ближайшего визита Дегтярева в Москву. В данном случае – в офис Минцифры РФ.

    – И жителей вопрос волнует, и вот бизнес малый, – говорит Дегтярев. За время пандемии в «Факеле» закрылись четыре точки – примерно половина от того, что было до ковида. И такая пропорция не только в «Факеле», и не только в Чегдомыне.

    Чуть позже, на встрече Дегтярева с жителями, представитель РЖД сообщает, что по смешанным поездам направлен запрос в Москву. Вопрос важен не только для Чегдомына: с «путейской библией» в этом плане, по мнению и. о. главы края, хорошо бы что-то сделать для всего Дальнего Востока.

    – По воздушному транспорту на северных районах цены зафиксировали – и сразу торговцы в чувство пришли, – отмечает Дегтярев. – Пока дорогу на Комсомольск-на-Амуре не пробьем, будем пользоваться перечнем жизненно важных товаров, на которые наценка регулируется раз в год. Предпринимателей защищаем, а покупателей нет – это неправильно. Мы можем влиять на транспортные издержки, улучшать транспортные условия, регулировать цены на отдельные товары. Не на все, но можем. Будет автодорога – будет конкуренция. Двадцать с лишним тысяч человек в районе живут, это хороший рынок.

    * * *

    От депутата Госдумы – почти десять лет в нижней палате, руководство комитетом по физкультуре и спорту, оригинальные законодательные инициативы – в Михаиле Дегтяреве за год осталось не так много. Из сохранившегося, по Дегтяреву – знания, «куда и в какой кабинет в Москве пойти, чтобы то или иное для региона добыть». Ну и навыки общения с краевыми и муниципальными законодателями – «чтобы было понимание, где у нас политика, а где работа на людей, которые их выбрали».

    В остальном же превращение из парламентария в регионального руководителя вполне состоялось. Особенно учитывая момент входа Дегтярева в регион – середина июля, пик протестов. Впрочем, за год отношения с жителями эволюционировали от настороженно-агрессивных до вполне рабочих.

    – Все вопросы [на встречах с жителями] сейчас касаются управления, социальной поддержки, разрешения несправедливости, – отмечает и. о. главы края. – Количество житейских вопросов – хороший знак. Кого спрашивают о сокровенном? Руководителя, к которому есть доверие. И тех, кому доверяет этот руководитель.

    * * *

    – Увидеть министра образования глаза в глаза? Да, я думаю, это приведет к результату, – говорит Ольга Чистик, отойдя от стола с табличкой «Хлебникова Виктория Георгиевна, министр образования и науки Хабаровского края». – Вопрос с учебой опекаемых детей, тут есть тонкости.

    – А сколько у вас?

    – Сейчас в школьном возрасте трое, – говорит Ольга Тимофеевна. – А если с теми, кто уже вырос, то 12.

    В фойе районного дома культуры – аншлаг с поправкой на противоэпидемические меры. Дегтярева в Чегдомыне и окрестностях видят уже в четвертый раз. А вот краевых министров – тем более всех и сразу – здесь, на краевых северах, не видели никогда; старожилы – вроде Людмилы Мутченко – подтверждают.

    – Никак не можем записаться на прием к врачу заранее, – говорит Людмила Андреевна Елене Волковой, и. о. министра здравоохранения Хабаровского края. – Только день в день, а я не могу приходить к шести утра в поликлинику и только к половине восьмого получать талон, если он есть. Я инвалид второй группы...

    Самые большие очереди – к министрам ЖКХ и строительства: тарифы, аварийное жилье, снова тарифы. В поселке ЦЭС близ Чегдомына, где около тысячи жителей, горячая вода – под 500 рублей за кубометр, в два с половиной раза дороже, чем в Москве.

    – Зарплаты не городские, а расценки как с Марса завезли, – жалуется муниципальный депутат Ирина Епифанова.

    – Мы тоже воевали, тоже побеждали. За 35 лет меня ни разу не положили на обследование, – рассказывает министру соцзащиты мужчина средних лет с орденом Красной Звезды на лацкане; Афганистан и еще несколько локальных войн.

    Прием у министров, приехавших вместе с Дегтяревым, длится несколько часов. Без предварительной записи, по той же схеме «Мы все должны друг друга узнать».

    * * *

    – Можем поговорить обо всем, – говорит Дегтярев, представившись горнякам, собравшимся в офисе «Ургалугля», главного предприятия для Чегдомына и его окрестностей. – О развитии Верхнебуреинского района, угольной отрасли, экономики края и Дальнего Востока.

    Темы для разговора, разумеется, есть. Есть у шахтеров, к примеру, дополнительная медицинская страховка за счет предприятия. Причем от двух страхователей на выбор. В частности, на «Ургалугле» для горняков и их семей обеспечен безлимитный и бесплатный доступ к московским врачам. По телемедицине, естественно. И с учетом семичасовой разницы со столицей. Отсюда просьба: оснастить поликлинику районной больницы автоматическими анализаторами крови, цифровым маммографом и оборудованием для амбулатории педиатрии. «И врачей прислать побольше», – добавляют из зала. Ну тут понятно: проблемы с талончиком в поликлинике сами по себе не возникают.

    – Сталкиваюсь с этим сплошь и рядом, – поясняет Дегтярев. – Крупные компании, в принципе, достаточно неплохо заботятся о сотрудниках. Не все, но очень многие. А применить эту заботу – вот с теми же страховками по ДМС – никак, потому что нет условий. Можно сколько угодно зарабатывать, а лечиться, учиться на месте – негде.

    Притом что по той же краевой медицине у Дегтярева и его коллег есть вполне внятные схемы финансирования – что и как будет оплачено. Что-то в государственно-частном партнерстве, что-то полностью за счет предприятий-доноров, что-то – и многое – чисто за бюджетные деньги. И главное, есть и эти самые деньги в бюджете. Только на поликлиники и ФАПы с этого года появилось около 8 млрд рублей, федеральных и краевых.

    То есть с оборудованием и капремонтами-стройками проблем точно не будет. По всему краю. Вопрос, как доктора в Чегдомын залучить. И желательно не одного. И не только в райцентр, куда пока только 16 часов по железке из Хабаровска ехать – но еще и по десятку здешних поселков.

    И не только в Верхнебуреинский район.

    * * *

    – Что делать, чтобы люди не только не уезжали отсюда, но и приезжали в Хабаровский край – тут на полчаса минимум разговор, если кратко, – предупреждает Дегтярев. – Моя идеология: севера сохранять, жителей – загружать работой, тарифы снижать, бизнес поддерживать. С 1 января 2022-го выравниваем энерготарифы – за счет федерального бюджета, такого в крае еще не было. Чтобы бизнес не задыхался, а развивался. Рыбаки, сфера услуг, переработчики, предприниматели будут платить за электричество меньше. Сегодня – от 30 до 80 рублей за киловатт; даже чтобы холодильник у Татьяны Николаевны из «Факела» работал, сейчас надо выложить изрядную сумму. Теперь будет гораздо меньше.

    Выравнивание тарифов. Снижение цен на тепло – минус 10% уже с нынешнего отопительного сезона, коснется 350 тыс. человек. Дополнительные 25 млрд рублей краю из федерального бюджета; медицина, социалка, инфраструктура. «Это за год», – напоминает Дегтярев. «Будет больше».

    Насчет «больше» – отдельная тема. Прежде всего по собственным краевым финансам. Нынче самый крупный налогоплательщик края – это Дальневосточная железная дорога, ДВЖД с офисом в Хабаровске. Отрадно, конечно, что у железнодорожников все в порядке. Что есть грузы, есть деньги, есть строительство – включая, прежде всего, вторую ветку БАМа: треть магистрали – это Хабаровский край. И что немалая часть путейского финансового «пирога» пойдет напрямую на инфраструктуру пристанционных поселков, за что железнодорожникам спасибо.

    Однако региональные предприятия – а это уголь, лес, рыба, самолеты, корабли и т. п. – за первое место в налоговом рейтинге пока что с федеральными железнодорожниками побороться не могут. Несмотря на то, что и в Чегдомыне у «Ургалугля» нынче все неплохо, и, допустим, в том же Комсомольске-на-Амуре – где авиазавод и судостроение – с заказами на последний год стало не в пример лучше, чем было раньше. Включая заказы оборонные – с самой дотошной приемкой, зато самые надежные и долгосрочные, обеспечивающие деньгами и работой на много лет вперед.

    – Приливная электростанция в Тугурском заливе, – отвечает Дегтярев на вопрос о грядущих крупных краевых проектах. – Экологически чистая, строится как наплавная – с берега, ходу рыбы не мешает. Планируемая мощность – до 8 гигаватт. Зачем они нам нужны, если там нет ЛЭП? Объясняю: чтобы производить водород и продавать его за рубеж.

    Статус проекта – разработка технического обоснования. Если все сложится, говорит и. о. главы региона, то к 2030 году примерно четверть мирового рынка водорода будет за Хабаровским краем.

    – Колоссальные средства – доходы краевого бюджета повышаются в три раза, – отмечает Дегтярев. – На дороги, на социальную сферу, на развитие края.

    Для Верхнебуреинского района Дегтярев планирует реанимировать проект Ниманской ГЭС, который «пылится на полке» с советских времен:

    – Пятый визит в район я запланировал на место будущей стройки гидроэлектростанции на притоке Буреи. Вот наша энергетическая стратегия.

    Следующий проект – тоже специально для краевых «северов».

    – Если совсем на пальцах объяснять, то у нас торчит газовая труба из Якутии, – говорит и. о. губернатора Хабаровского края. – И непонятно, куда ее пристроить. Был план – поставить химзавод высшего класса опасности; люди выступили против, я их понимаю и поддерживаю. А есть проект производства сжиженного природного газа – такой, как на Ямале. Труба, завод, огромный холодильник. Где строить? Объявим конкурс между северными районами. В результате – доходы, рабочие места, газификация и много всего приятного для экономики и для жизни.

    Дегтярев в очередной раз напоминает о географическом преимуществе Хабаровского края – трех тысячах километрах побережья:

    – Приморье как таковое, де-факто – это мы. На меня в Приморском крае за такие слова обижаются: мол, приехал тут – и сразу начал... Но это же правда: именно мы, Хабаровский край – те, кто живет у моря. Любые проекты из той же Якутии – связанные с транспортировкой чего угодно: угля, газа, полезных ископаемых – идут через наше побережье. Мы очень тесно взаимодействуем с [главой Республики Саха (Якутия)] Айсеном Николаевым. Весь крупный бизнес, который встает на крыло в Якутии, будет работать в коллаборации с правительством Хабаровского края. Это география, это очевидно. Не понять этого, не ценить, не строить стратегию, исходя из этого – просто глупо.

    * * *

    – Нам необходим сухопутный пограничный переход в районе Большого Уссурийского, – отвечает и. о. губернатора одному из местных предпринимателей на вопрос о перспективах торговли с Китаем, «когда окончится ковид».

    Краевые министры закончили многочасовой прием в районном доме культуры, и встречу с жителями Чегдомына продолжает уже Дегтярев. 

    – Быть пограничным регионом и не иметь сухопутного грузопассажирского перехода есть глупость, – уверен он. – Не по дурости и не по доброте душевной этому проекту противодействовали некоторые чиновники в краевом правительстве. Но их уже с нами нет.

    Зал дома культуры – полупустой из-за антиковидных ограничений, и пока что чем дальше, тем жестче. Хабаровский и. о. – один из немногих новых назначенцев в регионы, кто успел поработать «и при той, и при этой» волне ковида. С одной стороны – гарантированная центром широкая самостоятельность решений, в том числе экономическая; своего рода ковид-федерализм. С другой же – и спрос с любого главы региона куда больше, чем до пандемии.

    – Помогают из центра очень много, это правда, – говорит Дегтярев. – Но и риски выше – и для людей, и для власти. Прежде всего – риск коллапса медицины. Губернаторство во время коронавируса – самое сложное испытание. Сбережение, сохранение нашего народа. Ограничиваем массовые мероприятия, в связи с чем очень многого лишаемся. На лето мы запланировали фестивали, огромные ярмарки – теперь приходится все это отменять. Бьет и по экономике, и по настроению людей. И по взаимоотношениям жителей и управленцев, кстати, тоже.

    * * *

    Настроения среди собравшихся в доме культуры – разные. Особенно когда речь заходит о ветхом жилье. В прошлую федеральную программу расселения ни один из полуразрушенных домов Чегдомына не попал, следующая – только на этапе подачи заявок. А Галина Александровна – которую переселили из ветхого дома по адресу Центральная, 17, на Центральную, 19, где квартира по факту убита не меньше, но в списках идет как нормальная, – вот она, здесь, у микрофона.

    – Какое состояние квартиры, кто спрашивал об этом? – кричит Галина Александровна поселковому начальнику Вадиму Ферапонтову. – «Или переезжайте, или вас снесут». Вот как вопрос стоял!

    – Дом номер 19 признан не аварийным, – говорит Ферапонтов. – Давайте мы письмом ответим?

    – Давайте лучше поможем Галине Александровне, – говорит Дегтярев. Один из способов помощи ей и другим «переселенцам» – субсидии на вторичное жилье, в отсутствие подходящих новостроек. Так здесь, в принципе, пока что не делали, но ждать 2029 года – а именно такая перспектива стоит перед жителями ветхого и аварийного – не согласны ни жильцы, ни и. о. губернатора Хабаровского края.

    * * *

    Жители в Чегдомыне вообще весьма активны. Поселок чист, насколько это возможно рядом с угольным производством, и вполне благоустроен – прежде всего на уровне парков, скверов и дворов.

    – ТОСы, – обобщает Дегтярев. – Хорошие, крепкие ТОСы.

    Территориальное общественное самоуправление на Дальнем Востоке в чести, Хабаровский край – не исключение. Схема проста: жители хотят что-то построить или благоустроить – от дворовой площадки и далее везде – и либо скидываются, либо приносят стройматериалы, либо просто обеспечивают рабочие руки. Все это – включая доски, кирпичи и человеко-часы – пересчитывается по нормативам на живые деньги, после чего на тот или иной проект раскошеливаются уже власти. От двух рублей из бюджета на один от жителей как минимум. В этом году Дегтярев довел программу финансирования ТОСов до 100 млн против имевшихся 75 млн. В следующем на общественные инициативы пойдет 200 млн, в два раза больше.

    – Всегда и сразу видно, как сделаны площади, дворы, детские площадки, мемориалы, – говорит Дегтярев. – Все на деньги из бюджета региона плюс средства и усилия граждан.

    ТОСы в умелых руках действительно способны на многое. В Бурятии, например, доходит до ремонта локальных мостов и школ – что в принципе в функциях ТОСов не прописано никоим образом. Но если, допустим, мост через речку, соединяющую две части деревни, вот-вот обрушится, а плановый ремонт школы назначен через много лет, но заходить туда опасно вот уже сейчас – то делать нечего. Несмотря на представления прокуратуры о том, где кончается самоуправление – и где начинается самоуправство и превышение общественниками полномочий.

    – Интересный опыт, спасибо, надо будет изучить, – говорит Дегтярев. Впрочем, он уже давно собрался познакомить руководителей ТОСов именно с прокурорскими – «не в конфликтной ситуации, а в комфортном диалоге, с участием и. о. главы региона». Сшивать – так сшивать, что уж.

    * * *

    – ТОСы любишь? – интересуется Александр Усенко, глава Вяземского района Хабаровского края, на перроне вокзала краевого центра: поездка в Чегдомын завершена. – Поехали ко мне, тут недалеко. Заодно посмотришь, как можно на Дальнем Востоке выживать, если у тебя ни угля, ни крупных заводов... Ни хрена, если по большому счету.

    Сказать, что совсем «ни хрена», наверное, нельзя. Во-первых, до Вяземского от Хабаровска – не 16 часов на поезде, а чуть больше ста километров по федеральной трассе на Владивосток; доступность отличная. Во-вторых, Вяземский – это крупная станция Транссиба; собственно, и назван город в честь одного из строителей той магистрали, еще в царское время. В-третьих, там прекрасная питьевая вода, продается везде в крае; не только районный бренд, но и налоги.

    В-четвертых – а вот тут можно, в принципе, и закончить с перечислением преимуществ. В Вяземском районе, в отличие от того же Чегдомына, крупных плательщиков нет. Поэтому – межбюджетка, трансферты и участие во всех возможных программах. За четыре года Усенко, подавая различные заявки – не только на уровне края, но и «на западе», то есть через федеральные проекты – набрал 200 млн рублей. Именно «набрал», в одно лицо – потому что никакого профильного отдела по сбору средств в администрации Вяземского района не предусмотрено: поди сыщи в ста с лишним километрах от Хабаровска «на постоянку» толкового юриста и ходока за грантами – сам, все сам.

    Отсюда – благоустройство дворов. Городской парк с новенькой оградой, а внутри нынче новые работы: спортплощадки для больших и маленьких, тоже по гранту. Фонтан в центре города (были трения с жильцами ближайшей пятиэтажки; теперь гордятся). И прочая комфортная среда.

    – Можем и сами, – подытоживает Усенко. – Многое можем. Но за последний год гораздо легче стало, когда из края встречное движение пошло. Как с ФОКом и школой, например.

    ФОК с двумя бассейнами в Вяземском уже достраивают, скоро приемка – была задержка в полгода, но «из Хабаровска сумели подтолкнуть и помочь», объясняет Усенко. А к школе № 1 нужна пристройка – и чтобы перевести имеющиеся четыре сотни детей с двух смен на одну, и на вырост. Прощание с двумя сменами – президентское поручение для всей страны, с исполнением к 2024 году. Но можно, объясняют в Вяземском районе, тянуть до последнего – притом что проектная документация подана в 2017 году. А можно, как оказалось, все-таки найти в краевом бюджете 250 млн рублей и вот уже сейчас начать работы, чтобы закончить новый корпус первой школы в следующем году. Пока что – забор поставили, площадку раскорчевали, материалы и бетономешалку на школьный двор завезли.

    – И еще три новых школьных автобуса, – показывает на гараж Марина Савченко, управление образования Вяземского района. – Раньше – дай бог, если по одному получали. И то не каждый год.

    – Было во дворе болото, дети с лягушками играли, квакали-дразнились, – говорит Наталья Журавлева, ТОС «Локомотив».

    Наталья Александровна – механик линейно-аппаратного зала на железнодорожной станции. Муж и сыновья – тоже путейцы, как и почти все соседи. В «Локомотив» объединены пять домов. За ТОСом – шестой выигранный проект за три года. Детская площадка, где было болото с лягушками. Спортплощадка, теннисный стол, песочница. Тренажеры. Ландшафтный дизайн с мостиком через ручей, некогда и создававший болото. Большая беседка с дворовым театром: нынче проходит кастинг на «Буратино». И шестой проект, к которому только приступают: стенка для скалолазания, велопарковка и брусья. В сумме набрали более двух миллионов рублей от края. От жильцов – в основном человеко-часы, но бывают и стройматериалы.

    – Газовики, телекоммуникации, администрация – всех своими ногами оббегали, – вспоминает Журавлева этап согласования первого проекта. – Никто не верил, что получится. Все жильцы из окон над нами смеялись.

    Теперь, стало быть, не смеются. А наоборот: участвуют.

    – И по 300 тысяч рублей брали на одну стройку, и по 400, – говорит Журавлева. – На 2022 год большие деньги отпускаются, до миллиона на одно начинание. Будем думать, чего хотеть. Главное, что движение навстречу нам видно.

    * * *

    – Хорошо, допустим: весь край «сшили», всех со всеми перезнакомили. Все, что запланировали – пошло в работу. А конечная цель какая?

    – Два миллиона жителей Хабаровского края, – говорит Дегтярев. – Сейчас один миллион 300 тысяч. Это не только рождаемость, сбережение людей, снижение смертности – но и новые жители этих мест. Люди, которые увидели на Дальнем Востоке будущее, получили возможность работать, воспитывать своих детей. Так же, как я – год назад.


    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •