Взгляд
19 марта, вторник  |  Последнее обновление — 19:38  |  vz.ru
Разделы

В чем причина материнского безумия

Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
Дискуссия о том, обладает ли душой эмбрион, стара как мир. Разумом, впрочем, точно не обладает. И жестоко, но факт: изъятый из тела женщины эмбрион не будет, корчась от жажды, есть стиральный порошок, ожидая мать, которая не придет. Подробности...

Скорбь по погибшим в Новой Зеландии превратили в дешевый трюк

Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
Когда глава Германии Ангела Меркель соболезнует жертвам расстрела в Новой Зеландии, мы ее понимаем. Но мы помним, что в Берлине от теракта погибло 12 человек, и только спустя год Меркель нашла время и силы встретиться с родственниками жертв. Подробности...
Обсуждение: 10 комментариев

В Крыму был сделан выбор судьбы России

Андрей Медведев, Политический обозреватель
Множество моих знакомых – чиновники, креативный класс и бизнесмены – рассуждали, что лучше потерять Крым, чем возможность ездить за границу отдыхать, и курс доллара/евро куда важнее. Это все такая большая отечественная традиция. Подробности...
Обсуждение: 15 комментариев

    «Это был взрыв эмоций!» В Сочи чествовали победителей конкурса «Лидеры России»

    «Вы одержали главную победу: над своей слабостью, над своим страхом!» – напутствовал победителей состязания управленцев «Лидеры России» наставник конкурса, первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко (на фото Кириенко поздравляет с победой москвичку Александру Добрынину)
    Подробности...

    В мечетях Новой Зеландии расстреляли десятки людей

    Новая Зеландия пережила один из самых страшных терактов в своей истории. В пятницу несколько человек совершили вооруженное нападение на мечети городка Кристчерч. Убиты полсотни верующих, десятки получили ранения. Главный подозреваемый Брентон Таррант транслировал бойню в Сети
    Подробности...

    Отчеканены пять рублей с Крымским мостом

    Банк России выпустил в обращение памятную монету номиналом 5 рублей, посвященную пятой годовщине референдума о государственном статусе Крыма и Севастополя и воссоединения Крыма с Россией
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Банк России назвал самые теневые секторы экономики

        Главная тема


        Американских солдат сделают менее мужественными

        глава казахстана


        Назарбаев назвал своего преемника

        боевая авиация


        Путин назвал лучший военный самолет в мире

        Главный редактор RT


        Симоньян объявила о беременности

        Видео

        расследование катастрофы


        Новые подробности меняют картину гибели Ту-154 под Сочи

        возрождение дивизий


        Как и зачем меняется структура российской армии

        бывший президент Грузии


        Саакашвили выдал «военную тайну Кремля»

        реабилитация нацизма


        Как бороться с украинским подлогом советской истории

        «русская весна»


        Пять послекрымских лет сделали Россию сильнее

        Свобода слова


        Андрей Бабицкий: Я убил себя во время Крымской весны

        Социализм XXI века


        Борис Кагарлицкий: В Латинской Америке назрел новый левый поворот

        Полеты в космос


        Екатерина Ракитина: Семинарист, который стал советским фантастом

        на ваш взгляд


        Зарплата в 250 тысяч рублей в месяц достойна командира подводной лодки?


        Катерина Кладо

        Инфантильный уют тоталитаризма

        Катерина Кладо
        киновед
        15 декабря 2018, 15:30

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Лев Гумилев когда-то говорил о мощнейшем свойстве – аттрактивности. Иными словами, об обаянии. Обаяние субъекта, персонажа, события, идеологии – то, что нас манит.

        Человек не способен увлечься тем, что непривлекательно. Имеет значение только тяга. Нас к чему-то тянет, влечет, и мы оказываемся рядом или даже вместе. С тем, с кем (или с чем) мы чувствуем себя хорошо. По разным причинам, конечно. Сознательным, а больше – бессознательным.

        Если посмотреть советские фильмы тридцатых-пятидесятых годов двадцатого века или почитать среднюю (обычную, поток, а не шедевры) литературу того соцреалистического периода, то можно обнаружить некие закономерности в устройстве реальности этих произведений.

        Если подходить к этим литературным текстам, или кинотекстам, непредвзято.

        Они, как правило, просты по смыслу и по замыслу. Ушел авангард двадцатых, еще не прибежали, вслед за оттепелью и французами с итальянцами, экзистенциальные метания шестидесятых. Там царит незатейливая картина мира.

        Фото:   Сергей Фадеичев/ТАСС

        Действуют нарядные, несложные герои. Они порой ошибаются, но потом непременно встают на верную дорожку. Им в этом помогают старшие товарищи, а также партком, сотрудники органов и другие идеологически подкованные персонажи. Которым сразу или в процессе следствия ясно, с кем они имеют дело.

        С натуральной кудрявой блондинкой-спортсменкой-комсомолкой, которая хоть в воду, хоть в полымя, но за правильные идеалы. Или со странной дамой, хоть и с теми же, казалось бы, четкими кудрями. Но с ней надо держать ухо востро, что-то с ней не так. Уж больно она сладко поет на ухо хорошему солдатику в фильме «Случай с ефрейтором Кочетковым» (1955). Попутно задавая какие-то странные вопросы насчет его военного подразделения. Не шпионка ли? Не басурманка?

        Положительным героям противопоставлены герои строго отрицательные. С которыми необходимо бороться, а сначала – вовремя распознать. По несложным признакам: наш – не наш.

        Из-за своей наивности и чистосердечности положительные герои порой не сразу видят в сегодняшнем приятеле вражеского наймита, а в любовнике – шпиона (как в фильме Пырьева «Партийный билет»). Но потом детства чистые глазенки открываются пошире, и хорошие герои готовы бескомпромиссно отказаться от прежней дружбы и даже любви, чтобы отправить гнусняка на законную плаху.

        «Я все знаю! Ты не Дюбин!» – возмущенно кричит героиня «Партийного билета» своему доброму знакомому, которому весьма симпатизировала. Но совы, как известно, не те, кем кажутся. О вопль женщин всех времен.

        Дальше следует вывод: «Собаке – собачья смерть!», как говорилось в одном из детских рассказов Виктора Драгунского, который, уже в более мягкое время, позволял себе иронизировать над классицистским пафосом идеологической литературы. Плюнула, расстреляла и забыла.

        Конечно, человек разумный, образованный, начитавшийся книг другого класса и уровня, говоривших о вещах сложных, о мире многообразном и неупорядоченном, был исполнен иронии по отношению к подобным произведениям. Сознательно сопротивляясь превращению картины мира в сказку для дошколят.

        Но почему же эти фильмы и книги были так популярны? Причем, не только среди малообразованного населения, а и среди интеллектуалов. Не стоит делать вид, что они сидели в башенке, не смотрели это, не читали. И уж точно именно они это снимали и писали.
        А публика ходила на эти киносеансы не только строем, но и толпой.

        Рождаясь, человек приходит в простой мир. Поначалу нужно лишь на уровне комфорта усвоить некоторые законы. Где тепло, где кормят, за что ласка, за что холод или даже боль. Где свои, где чужие.

        Позже, с каждым годом, оказывается, что все несколько сложнее. И повзрослев (если это происходит, а то ведь не со всеми случается), человек проживает жизнь, а иногда и судьбу, уже совсем в другой реальности. Где много вопросов, и куда меньше однозначных ответов. Где далекие и близкие люди глубоки или мелки, но отнюдь не так познаваемы, как игрушки в детском манеже.

        Где существуют неразрешимые вопросы и неизбывная глубина бытия. Которую не подверстаешь под ожидаемую картинку. Нужно искать свои ответы, иногда мучительно. «Мир не прост, совсем не прост», как пелось в попсовой пеcне семидесятых годов прошлого века.

        Ностальгия по детству - это еще и тоска по упрощенной картине мира. По тем самым объятиям и ласке, которые сулит простейшее хорошее поведение. Попадая в мир несложной и идеологически выверенной литературы или такого же кинематографа, зрителю становится прежде всего уютно. В этом аттрактивность простых схем, несложных коммуникаций, в которых нет места словам Бродского «Мы не знаем, кому нам сказать «не надо».

        В этом микрокосме герои знают все. Достаточно слушаться фигуральных «родителей», принять правила игры, узнать, кто наш, а кто не наш, по совершенно определенным маркерам, и все будет хорошо. 

         Мир «наших» поддержит, обслужит, продвинет и убаюкает. В «не наших» можно просто вовремя выстрелить, или на худой конец, не подавать им руку, выгнать из партячейки, изолировать их от клана «хороших». В этом аттрактивность простых идей, групп, сообществ, прекрасно умеющих как дружить с кем-то, так и дружить против кого-то. Архаический уют.

        Если бы пространство обволакивающей архаики касалось только неких книжек или фильмов. Но нет. Наше общество обнаруживает ту же архаику своего устройства.

        Кланы и партии все больше требуют полного и безраздельного соответствия своим установкам, оперируют теми же простейшими маркерами для определения «наш - не наш». Чтобы принять или отвергнуть, обнять или оттолкнуть.


        Наблюдать за этим, в общем, довольно скучно. Совершенно понятно, что в «либеральном» кругу необходимо выражать почтение всем священным коровам этого сегмента. Помню как-то осмелилась сказать, что мне не мил поэт Галич, вот просто как поэт не нравится, скептически я отношусь к литературным достоинствам его стихов. Гражданская позиция не обсуждалась. Еле жива осталась, кстати. Тогда же услышала от весьма известного персонажа, который до этого ряд лет исправно «целовал мне ручки», гневное: «Я все понял, ты не наша!»

        Реакция членов кружка противоположной направленности на критический взгляд по отношению к другим, но не менее священным, коровам, бывала примерно такой же. Свое мнение, свой взгляд на вещи, способность не отвечать отзывом на пароль, принятый в «среде», давно испарились из нашей общественной жизни.

         Еще забавней, что стоит высказать свое критическое отношение к какому-то пункту или персонажу из одного «лагеря», так тут же лагерь противоположный с восторгом протягивает свои руки для объятий, полагая, что раз ты не «их», значит, «наш». Дихотомия, иного не дано как будто. Простейшее реагирование.

        На днях в «Фейсбуке» развернулась неслабая, но чрезвычайно предсказуемая, борьба оппозиции с журналистом Кашиным, который зачем-то не ответил отзывом на пароль. Неконвенционально продемонстрировал, что лозунг «фри Сенцов» ему не близок. Ну не шпион ли? Не басурман? «Ты не Дюбин!» - вскричала оппозиция. 

        Я не без сомнений отношусь к позиции Кашина по разным вопросам, герой не моего романа, как говорится. Занятно лишь вот это совершенно механистичное возмущение общественности. Что за сбой настроек? С кем он, мастер культуры?

        Кашин-то вывернется. Ни жалости, ни поддержки не требует. Огорчительно лишь наблюдать за тем, как все меньше места какой бы то ни было, хоть даже минимальной, цветущей, да хоть и увядающей, сложности в нашей реальности. Быть принятым в том или ином кругу, для бытового процветания гораздо важней, чем быть собой. 

        Уют, тепло, поддержка, продвижение по службе, та самая, набившая оскомину, рукопожатность и простота картины мира исключает искреннюю полемику, способность слышать другого, но обладает неискоренимой аттрактивностью. Влечет и манит. Обволакивает инфантильным уютом. Обещает блаженство быть принятым и накормленным. Все это, в самых разных вариантах, выдается за гражданскую позицию.

        И мало кто может сказать «В ласковые сети постой, не лови!», как пел герой Луспекаева в «Белом солнце пустыни».


        Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        В чем причина материнского безумия

        Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
        Дискуссия о том, обладает ли душой эмбрион, стара как мир. Разумом, впрочем, точно не обладает. И жестоко, но факт: изъятый из тела женщины эмбрион не будет, корчась от жажды, есть стиральный порошок, ожидая мать, которая не придет. Подробности...

        Скорбь по погибшим в Новой Зеландии превратили в дешевый трюк

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Когда глава Германии Ангела Меркель соболезнует жертвам расстрела в Новой Зеландии, мы ее понимаем. Но мы помним, что в Берлине от теракта погибло 12 человек, и только спустя год Меркель нашла время и силы встретиться с родственниками жертв. Подробности...
        Обсуждение: 10 комментариев

        В Крыму был сделан выбор судьбы России

        Андрей Медведев, Политический обозреватель
        Множество моих знакомых – чиновники, креативный класс и бизнесмены – рассуждали, что лучше потерять Крым, чем возможность ездить за границу отдыхать, и курс доллара/евро куда важнее. Это все такая большая отечественная традиция. Подробности...
        Обсуждение: 14 комментариев

        Украинский национализм выдыхается

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        Украинский национализм москвоцентричен. Отнимите у него Москву, и у него не останется ни смысла жизни, ни идентичности, ни даже лозунгов. Можно, конечно, переключиться на поляков. Но, как говорил Остап Бендер, «не будет того эффекта». Подробности...
        Обсуждение: 43 комментария

        Стюардесса по имени ЖЖ

        Юрий Васильев, специальный корреспондент газеты ВЗГЛЯД
        В сравнении с нынешними блиц-мордобоями, детали которых забываются уже на следующий день, столкновения в ЖЖ выглядели как полноценные битвы на двуручных мечах. Если уж попал по противнику, то от души и конкретно. Подробности...
        Обсуждение: 6 комментариев

        Священники благословляют верующих на трансплантологию

        Инокиня Евгения (Сеньчукова), пресс-секретарь Якутской епархии, кандидат философских наук
        Если у вас паранойя – напишите завещание, заверьте у нотариуса, уведомите родственников, наклейте на лбу – сделайте все, чтобы попытка нацедить из вашего мертвого тела даже стакан крови была чревата судами и тюремным заключением. Подробности...
        Обсуждение: 77 комментариев

        Американская элита пилит под собой очередной сук

        Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
        Пол Манафорт – не Капитан Америка. Он не платил налоги, лоббировал интересы корпораций и диктаторов, сорил деньгами, полученными сомнительным путем. Все это ужасно и отвратительно. Но это нормально. Так живут в США тысячи лоббистов. Подробности...
        Обсуждение: 9 комментариев

        Я убил себя во время Крымской весны

        Андрей Бабицкий, журналист
        После возвращения Крыма в Россию, я не выдержал и опубликовал текст о том, что я поддерживаю решение Владимира Путина взять под защиту население полуострова. «Радио Свобода» оказалось несвободным. Мой текст стоил мне работы. Подробности...
        Обсуждение: 168 комментариев

        Если США не смогут защищать Аляску

        Дмитрий Гололобов, адвокат, приглашённый профессор университета Вестминстер
        За пять лет с момента присоединения Крыма про то, что это было незаконно, написали несколько энциклопедий. Но во всей «крымской» эпопее, если отбросить кучу спекуляций на истории, политике и праве, имеют значение только два фактора. Подробности...

        В Латинской Америке назрел новый левый поворот

        Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений
        В 2000-х годах задача левых правительств Южной Америки сводилась к перераспределению ресурсов. Потом был мировой кризис. Перераспределять стало нечего и эксперимент закончился. И вот поворот влево совершает Мексика. Подробности...
        Обсуждение: 23 комментария
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............