Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева От митингов «несогласных» до окопов под Донецком

Отдавшие свои жизни на полях СВО не увидят, каким будет будущее России. Но самим фактом своего бытия и своего поступка они сделали невероятно много для того, чтобы «судьба всего цивилизованного проекта на планете» решилась справедливым образом.

20 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Следующее предложение Киеву будет хуже нынешнего

Путин не случайно озвучил свои предложения именно сейчас. 15-16 июня в Швейцарии проходит конференция по Украине. Российский лидер предложил реалистичный, в отличие от «плана Зеленского», перечень условий для приближения мира.

20 комментариев
Андрей Полонский Андрей Полонский Россия верит в Большой смысл

Идеология противников России строится на одном-единственном базовом принципе – тотальном отрицании Большого смысла для человека. И особое неприятие, вплоть до скрежета зубовного, вызывает Большой смысл России.

20 комментариев
16 августа 2012, 12:51 • Авторские колонки

Виталий Сероклинов: Другое кино

Виталий Сероклинов: Другое кино
@ из личного архива

Я – русофоб. Но русофоб не в политическом, а в синематографическом смысле – у меня острая непереносимость российского кино.

Болезнь эта настигла меня не сразу, её бациллы медленно травили нас всех ещё со времён перестройки, пока с экранов нам внушалось, что аварии-дочери мента и прочие плюмбумы – это продукт, способный заменить отставший от жизни советский кинематограф. К последующим российским «шедеврам», признаюсь, приложил руку и я сам в качестве только зарождающегося у нас кинопрокатного лобби. Тогда было не понять – то ли кинопродюсеры навязывают зрителю всю эту политическую и сексуальную галиматью под видом нового русского кино, то ли сам зритель требует зрелищ и не готов к интеллектуальным изыскам.

Если ты не свой среди чужих, то не снять тебе свою цитадель, а уж без известной фамилии и знаменитой лысины и вовсе незачем соваться

И на экран попёрли сумасбродные пиры валтасара и «кокшёныши» – бездарные комедии, названные так в честь известного кинодеятеля, готового на любые унижения, лишь бы выбить бабло на заграничную командировку: «сценарий того требует». Кроме бреда ради бреда, на экранах появились фильмы, снятые только для того, чтобы отмутить и отбелить чёрный нал, выделенный на псевдосъёмки. И среди продюсеров замелькали фамилии московского цветочного короля и будущего нефтедобытчика – они лучше других умели изобразить кинопроцесс так, чтобы к нему не было претензий ни у налоговиков, ни у заказчиков, а о зрителях в таком случае не вспоминал никто...

Прошло два с лишним десятка лет. Российское кино вышло на миллиардные бюджеты и не ушло от сомнительных схем по отмыву и отжиму государственных денег. Теперь эти процессы возглавляют другие люди, компания там очень узкая, семь-восемь главных посредников по распределению бюджета, и если ты не свой среди чужих, то не снять тебе свою цитадель, а уж без известной фамилии и знаменитой лысины и вовсе незачем соваться, без тебя сляпают очередной фанфик про роту, гнутый пулемёт и полный массаракш.

За двадцать лет – можете не загибать пальцы – у нас снята всего одна настоящая комедия, да и та вышла уже так давно, что стала забываться, так что надо пересмотреть «Ширли-Мырли» снова (хорошо, что вспомнил). Нынешние комедии смотреть невозможно, а бывших кавээнщиков, массово повылазивших на большой экран, я бы бил бамбуковыми палками по пяткам, чтобы неповадно было торговать популярной мордахой в посредственных киноподелках. Респект только «Квартету И», снимающему свои небесспорные, но занимательные и даже смешные истории.

За эти же годы – один вменяемый эпический фильм, хоть и с оговорками – «Брестская крепость». Пусть даже два, если кто-то вспомнит что-то такое же историческое и монументальное.

Отдельный разговор об авторском кино. Да, Сокуров, да, Звягинцев, но страшно далеки они от народа; чего стоит только невнятная «Елена», даже кинокритиками встреченная без особых восторгов, а уж какого понимания можно ждать от неподготовленного зрителя, прихватившего в зал, не дай бог, тёщу с тестем, кума с кумой и попкорн с кока-колой...

Как ни странно, сериальное производство выглядит совсем иначе. Поначалу скудно финансируемые и представлявшие собой перепевки западных телешедевров, российские сериалы вдруг стали популярными и очень даже качественными. А если присмотреться, то совсем и не вдруг – тех же «Дальнобойщиков» можно до сих пор найти в видеоплейерах нынешних водителей, несмотря на не слишком большой бюджет сериала, – а всё благодаря качественному и оригинальному сценарию. А потом был «Идиот», после которого в книжных магазинах вдруг потребовались дополнительные запасы Достоевского, впервые за два десятка выхолощенных лет, другая классика, поставленная на федеральных каналах при щедром финансировании. Потом настал черёд комедий – и уже нещадно критикуемые «Интерны» шагают по телеэкранам и качаются с торрентов, занимая первые места в хит-парадах зрительских симпатий...

А теперь очередь дошла и до того самого авторского кино, которое я несколько несправедливо пнул походя. Не знаю, что скажут критики про фильм, который я посмотрел на промелькнувшем по нескольким городам фестивале «Другое кино» только лишь из-за хорошего кондиционирования в зале, умаявшись в городе, пропахшем лесными пожарами и гарью, но я, честное слово, был не просто удивлён, но и ошарашен тем, что могут сделать талантливые люди за копейки, если у них есть желание и умение. Не выпрашивая деньги у усатого покровителя кинобизнеса, шагающего по Москве и стране, как по своей вотчине, сшибающего немалые проценты за каждую проданную единицу бытовой техники, ребята сами, безгонорарно, сделали тонкий и душевный фильм: простой, почти без сюжета, без традиционных лекал и ограничений – просто предновогоднюю историю, каковых у нас снято множество, но лишь немногие из них вошли в золотой фонд кино. Я не знаю, что из составляющих элементов картины стало главным – всё, кажется, работало только против авторов: уже утомивший всех своим частым мельканием на экране Гоша Куценко, московская дорожная предновогодняя суета, в которой проживают свой сумбурный день герои, даже музыка, прекрасная музыка Таривердиева, песни из кинохита российских новогодних ночей (впрочем, говорят, «Иронию судьбы» нынче показывают 31 декабря и в Израиле с Финляндией), но вышло что-то настолько пронзительное и человеческое, что даже название фильма, строчка из песни того самого кинохита – «Со мною вот что происходит», прозвучало совсем не вторично и обыденно, а как-то ново и увлекательно.

А я... я вышел из кинотеатра уже не русофобом. Хоть русское кино теперь с трудом можно найти на большом экране, но я хочу посмотреть ещё что-нибудь такое же трогательное и человеческое. И пусть это будет авторским кино, как тот шедевр с Гошей Куценко, пусть он мелькнёт на кинофестивале и потом отправится на окраину для показа в самое неудобное время; я даже готов пересмотреть «Елену», в первый раз не показавшуюся шедевром, ведь я теперь верю в другое российское кино.

..............