22 августа, вторник  |  Последнее обновление — 12:00  |  vz.ru
Разделы

Общественное мнение: Пожар. Ждем новых?

Пожар в Ростове. Все почему-то делают вид, что это что-то из ряда вон выходящее. Да вы что? А когда центр Астрахани таким же образом выжигали для расчистки участков под застройку, где все были? Подробности...

Дмитрий Дробницкий: Деамериканизация на марше

Чем Соединенные Штаты всегда отличались от других западных стран? Помимо самой мощной армии и флота, самой большой экономики, почти безнадежно погрязшей в долгах, и самой твердой мировой резервной валюты? Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

Дмитрий Ольшанский: Год, дай Бог, так и останется скучным

1991 год был голодный, 1992 год был нищий, 1993 год был кровавый, 1994 и особенно 1995 год был широко, щедро кровавый, и пока у одних жизнь шла только вверх-вверх-вверх – у других как упала вниз, да так там внизу и ползла, кашляя и бормоча. Подробности...
Обсуждение: 72 комментария

    Десятки домов загорелись в Ростове-на-Дону

    Десятки частных домов охватил крупный пожар, вспыхнувший в Ростове-на-Дону. Ради тушения пожара пришлось эвакуировать около тысячи человек, привлечь сотни пожарных, самолеты и вертолеты, и даже пожарный катер
    Подробности...

    «Джон Маккейн» получил удар в корпус

    Эсминец «Джон Маккейн» получил значительные повреждения корпуса после столкновения с нефтяным танкером в Малаккском проливе. «Однофамилец» корабля сенатор Маккейн выразил соболезнования, а Китай – свою обеспокоенность
    Подробности...
    Обсуждение: 4 комментария

    Конкурс «Миссис Россия – 2017» выиграла жена Дмитрия Диброва

    28-летняя Полина Диброва, представлявшая Московскую область, победила в конкурсе «Миссис Россия – 2017». В зале в числе почетных гостей сидел ее муж – телеведущий Дмитрий Дибров. «Миссис Россия» проводится с 1998 года и уже не раз сопровождался скандалами. Финал конкурса проходил в концертном зале «Мир» в Москве
    Подробности...
    Обсуждение: 8 комментариев

        НОВОСТЬ ЧАСА:СК заявил о задержании Кирилла Серебренникова

        Главная тема


        В грузинской церкви одобряют внутреннюю политику Москвы

        «преступления» СССР


        Польские политики захотели военных репараций от России

        скандал вокруг «Южмаша»


        «Образованный аэрофизик» Климкин отверг причастность Украины к успехам ракетной программы КНДР

        «обозвал его»


        Родственники подозреваемого выдвинули свою версию причин убийства чемпиона мира

        «в интересах личного хайпа»


        Галкин высмеял открытое письмо Малахова

        «хамская неблагодарность»


        Украинские СМИ узнали о ссоре Качиньского и Порошенко

        средневековые ужасы


        Английская диктатура толерантности стала прикрытием для педофилов

        военная подготовка


        США впервые оказали Украине реальную помощь на фронте

        «Президент выслушал каждого»


        Общественники Севастополя: Самая большая наша боль – это застройка

        «следы диких преобразований»


        Андрей Бабицкий: Лужковская Москва смотрелась настолько похабно, что, покидая ее, я не испытывал ни малейшего сожаления

        «Очередная попытка забыть Герострата»


        Антон Крылов: Авторы от души издеваются и над Сталиным, и над другими советскими руководителями, и над СССР в целом

        ракетные двигатели для КНДР


        Денис Селезнев: Каждому украинскому президенту по оружейному скандалу

        на ваш взгляд


        Поддерживаете ли вы идею ограничить в России прокат фильма «Матильда» (даже еще не видя его)?

        Иран оставил для России окно возможностей

        Президент Хасан Роухани празднует победу своих сторонников   1 марта 2016, 18:18
        Фото: Alessandro Bianchi/Reuters
        Текст: Саид Гафуров,
        Тегеран-Москва

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Иран вступает в новую эру, вызванную снятием санкций и победой реформаторов президента Роухани на выборах в парламент и совет экспертов. Сейчас исламская республика ожидает резкого роста экономики, а борьба за ее рынки входит в горячую стадию. Не упустила ли Россия свой шанс в условиях, когда эксперты говорят о развороте Тегерана к Западу?

        Считается, что итогом парламентских выборов в Иране стало укрепление позиций реформаторов – сторонников действующего президента Хасана Роухани. Отдельные эксперты даже заявляют о «разгромном проигрыше» противников либерализации и нормализации отношений с Западом, видя в этом угрозу для российско-иранского сотрудничества. Но это миф, в появлении которого прямо заинтересованы наши конкуренты.

        С верой в чудо

        «Российский бизнес приветствуется, для него создаются более благоприятные условия, чем для западников, хотя конкуренция, повторимся, сейчас очень жесткая»

        Оппоненты действующего президента (в Иране должность, более соответствующая нашим представлениям о функциях премьер-министра, отвечающего за экономику) считали, что порожденная антииранскими санкциями ситуация в национальной экономике – высокий уровень безработицы и инфляция (в Иране уже вовсю ходит банкнота в миллион иранских реалов – примерно 33 доллара США) – позволит им не допустить усиления позиций Роухани и сохранить устойчивое большинство, которым они располагали в парламенте. Этого не случилось. Иранские избиратели продемонстрировали своего рода электоральный импрессионизм – на их выбор влияла не реальная ситуация в экономической и социальной сфере, а ее динамика.

        Дело в том, что выборы проходили на фоне резкого ускорения экономического роста Ирана. Даже сейчас, когда цены на нефть находятся на очень низком уровне, влиятельный британский журнал Economist предсказывает исламской республике в ближайшие годы 5–7-процентный рост ВВП за счет ненефтяного сектора. Если же допустить, что нефть еще может ощутимо подорожать, это приведет к полноценному «экономическому чуду» – взрывному росту. Тем более что у исламской республики есть перспективы наращивания добычи и экспорта нефти даже без дополнительных инвестиций – за счет ранее законсервированных нефтедобывающих мощностей.

        Интервью / Политика

        Дмитрий Саблин: Есть силы, которые целенаправленно хотят разделить нас и украинцев
        Андрей Климов: Не трогайте память людей, которые освобождали вашу страну
        Константин Косачев: Время для ответных мер уже вполне созрело
        Артем Прокофьев: Татарстан воспринимается большинством населения как особый регион
        Альбина Носкова: Трамп просто повторил то, что ему написали поляки
        Да, наложенные на Иран санкции значительно ухудшили благосостояние населения – на улицах Тегерана есть нищие, хотя их и немного. В то же время общий уровень среднего класса подрос настолько, что люди считают необходимым поддержать нуждающихся. А главное, в общем и целом санкции пошли на благо иранской экономике, ибо привели к импортозамещению, как следствие – к резкому росту национального производства и столь же резкому ускорению научно-технического развития.

        Руководитель Иранского совета по инициативам в области нанотехнологий профессор Саид Саркар рассказал газете ВЗГЛЯД, что когда под санкции попал импорт сложных медицинских диагностических систем (как якобы имеющих двойное – гражданское и военное – назначение), иранские ученые и, что даже важнее, бизнесмены смогли разработать и внедрить аналоги этих сложнейших компьютерных технологий. Сейчас гранды мировой индустрии медицинского хай-тека выстроились в очередь за иранскими патентами в попытках организовать совместное производство. Но в то же время начали отчаянно демпинговать на иранском рынке – медицинское высокотехнологическое оборудование мировых производителей в Иране нередко стоит в два раза дешевле, чем в соседних нефтедобывающих государствах Персидского залива. Подобная разница заметна не только в этом секторе – так, заметно дешевле Ирану продают и гражданские самолеты.

        В таких условиях избиратели сочли нужным поддержать кабинет Роухани. И хотя большинство в парламенте все-таки останется у сторонников радикальных и консервативных взглядов, оно будет уже не таким подавляющим, как раньше. Это важно, если не забывать, что очередные выборы президента в исламской республике состоятся уже через год.

        Рахбар обеспечит баланс

        Если радикалы считают, что с Западом договариваться бессмысленно, потому что Запад все равно обманет, то настроенный на диалог Роухани пытается искать компромиссы даже в таких условиях. В итоге о снятии санкций договорились как раз тогда, когда на Западе окончательно убедились, что эти санкции не работают, напротив, обеспечивают более динамичный рост народного хозяйства Ирана.

        При этом результат выборов может повлиять и на выбор приоритетов в экономической политике исламской республики – в части роли государства в экономике и ставки на рыночные силы. Сейчас государственный сектор в стране слишком тяжеловесен. Японские, корейские, европейские компании гоняются за иранскими технологиями, тогда как местные предприятия государственного сектора (впрочем, как и некоторые частные, принадлежащие крупнейшим финансово-промышленным и торговым группам) очень инертны, и иранцам проще продать свои технологии за границу, чем использовать их на национальном и внутреннем рынке.

        Дискуссия о роли государственного сектора (является ли именно он мотором роста и лидером импортозамещения), равно как и дискуссия о том, насколько можно открывать рынки для западных товаров, услуг, технологий в условиях снятия санкций, пока продолжается. Но решаться этот вопрос будет не в рамках классического противостояния между реформистами и радикалами – водоразделы пойдут по другим линиям.

        В политическом процессе Ирана огромную роль играет духовный лидер (рахбар), который является своего рода стабилизатором ситуации. В итоге серьезные электоральные подвижки не прерывают преемственность ни в политике, ни в народно-хозяйственной деятельности – рахбар обеспечивает относительно плавный и устойчивый переход власти в условиях конкурентной демократии. Одним из имплицитных, но весьма заметных для внешнего наблюдателя принципов аятоллы Хаменеи является именно стремление обеспечить баланс сил. То есть, если какая-то политическая группировка начинает терять влияние или популярность, он предпринимает определенные шаги для того, чтобы обеспечить их представительство в руководящих органах Ирана. Конечно, все решает народ на избирательных участках, но духовный лидер, к примеру, может попросить соперников теряющих популярность политиков выставить против них слабых кандидатов или, напротив, выставить большое количество кандидатов, чтобы распылить голоса. Это нормальный, хотя и несколько изощренный политический процесс.

        На этих выборах аятолла Хаменеи идеологически (но не политически) высказался в пользу радикалов и консерваторов. Таким образом, резкой смены экономического курса у страны не будет. Да и внешняя политика Ирана вряд ли изменится.

        Окно для России

        Бывший посол Ирана в Москве, а ныне советник Совета безопасности исламской республики Реза Саджади рассказал газете ВЗГЛЯД, что ядерная сделка Тегерана с «шестеркой» не представляет собой итог стратегического выбора во внешней политике ИРИ, а является, скорее, своего рода «соглашением о прекращении огня» между Ираном и Западом. Для полноценного примирения слишком уж распространены в Иране предубеждения в отношении Запада, в первую очередь – США.

        Посему большинство политического руководства Ирана делает ставку на наращивание связей с Россией. Но если политические отношения между нашими странами сейчас находятся на очень высоком уровне, а наши военные плечом к плечу противостоят террористам в Сирии, то экономическое сотрудничество пока оставляет желать лучшего. И для Москвы вряд ли разумно сидеть сложа руки, вместо того чтобы активно поддерживать сторонников российской ориентации в Тегеране. А ведь в столице ИРИ до сих пор не открыт даже российский культурный центр, хотя соответствующее разрешение уже давно получено.

        Представляется, что это не та экономия, которая нам нужна, благо это тот случай, когда сбережение копейки приводит к потере рубля. Россия еще не до конца упустила то окно возможностей, которое открылось ей в Иране в период санкций. Российский бизнес там приветствуется, для него создаются более благоприятные условия, чем для западников, хотя конкуренция, повторимся, сейчас очень жесткая: огромное количество как западных, так и восточных – из Японии, Кореи, Китая – предпринимателей буквально хлынули в Иран. Они предлагают инвестиции, и их деньги дешевле, чем в России.

        Но и президент, и аятолла Хаменеи уже высказались за то, что Ирану не нужны любые инвестиции как вещь в себе, а нужны только те из них, которые будут способствовать экономическому прогрессу. Это сигнал для Москвы: дружба в политике должна подкрепляться прочным экономическим фундаментом.


        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost Apple iTunes Google Play
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............