30 марта, четверг  |  Последнее обновление — 04:52  |  vz.ru

Главная тема


Испания пытается замять антироссийские высказывания своего посла

«мы над этим работаем»


СБУ поспорило с Порошенко по поводу причастности России к убийству Вороненкова

«был бы более развит»


На Аляске полагают, что в России им было бы лучше

после ссср


Социолог: Литва постепенно превращается в пустыню

экономия бюджета


США начинают обсуждать отказ от истребителей F-15

указ президента


Увеличена численность Вооруженных Сил России

«глобальное видение»


Ле Пен пообещала не подстраиваться под линию России

«наблюдала 25 лет»


Савченко сравнила Тимошенко с холодной восковой куклой

оборонная промышленность


Обозначены приоритеты в закупках вооружений для российской армии

Атмосфера ненависти


Андрей Бабицкий: С открытой руганью, ненавистью, злобой, мизантропией пора, ребята, завязывать

«черная метка»


Антон Крылов: Украина в который раз в истории сделала ставку на банкрота – и проиграла

«а был ли мальчик?»


Петр Акопов: Спекуляция на «онижедети» - худшая из тех, что могли придумать манипуляторы «системы Навальный»

на ваш взгляд


Какие эмоции вызвало у вас решение Киева запретить российской представительнице участвовать в Евровидении?

Германия переходит на осадное положение

Вооруженные полицейские, бетонные блоки, вертолеты, овчарки – не хватает только колючей проволоки   30 декабря 2016, 14:14
Фото: Imago/Global Look Press
Текст: Виктория Никифорова

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Новости о подготовке новогодних празднеств в Кельне и других немецких городах напоминают планирование фронтовой операции. Власти обсуждают не установку елок, а действия на случай новых атак со стороны мигрантов. Так Германия пытается предотвратить массовые нападения на женщин, но в результате превращается в особо охраняемое гетто.

Прошлый Новый год принес старинному немецкому городу Кельну печальную известность. В первую очередь он «прославился» жалобами местных жительниц на нападения и домогательства мигрантов: в ночь на 1 января организованные группы вчерашних беженцев собрались на площади у Кельнского собора, атаковали немок, пытались изнасиловать, а заодно выхватывали у них сумочки и смартфоны.

«Кельн сумел привлечь внимание к своим проблемам лишь благодаря масштабу нападений и активности жертв в социальных сетях. Жительницам других городов повезло меньше»

В последующие дни дополнительную антирекламу городу создала реакция полиции и властей на этот невиданный в ФРГ случай массового хулиганства. Не успев помочь пострадавшим «здесь и сейчас», правоохранители впоследствии отказывались принимать заявления о нападении, а 1 января сообщили, что праздник «прошел мирно». Все видели огромную толпу арабских и африканских парней у собора, очевидцы засняли их действия на мобильники, однако начальник городской полиции заявил, что «никаких доказательств их вины у нас нет».

При этом мэр (обер-бургомистр) Кельна Генриетта Рекер получила поистине мировую славу, посоветовав немкам держаться от сексуально оголодавших мигрантов «на расстоянии вытянутой руки». Это «расстояние» стало темой для мемов и карикатур на весь следующий год. По сути, власти города объединенным фронтом выступили на стороне мигрантов против местного населения. Немецкие СМИ попытались устроить жертвам насилия информационную блокаду. И только шумная кампания в социальных сетях и иностранных СМИ заставила власти города признать очевидное и подойти к расследованию как к делу особой важности.

После того как на нападения обратила внимание сама Ангела Меркель, полицейские Кельна стали активнее принимать заявления от пострадавших. Их оказалось порядка 1200, и почти половина из них включала жалобы на домогательства и даже изнасилования. В конечном счете было заведено 267 уголовных дел, но итоги расследования пока неутешительны. Ссылаясь на плохое разрешение видеокамер, установленных у вокзала и собора, следователи смогли найти только 35 подозреваемых. Из них 24 человека были осуждены, в основном они получили условные сроки и небольшие штрафы. Учитывая, что в новогоднюю ночь на площади у собора было более 2 тыс. выходцев из Африки и Ближнего Востока, подавляющее большинство участников хулиганской акции избежали даже минимального наказания.

Прошел год. Операцию по предотвращению нападений на женщин полицейские и следователи назвали «Сильвестр». В ее рамках был разработан план мероприятий на нынешний праздник. Он включает увеличение числа дежурных полицейских до 1500 человек, еще 300 человек будут дежурить на соборной площади. Патрулировать центр отправят конных офицеров и правоохранителей со служебными собаками. На всех наденут яркие жилетки, чтобы было видно издалека.

Основные праздничные мероприятия сконцентрируют на площади Старого рынка. Подъезды к ней перегородят фурами и цементными блоками, чтобы исключить возможность теракта, подобного тому, какой произошел в Берлине 19 декабря. Воздушное пространство над городом будут охранять вертолеты и беспилотники. Наблюдать за порядком отрядили и женщин-полицейских, прошедших специальную подготовку. Она поможет им правильно собирать показания у жертв нападения, оказывать им психологическую помощь и обеспечивать непосредственную защиту в случае попытки насилия.

Все это превращает центр старинного города в некое гетто для белого населения, где оно попытается отпраздновать свой традиционный праздник, если только на него вновь не нападут представители другой культуры – той, где в ходу игра тахарруш. Вооруженные полицейские, бетонные блоки, вертолеты, овчарки – не хватает только колючей проволоки. Парадоксальным образом этот режим навязывают местным жителям не столько мигранты, сколько либеральные власти города.

После предыдущего новогоднего скандала начальник городской полиции Кельна был отправлен на досрочную пенсию. Однако прославившаяся мемом про «расстояние вытянутой руки» мэр Генриетта Рекер осталась на своем посту. При этом никаких принципиальных изменений ее политика не претерпела.

В 2015 году на пост обер-бургомистра Рекер выдвинули либеральные партии Германии, в частности «Зеленые» и СДПГ. В планах нового мэра было создание наибольшего режима благоприятствования для мигрантов, причем в качестве одного из главных пунктов. Продвигая данную программу, она не побоялась идти на серьезный риск.

В октябре 2015 года, накануне выборов на Рекер напал с ножом местный избиратель – житель Кельна, никогда ранее не привлекавшийся к суду. При этом он выкрикивал обвинения в том, что Рекер «организует поток беженцев в город». Нападавшего арестовали, Рекер выиграла выборы, «поток беженцев» продолжил усиливаться.

По инициативе Рекер отели в Кельне массово перестраивают под общежития для беженцев. По официальным данным, за последний год город принял 14 тыс. мигрантов. Критики мэра утверждают, что реальные цифры гораздо больше, а жители города не могут даже высказать свое мнение по этому поводу. Одним из главных мероприятий по охране порядка в предновогоднем Кельне стал запрет на демонстрации для правой Национал-демократической партии – у полиции возникло обоснованное опасение, что участники будут неполиткорректно высказываться о мигрантах и вообще «разжигать».

Как политика Рекер можно понять. Все ее начальство придерживается той точки зрения, что если местные жители попытаются возмутиться засильем мигрантов, то по умолчанию становятся «расистами» и даже «фашистами». Сразу после кельнских событий Ангела Меркель призвала не обвинять беженцев огульно. А председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер на специальном заседании ЕК, посвященном атакам в Кельне, подчеркнул, что они «никак не связаны с мигрантским кризисом» и опасны лишь тем, что могут породить «ксенофобские настроения» среди европейцев.

Между тем, так же как и в Кельне, выходные для полицейских ради усиления патрулей отменяют в Дортмунде, Дюссельдорфе, Штутгарте, Гамбурге, Франкфурте, Мюнхене. В прошлый Новый год молодые мигранты нападали на женщин и там, и до сих пор эти дела неторопливо расследуются. Правда, атаки в этих городах немецким СМИ в целом удалось замолчать. Кельн сумел привлечь внимание к своим проблемам лишь благодаря масштабу нападений и активности жертв в социальных сетях. Жительницам других городов повезло меньше.

Мультикультурность успешно проявила себя, обеспечив немцам новый стиль празднования Нового года. Традиция массовых нападений на женщин, до сих пор процветающая в Индии, Северной Африке и на Ближнем Востоке, теперь закрепилась в Германии. Полиция Дюссельдорфа даже придумала новый термин для этих преступлений – antanzen («затанцевать»). Это когда толпа мужчин набрасывается на жертву, крутит ее, обнимает, «танцует», а в процессе вытаскивает деньги, кредитки, украшения и гаджеты. По обвинению в преступлениях такого рода обычно проходят выходцы из Северной Африки, а общее расследование таких преступлений проводится в Германии под кодовым названием «Касабланка».

К сожалению, совсем не факт, что новогодние вертолеты и полицейские патрули в ярких жилетках смогут предотвратить новую вспышку насилия в немецких городах. Более верный путь к миру – это голосование в пользу партий, не столь увлеченных мультикультурностью, политкорректностью и помощью мигрантам, как правящая ХДС. Как известно, Меркель, несмотря на резкую критику ее политики и угрозу внутрипартийного раскола, не стала искать себе преемника и вновь поведет ХДС на выборы в наступающем году.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............