27 марта, понедельник  |  Последнее обновление — 07:46  |  vz.ru

Главная тема


Неучастие Самойловой в «Евровидении» становится головной болью Европы

корпус и турбины


Порошенко распорядился продать крейсер «Украина»

«снять озабоченность»


Москва отказалась отчитываться перед НАТО по «Искандерам» под Калининградом

убыточная энергетика


Поставляющую Украине ядерное топливо Westinghouse объявят банкротом

фанатские войны


Российские футбольные болельщики получили ножевые ранения в Белграде

территория ссср


Минск и Киев имитируют хорошие отношения назло Москве

вышли на митинг


Полиция отбила Навального у разгневанных историей с Родиной-матерью волгоградцев

«достиг предела»


В Пентагоне заявили об утрате танками «Абрамс» мирового лидерства

натянутые отношения


Чешские биатлонисты начали новую кампанию против России

Это Беларусь, детка!»


Татьяна Шабаева: Особого рассказа заслуживает, как представляет себе молодое поколение свою белорусскую уникальность

убийство в киеве


Евгений Крутиков: Старый ТТ против «Стечкина». Неудачник против ветерана

убийство вороненкова


Общественное мнение: Никогда не говорить в интервью фразу «меня убьет Путин/КГБ/ФСБ»

на ваш взгляд


Какие эмоции вызвало у вас решение Киева запретить российской представительнице участвовать в Евровидении?

«Похищение собаки-поводыря» оказалось совсем другой историей

Виктория Павленко заявляет о своей полной невиновности   2 марта 2016, 18:30
Фото: Максим Блинов/РИА Новости
Текст: Роман Крецул, Денис Нижегородцев

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

«Если в приговоре нет записи, что человек желал обратить имущество в свою собственность, преследуя корыстные цели, то осудить его никак нельзя». Так юристы комментируют новый поворот в громком деле о «похищении собаки-поводыря»: доводы защиты о том, что на самом деле никакого похищения не было, оказались в итоге убедительнее.

Мосгорсуд отменил в среду приговор зоозащитнице Виктории Павленко, осужденной за кражу собаки-поводыря, и освободил ее из-под стражи. «Приговор отменить, уголовное дело вернуть прокурору для устранения нарушений», – огласил решение судья, передает РИА «Новости».

«Мне хотелось помочь собаке, которая бегала одна. В материалах дела есть фотографии»

Адвокаты и Павленко просили отменить приговор как незаконный и необоснованный. По мнению защиты, следствие не указало цель хищения и не доказало корыстные цели Павленко. «Моя подзащитная должна быть оправдана в виду отсутствия состава преступления», – сказал адвокат осужденной Юрий Ларин.

Потерпевшая Юлия Дьякова возражала. «Мне важно, чтобы приговор был обвинительным, считаю, что вина была полностью доказана», – сказала она.

«Я не воровка, – заявила со своей стороны Павленко, слова которой приводит агентство «Москва». – Я не вижу никакого другого приговора, кроме оправдательного. Мне хотелось помочь собаке, которая бегала одна. В материалах дела есть фотографии».

Газета ВЗГЛЯД отмечала, что в мотивировочной части приговора Гагаринского суда есть противоречие: с одной стороны, там признается, что Павленко увела собаку, так как была уверена, что она не принадлежала потерпевшей и была использована «для привлечения жалости». Защита Павленко утверждает, что она захотела спасти животное, с которым, по ее мнению, плохо обращаются, а в момент, когда она уводила собаку, хозяйки рядом не было. Уведя собаку, Павленко отвезла ее в приют. Потерпевшая сторона, напротив, заявляет, что собаку отстегнули от поводка и забрали в присутствии Дьяковой и она почувствовала рывок.

Вместе с тем суд первой инстанции посчитал, что кража совершена из «корыстных побуждений», а фонду «Помощники инвалидам» был причинен ущерб 355 700 рублей (собака принадлежала этому фонду, а Дьякова ею лишь пользовалась).

Судья Мосгорсуда в итоге согласился с доводами защиты об отсутствии ссылки на мотив обвиняемой в материалах следствия.

«Если не установлен корыстный мотив, то нет и хищения»

«Это в высшей степени достаточное основание для отмены приговора, – заявил газете ВЗГЛЯД член Совета по правам человека при президенте, бывший судья Мосгорсуда Сергей Пашин. – Есть постановление пленума Верховного суда 1996 года «О судебном приговоре», и там прямо сказано, что по всем делам необходимо установление мотива преступления. А если не установлен корыстный мотив, то нет и хищения. Мотивы же могут быть самые разные: например, хулиганский мотив, а может быть самоуправный мотив – человек свое возвращал».

«Если в приговоре нет записи, что человек желал обратить имущество в свою собственность, преследуя корыстные цели, то осудить его никак нельзя», – подчеркнул юрист.

По его мнению, в данном случае наблюдается совсем иной мотив – альтруистический, а вовсе не корыстный, и говорить можно только о предъявлении иска о возмещении потерпевшей издержек, но не об уголовном преследовании.

Отвечая на вопрос, можно ли по материалам дела вменить Павленко другую статью, Пашин сказал: «Сомневаюсь. Может быть, самоуправство – но тоже с огромной натяжкой. Для самоуправства надо, чтобы мотивом было восстановление своего права. Хулиганского мотива тоже нет. Можно, конечно, подумать и натянуть статью «Оставление в опасности», но в данном случае и она неприменима – ответственность несет тот, кто поставил человека в опасные условия. Нет, это не преступление. Гражданский деликт в худшем случае», – заключил он.

«Не разобравшись до конца»

Как заявила газете ВЗГЛЯД юрист Людмила Айвар, решение Мосгорсуда представляется ей абсолютно правильным.

«Дело в том, что какое-либо наказание возможно лишь при умышленных действиях. И если умысел похищения в действиях «похитившей» собаку установлен не был, то и судить ее не за что. Если женщина действовала из добрых побуждений, помогала бездомной, по ее мнению, собаке обрести приют, то реакция суда адекватна», – отметила она.

Юрист также предположила, что прежняя мера наказания – полтора года лишения свободы и штраф в размере 15 тыс. рублей – была столь строгой из-за возникшего вокруг этой истории общественного резонанса. «Общество негодовало, требовало наказать человека, не разобравшись до конца, виновен он или не виновен, что у нас происходит сплошь и рядом», – резюмировала она.

Не оставило равнодушными

История, которая изначально была представлена как кража лабрадора по кличке Диана у Юлии Дьяковой, действительно была очень громкой. Она начала распространяться по соцсетям с призывом помочь в поисках 29 июля прошлого года и получила большой резонанс. Пользователи негодовали, сетовали на падение нравов, придумывали наказания за такое циничное преступление.

Через неделю было объявлено, что пес найден. «Честно говоря, никто в это не верил, а такое чудо они совершили», – похвалил правоохранительные органы пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Делом заинтересовался Следственный комитет, официальный представитель которого Владимир Маркин все время следствия комментировал его, не стесняясь эмоций. «Попалась... (предоставляю возможность дать определение тому, кто ворует у слабых)», – писал он в августе, комментируя задержание подозреваемой. Позднее после суда Маркин назвал судебное решение «поучительным финалом». «Не обижайте слабых», – написал он.

Павленко, однако, утверждала, что собаку не воровала, а хотела спасти. Со слов ее защиты картина получалась такая: Павленко увидела Дьякову с Дианой, и внешний вид собаки вызвал у нее подозрения – поводыри якобы ведут себя по-другому. Зоозащитница рассудила, что животное используют, чтобы прохожие больше подавали. Девушку с собакой Павленко сняла на телефон. Эту съемку потом следствие интерпретировало как доказательство предварительного умысла, а защитники Павленко утверждают, что видео служат подтверждением того, что подозрения Павленко были небеспочвенны (к примеру, на них собака-поводырь идет не впереди девушки, как положено, а позади).

12 августа Гагаринский суд Москвы отправил обвиняемую под домашний арест. В тот же день Павленко объявила сухую голодовку. Вокруг нее образовалась внушительная группа поддержки из зоозащитников. Они открывали группы в соцсетях, проводили пикеты, митинги, распространяли листовки. Любители животных заявляли, что собаку у Юлии Дьяковой били, отчего она и убегала, приводили доказательства того, что Диана не является поводырем, повторяли, что, если бы Виктория Павленко не забрала потерявшуюся собаку, та могла бы погибнуть, а некоторые граждане даже поднимали вопрос, нельзя ли привлечь Дьякову к ответственности за попрошайничество.

23 ноября был оглашен приговор в виде полутора лет колонии – который в итоге и был отменен.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............