Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Сопровождение военными кораблями нефтяных танкеров максимально повысит ставки в игре. Ведь атака военного корабля может быть расценена как объявление войны. При этом, без сомнений, именно Россия, которая вынуждена будет предпринимать меры по защите своих торговых судов, будет представлена в качестве «агрессора».

2 комментария
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

22 комментария
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Европа одержима страхом перед Россией

Европейские лидеры считают, что чем пассивнее они будут вести себя сейчас в украинском кризисе, тем больше шанс того, что русские с американцами договорятся за их спиной. Именно поэтому Европа, понимая высокую вероятность прихода Трампа и начала процесса дипломатического урегулирования украинского кризиса в 2025 году, сейчас повышает ставки. Считая, что тем самым она повышает собственную важность.

10 комментариев
3 июня 2009, 22:06 • Общество

Море денег

Основная часть военных расходов уходит на флот

Море денег

Tекст: Геннадий Нечаев

Вице-премьер правительства РФ Сергей Иванов озвучил перспективы развития Военно-морского флота России на ближайшие годы. Заявление оказалось в некотором роде сенсационным: впервые было сказано, какая часть военного бюджета идет на строительство и модернизацию военных кораблей. Газета ВЗГЛЯД проанализировала, что стоит за заявлениями вице-премьера и что может ожидать российский флот в будущем.

Львиная доля военного бюджета РФ – до 40% – будет израсходована на нужды Военно-морского флота, заявил в среду вице-премьер правительства РФ Сергей Иванов, сообщает РИА «Новости».

Более 40% бюджета Минобороны России идет на ВМФ, гораздо больше, чем РВСН, Космическим войскам и ВВС вместе взятым

Несмотря на некоторые недомолвки, касающиеся судьбы части недостроенных или ожидающих модернизации атомных подлодок, вице-премьер обозначил приоритеты развития ВМФ на ближайшую перспективу. Из его заявлений можно сделать вывод, что в ближайшие годы расходы на модернизацию морской компоненты Вооруженных сил будут высоки, а возможно, и вырастут еще, несмотря на кризис.

«Более 40% бюджета Минобороны России идет на ВМФ, гораздо больше, чем РВСН, Космическим войскам и ВВС вместе взятым. В основном эти деньги направлены на стратегические подводные лодки. Это сотни миллиардов рублей», – заявил Иванов.

Таким образом, впервые появилась возможность оценить примерные затраты российского бюджета на развитие морских вооружений. Поскольку общий гособоронзаказ по закупкам вооружений составляет в текущем году 592 млрд руб., то финансирование строительства новых кораблей, поскольку оно проходит по этой статье расходов, составит 1 480 млрд руб.

Заявление можно рассматривать как маленькую сенсацию: до сих пор считалось, что большая часть военного бюджета расходуется на поддержание и совершенствование комплексов РВСН.

По словам Иванова, количество ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПКСН) будет зависеть от финансирования. Предполагается, что подводные крейсеры класса «Борей» в перспективе заменят подлодки проектов 941 «Акула» (Typhoon по классификации НАТО) и 667БДРМ «Дельфин» (Delta-IV по классификации НАТО). Напомним, ранее Минобороны сообщало, что всего до 2015 года планируется построить восемь РПКСН проекта 955/955A «Борей», однако в настоящее время в постройке находятся только три из них («Юрий Долгорукий», «Александр Невский» и «Владимир Мономах»), а закладка четвертого корпуса состоится в течение 2009 года (ранее предполагалось, что это произойдет в 2008 году). Эти субмарины должны войти в строй в 2010–2012 годах.

Очевидно, что четыре субмарины – совершенно недостаточное число для того, чтобы вообще оправдать существование морской компоненты СЯС. Однако продолжение постройки серии на сегодняшний день, вероятно, – отложенный вопрос. Возможно, он найдет разрешение в Государственной программе вооружений на 2011–2020 годы, разработка которой, по словам вице-премьера, уже началась. Пока основу подводной компоненты СЯС составляют РПКСН проекта 646БРДМ – «Верхотурье», «Екатеринбург», «Тула», «Брянск» и «Карелия», которые уже были модернизированы, а «Новомосковск» готовится к передаче флоту в следующем году. Срок службы кораблей продлен примерно до 2020 года, однако в случае задержек финансирования, вероятно, им предстоит пройти еще одну модернизацию.

Кроме того, Россия располагает тремя РПКСН проекта 941 «Акула» (из шести построенных) – вероятно, самыми совершенными кораблями в своем классе. Однако две из них находятся в резерве из-за отсутствия боекомплекта – ракет Р-39. Лишь одна «акула» – ТК-208 (ТК – «тяжелый крейсер») «Дмитрий Донской» используется сегодня для испытания ракетного комплекса «Булава». Возможно, в условиях дефицита финансирования под эти комплексы будут модернизированы и два других корабля (проект 941УМ) – это было бы оптимальным решением.

Если с РПКСН все ясно – такие лодки нужны и необходимость их наличия определяет политическое руководство страны, а не Министерство обороны, – то с судьбой кораблей проекта «Антей», так называемых «убийц авианосцев», полной ясности пока нет. Речь идет об атомных подводных лодках с крылатыми ракетами (ПЛАРК) проекта 949А, вооруженными комплексами П-700 «Гранит». Корабли этого класса предназначены, прежде всего, для уничтожения авианосных ударных групп – основы морской мощи потенциального противника. В настоящее время в строю семь таких лодок из 12 построенных (план – 14 кораблей), две находятся в отстое, одна (К-141 «Курск») погибла и одна – К-139 «Новомосковск» – законсервирована в 2006 году в стадии 80% готовности. О ее судьбе Иванов высказался довольно туманно: «Будет зависеть от позиции Министерства обороны». Вероятно, военным предлагается решить, насколько эти корабли необходимы, определить их роль и место в составе ВМФ, после чего правительство решит вопросы с порядком и сроками финансирования их постройки и модернизации.

Относительно перспектив надводного флота вице-премьер также довольно четко обозначил приоритеты. Так, основными кораблями прибрежной зоны в ближайшем будущем станут корветы типа «Стерегущий» проекта 20380, а для дальней морской зоны создаются фрегаты типа «Адмирал Горшков» проекта 22350. Последние, впрочем, относятся к классу «тяжелых фрегатов», близких по вооружению и возможностям к эсминцам. Головной корвет, «Стерегущий», передан в состав ВМФ в феврале 2008 года, а головной фрегат будет передан флоту в следующем году.

Всего командование ВМФ России планирует построить серию из 20 многоцелевых корветов проекта 20380 (по 3–8 на каждый из флотов), но, возможно, кризис внесет коррективы в эти планы. Источники ВЗГЛЯДа также отмечают, что кораблями типа «Стерегущий» интересуется Индия – неслучайно именно этот корабль назначен для встречи индийского фрегата INS Beas, который прибывает сегодня в Кронштадт для участия в совместных российско-индийских учениях ПАССЕК, которые должны пройти с 7-го по 8 июня в акватории Финского залива. Примечательно, что Иванов ничего не сказал о кораблях более тяжелого класса – эсминцах и крейсерах, хотя, по сведениям источников газеты ВЗГЛЯД, работа над конструкторской документацией по эсминцам проекта 21956, которые должны прийти на смену кораблям проекта 956 «Современный», ведется достаточно интенсивно.

Подводя итог, следует отметить, что развитый и современный военно-морской флот во все времена и во всех странах был самой дорогой составной частью вооруженных сил, потреблявшей порой львиную долю военных бюджетов. По разным причинам в новой России долгое время это было не так, прежде всего потому, что нашей стране достался большой задел кораблей СССР. Но пришло время модернизации и замены устаревших кораблей – а это всегда затратно. Более того, сейчас в производстве или эксплуатации (с учетом модернизируемых) находятся как минимум четыре проекта кораблей основных боевых классов, которые обходятся в 3–4 раза дороже, чем серийные изделия. Поэтому в ближайшие 5–7 лет доля оборонных расходов, приходящихся на флот, будет весьма велика, а возможно, и ощутимо возрастет.

..............