Взгляд
29 июля, четверг  |  Последнее обновление — 18:28  |  vz.ru
Разделы

Прогрессивной интеллигенции достался не тот народ

Алексей Алешковский
Алексей Алешковский, сценарист
Когда прогрессивная интеллигенция начинает воспроизводить структуру власти, превращаясь в аппарат идеологического насилия, это ненормально. И это то, что мы видим сегодня в «свободном мире». Подробности...

Нарушителей на выборах «корочки» не спасут

Антон Лукаш
Антон Лукаш, социолог
Нормальный журналист не станет нарушать права и законные интересы, честь и достоинство избирателей, членов избирательных комиссий, общественный порядок и нормы поведения в помещениях избирательных комиссий. Подробности...

Украинцы не боятся говорить о своем единстве с русскими

Сергей Мардан
Сергей Мардан, публицист
Киевские политики могут изобретать любые ритуалы, символы и политические конструкции, но русские и украинцы продолжают осознавать себя разделенным помимо своей воли в 1991 году единым народом. С единой верой, общей историей и единым языком. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Российские фехтовальщицы завоевали золото и серебро на Олимпиаде в Токио

Российская спортсменка София Позднякова завоевала золотую медаль на Олимпиаде в Токио в соревнованиях по фехтованию на саблях. В финале она победила другую россиянку, Софью Великую. Таким образом, Россия получила и золото, и серебро в этом виде состязаний
Подробности...

Президент принял парад в честь 325-летия флота России

В День ВМФ военные парады прошли в Петербурге и Кронштадте, в Балтийске, Севастополе, Североморске, Владивостоке и на Камчатке. В Петербурге морской парад, приуроченный к 325-й годовщине российского флота, принимали Верховный главнокомандующий Владимир Путин и глава Минобороны Сергей Шойгу
Подробности...

Броши главы Центробанка несут скрытые сигналы

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина пришла на пресс-конференцию по поводу изменений ключевой ставки, надев брошь в форме тучи и дождя. Ставка была резко повышена. Использовать необычные украшения на пресс-конференциях в Центробанке Набиуллина начала с прошлого года
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...
18:40

В Бурятии завершают установку виртуального концертного зала в рамках нацпроекта «Культура»

В городе Закаменск в Бурятии подходит к концу монтаж и установка виртуального концертного зала, приобретенного на средства федерального проекта «Цифровая культура» нацпроекта «Культура».
Подробности...
17:11
собственная новость

Для школ Ленобласти закупят музыкальные инструменты на 60 млн рублей

Детские школы искусств Ленинградской области получат новые музыкальные инструменты, оборудование и литературу, кроме того, будет произведена реконструкция Лодейнопольского детского центра эстетического развития.
Подробности...

    НОВОСТЬ ЧАСА: Росрыболовство подало иск к «Норникелю» на 59 млрд рублей

    Главная тема


    Байден печеньками благословил Тихановскую

    «Она не может»


    Эксперт объяснил неспособность Украины владеть ядерным оружием

    «запретное слово»


    Пловчиху Ефимову попытались спровоцировать на Олимпиаде по примеру Медведева

    угроза тромбоцитопения


    Онищенко призвал молодежь сохранить умственные способности с помощью прививки

    Видео

    экспорт оружия


    Российские вооружения нанесли удар по монополии доллара

    «Георгий Победоносец»


    У главной золотой монеты России огромный потенциал

    многовекторная политика


    Киев вспомнил о покровительстве Китая назло Западу

    жалоба в ЕСПЧ


    Россия представила Европе грехи Украины

    особый случай


    Какие уроки следует извлечь из дела автоинспектора с золотым унитазом

    литовский майдан


    Юрий Алексеев: Лукашенко литовцам: хотели беженцев? Получите!

    Крещение Руси


    Сергей Худиев: Истина веры и соблазн идеологий

    финансовый шторм


    Дмитрий Дробницкий: На поиск альтернативы доллару осталось мало времени

    на ваш взгляд


    Вы хотели бы, чтобы ваш ребенок стал профессиональным спортсменом?
    Анна Долгарева

    Убийство из-за камуфляжной куртки

    Анна Долгарева
    журналист, поэт, военный корреспондент
    28 мая 2021, 17:30

    Познакомились мы с ней в Стаханове – это прифронтовой городок на севере Луганской народной республики, казаческий такой. Она переехала туда год назад – после того, как лишилась дома.

    Лена ее звали, Елена Долгополова, она представилась по имени и фамилии. На улице было тепло, и городок этот, дворик, базарчик, у которого мы встретились, и сама она – все это было словно из детства, мирного такого, спокойного. А она рассказывала, многословно, подробно рассказывала, как лишилась дома, как жила под обстрелами – и упомянула между прочим, что год назад украинцы убили ее отца. Не при обстреле, а целенаправленно. Из-за камуфляжной куртки.

    – А 13 апреля было ровно два года, как у нас украинские ДРГ (диверсионно-разведывательная группа – прим. автора) убили отца в доме. Застрелили в упор, – сказала она, и я перебила ее:

    – Подождите, Лена. Как? Зачем его убили?

    ...Отца Лены звали Леонид Георгиевич. В октябре ему должно было исполниться 70 лет. Двадцать лет своей жизни он отработал трактористом в совхозе, еще десять – на асфальто-бетонном заводе, потом десять на тракторе в теплицах.

    –  Как раз днем как-то тихо было, но уже ж нам передали, что работает ДРГ, – все так же частила Лена. – Днем всё было нормально, я приехала с города Кировска домой. Пришла к родителям, принесла продукты, и вечером начался интенсивный обстрел. Стрелковая работала. Я с дочкой, зятем и внуком через дорогу от родителей жила, там, господи, там 20 метров от нашего дома. Но обстрел был такой, что нельзя было и голову на улицу высунуть. Где-то с восьми и до девяти вечера это было. А до этого я часов в шесть вечера принесла родителям окрошку, всё нормально было, поговорили. Отец ещё сказал, что только покушал, я, говорит, попозже. А утром, часа в четыре, я поднялась к хозяйству, слышу – в пять начала собака выть, там, у родителей. Ну я и подумала, что не к добру. А в шесть утра я услышала мамин крик. Я ж прибежала, а мама говорит – отец умер. Получается, папа у нас в зимней кухне жил, а мама в доме. Я зашла в кухню: папка лежит на полу, ровненько так. А он у нас сердечник, он у нас в больнице лежал, у него был инфаркт в 15-м году. Ну, думаем, сердце – видать, поднялся с кровати, чтоб идти таблетки взять, не дошёл. Он ещё был одет в домашнее: мастерку, в спортивные штаны.

    Дверь была открыта, но Лену и ее мать это не насторожило: Леонид Георгиевич обычно не запирался часов до одиннадцати вечера, пока смотрел телевизор. Приехавший полицейский наряд даже не стал вдаваться в подробности – глянули на тело старика-инфарктника и подписали все необходимые бумаги. А потом соседи начали раздевать тело, чтобы побрить и обмыть, как это принято в сёлах – и увидели небольшую дырочку от пули в груди.

    Фото: Анна Долгарева/ВЗГЛЯД

    Раньше полиции приехали знакомые ополченцы. Предположили, что Леонид Георгиевич поймал во дворе шальную пулю и успел доползти до помещения. Но следственная группа нашла гильзу и пулю, закатившуюся в угол – прямо там, на тёмном ковре в этой летней кухне. Пуля прошла через печень, желудок и вышла возле третьего грудного позвонка. В этом месте Лена, всё так же часто и подробно выплёвывающая слова, начинает плакать.

    – Извините, мне больно это вспоминать, – оправдывающимся тоном говорит она, безуспешно вытирая слезы, – извините. Глаза были открыты, и в глазах такой ужас у него был. Потом я подняла и ОБСЕ, и всех, кого можно и не можно... Оно как раз после дождя, и видно было, что... У нас, получается, дом, а за домом дорожка и выход на бугры, там, где украинцы сидят. И следы от берцев. Одни меньше, одни больше. Как пришли, так и ушли. И тоже ж – ничего не тронуто, ничего. Деньги лежали, только-только сало мы закатали, мы поросёнка резали. Ничего не тронуто, ни денег, ничего. Телевизор работал, когда мамка зашла – ещё и телевизор работал. А потом, когда мы его забрали из морга хоронить – у него на лбу высветилось от приклада. Как вот... Квадратик. Когда я его начала гладить по голове, когда уже хоронили – у него с левой стороны как кисель – они, видать, его ещё били. А теперь я не могу даже на кладбище... Уже полтора года не могу даже на кладбище туда попасть.

    Я спросила, зачем могли убить ее отца. Лена ответила, что он носил камуфляжную куртку. В селах половина носит охотничий или рыбацкий камуфляж, казалось бы, сложно спутать его с военным. Но в том-то и дело, что ополченцы тоже одеваются разномастно. Обязаны-то носить пиксель – ну, на парадах пиксель и надевают. А так – кто во что горазд.

    – А ещё там копали ополченцы, и мимо нашего дома ходили. И командир там, Сергеевич, похож на моего отца. Тоже седой, тоже такой под два метра дядька здоровый... Я не знаю, как они ещё в дом не пошли.  Они б и мать положили.

    Я спрашиваю, как она относится к ополченцам.

    – А ополченцы – они невредные хлопцы, сколько раз было – помощи попросишь. Даже когда у меня вот это ж СПГ попало в крышу – там же только одна сторона осталась шифера, всё остальное разнесло. Нам дали на гуманитарку покрытие. Я попросила командира... Сейчас уже уволился. Сазонова Дмитрия. Он пришел, сам залез на крышу, на самую верхушку, сверху накрывал, а я снизу. С трех сторон. Я ещё тогда говорю – Димка, ну сидит, щас тебя бахнет, а он – пусть лучше меня, чем тебя. А ты, говорит, давай с другой стороны. Сколько было такое – хлопцы, надо помощь, говорю, и они без вопросов!

    Через год Лене и ее семье пришлось уехать из Голубовского совсем – когда они остались без дома при очередном обстреле. В прошлом году она приходила ещё туда в надежде, что что-то изменится и появится возможность вернуться. В этом – потеряла надежду.

    – Смотрите, – говорю я. – Вы, кажется, человек не предвзятый, то есть если где-то есть вина ополченцев, то вы готовы её признать. Вы уверены, что стреляют по вам украинцы?

    – Конечно, мы же знаем, где они стоят, – удивляется моему вопросу Лена. – Они ж в открытую по бугру ходят. А мы ж говорим хлопцам, ну, ополченцам, что ж вы ждёте. Вон он ходит, руки в карманы. А они отвечают: нам нельзя стрелять, нам только наблюдать. Я говорю – вас убивают, а вы? Вот дней пять назад мама моя была там дома. Она говорит – я огород чуть-чуть в порядок приведу. Там же и розы, там всё... И начался обстрел. А потом, говорит, смотрю – паренёк бежит: «Быстро прячьтесь куда-то, у нас парня ранило». Метров где-то 200–250 от нашего дома. А потом он в больнице умер, хлопец этот.

    Мама Лены после смерти мужа сильно сдала. Уже три раза ее увозила скорая с гипертоническим кризом, с горем пополам откачивали. Практически не выходит из больниц, где лежит с высоким давлением. А всё равно – рвётся то на кладбище, то на место, где стоял старый дом и ещё остался огород, требующий присмотра.

    – А внуку моему, Никитке, было два годика, когда папка умер. Он у нас называет мамку Таня, а папку называл Лёня, а я бабуля. Бывало, папка придёт, он бежит к нему и просит: «Лёня! Кидай!» И папка его берёт и под самый потолок подкидывает. И, представляете, он мне говорит: а Лёня наш улетел на небеса. Только почему не на ракете? Вот я когда вырасту, я полечу на ракете, а Лёня так полетел....

    Далеко-далеко полетел тракторист Лёня, и сотни этих мирных донбасских стариков, детей, тёток тоже улетели туда же. Но однажды мальчик Никитка построит ракету и тоже полетит на небо, и встретит их всех, и скажет своему прадеду: «Здравствуй, Лёня! Кидай». За семь лет войны в Донбассе погибли как минимум 13 000 людей, более 50 000 получили ранения. Война продолжается.


    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •