Взгляд
16 июня, воскресенье  |  Последнее обновление — 09:40  |  vz.ru
Разделы

Дача, как проклятье

Сергей Мардан, публицист
Дача скоро уйдёт в прошлое, как многие советские феномены. Те, кому сегодня 50 лет, станут поколением, которому придется закрыть ворота последнего СНТ «Луч», чтобы никогда туда не вернуться. Новому поколению дачи не нужны. Подробности...
Обсуждение: 141 комментарий

Несистемная оппозиция превращается в толпу городских сумасшедших

Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
Можно заламывать руки, истерить о безнадежности «этой страны» и бесполезности любых усилий. А можно просто кропотливо работать над исправлением проблем, пороков и несправедливостей, постепенно меняя тем самым систему в целом. Подробности...
Обсуждение: 88 комментариев

Как Россия и Запад поменялись местами

Андрей Бабицкий, журналист
Президенты США и политики рангом пониже регулярно произносят речи, в которых акцентируется божественное предначертание американской политики. Но в Ветхом Завете совсем иной народ выступает в качестве избранного. Подробности...
Обсуждение: 112 комментариев

    Чернобыль переживает туристический бум

    После выхода британского мини-сериала «Чернобыль» поток туристов в Чернобыльскую зону отчуждения вырос в разы. В Припять массово возят групповые экскурсии, а в соцсетях можно найти тысячи фотографий посетителей Зоны
    Подробности...

    Как американские военные корабли бесчинствуют в Мировом океане

    В пятницу в Восточно-Китайском море произошло опасное сближение российского противолодочного корабля «Адмирал Виноградов» и американского эсминца Chancellorsville. По оценке российской стороны, именно американский корабль подошел на расстояние до 50 метров. Этот случай заставляет вспомнить инциденты, которые закачивались столкновением кораблей
    Подробности...

    Путин и Си Цзиньпин открыли павильон для панд в Московском зоопарке

    Президент России Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин посетили новый павильон Московского зоопарка, где приняли участие в передаче двух больших панд: самки по кличке Диндин и самца Жуи
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Показана дозаправка в воздухе истребителей Су-35С и Су-30СМ

        Главная тема


        Украину принудят к миру в Донбассе

        внутренние проблемы


        В Крыму рассказали о фиаско Киева из-за водной блокады

        «твари вынудили»


        Блогеры бурно отреагировали на решение Нюты Федермессер

        Уход от ответа


        Maruv попрощалась после вопроса о принадлежности Крыма

        Видео

        военно-морской флот


        Нужны ли России новые авианосцы

        выбросы углекислого газа


        Налог Чубайса заставит россиян позеленеть

        между Западом и Востоком


        Президент Польши перепутал смелость с глупостью

        русский мир


        Жители 12 областей Украины просят российское гражданство

        викторина


        Враги Пушкина – кто они?

        Очищение госмеханизмов


        Ирина Алкснис: Несистемная оппозиция превращается в толпу городских сумасшедших

        Риторика абсурда


        Андрей Бабицкий: Как Россия и Запад поменялись местами

        Смех не по любви


        Анна Долгарева: Шутку над Родиной большинство не оценило

        на ваш взгляд


        В будущем мир может перейти к 4-дневной рабочей неделе. А что для вас важнее – больше отдыхать или больше зарабатывать?


        Ольга Андреева

        Петр Первый и Сталин – часть одного процесса

        Ольга Андреева
        Журналист
        21 мая 2019, 12:32

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Последнее время я все больше и больше чувствую себя странно отделенной от идейной повестки нашего российского дня. Горячечные споры о Сталине, как цунами накатывающие из какой-то хтонической глубины российского исторического сознания, предполагают некую абсолютную необходимость присоединиться либо к лагерю его противников, либо к числу его апологетов.

        Движение по первому пути приведет тебя в стан либерально настроенной интеллигенции, движение по второму – в стан патриотов. По умолчанию предполагается, что иного пути не дано и каждый думающий россиянин, как Илья Муромец на перепутье, однажды должен сделать решительный выбор. Я же такого выбора сделать не могла никогда, не могу и сейчас.

        Более того, мне всегда казалось, что такой выбор невозможен по определению. Это делает меня одинокой, а мою позицию странно сомнительной. Оказываясь в таком положении, ты начинаешь напоминать окружающим, предусмотрительно сделавшим свой выбор раз и навсегда, кого-то вроде морального урода, который сильно повредил свои тылы, сев между двух стульев. Позиция эта действительно незавидна. В компании сталинских адептов я уныло бубню про репрессии, в либеральном стане я деликатно напоминаю про две индустриализации, начало ракетостроения и выигранную войну. Результат предсказуем. Догадайтесь сами, какими словами меня убеждают, что я не права.

        Тем не менее мне бы хотелось объясниться и обнаружить возможность третьего пути, который и кажется мне единственно разумным. Этот путь виден далеко не только мне. Но почему-то большая часть моих сторонников, за исключением некоторой части наших профессиональных историков, живут за пределами России.

        Как-то, разговаривая по журналистской надобности с китайским профессором-славистом, ведущим специалистом Поднебесной по Шолохову, мы вспомнили о Мао Цзедуне. Дело было в кафе около МГУ. Вокруг нас сидело много юных и дерзких студентов, которые, как я знала, любили свергать кумиров и бросать истории в лицо перчатку своей ненависти. Я спросила моего китайского собеседника о том, как в его стране относятся к Мао. Профессор искренне удивился моему вопросу и, пожав плечами, ответил совершенно искренне:

        Фото: Владимир Постнов/пресс-служба Александринского театра

        – Наверно, у нас скоро Мао сделают Богом, – сказал он, – да мы уже и сейчас к нему так относимся. Если бы не Мао, у нас не было бы нового Китая. Только благодаря Мао мы полетели в космос, развили экономику и вообще полностью изменили Китай.

        Я покопалась в памяти и вспомнила кое-какие цифры. Во время «Большого скачка», любимой стратегии Мао, направленной на перезагрузку страны, в Китае погибло от 20 до 40 миллионов человек. Точные данные до сих пор не приводятся. По числу жертв «Большой скачок» – второе по катастрофичности событие 20-го века после Второй мировой войны. Во время культурной революции пострадало до 100 миллионов граждан. Мао – один из самых кровавых диктаторов за всю историю человечества, от этого никуда не денешься.

        Но мой китайский знакомый был спокоен:

        – Знаете, как у нас принято говорить: 70% того, что сделал Мао, было хорошо, 30% – плохо. Но он старенький был, можно простить.

        Он говорил это так, что я поняла – я задаю слишком русские вопросы. В его ответах слышалась та смиренная снисходительность, с какой древнейшая цивилизация может говорить с цивилизацией-подростком. В глубине души мой собеседник просто не видел проблемы там, где видела ее я.

        – Но разве вы не считаете своим долгом каким-то образом свести счет с прошлым?

        Профессор снова пожал плечами:

        – Мы же китайцы, – сказал китаец и улыбнулся с нескрываемым чувством превосходства, – мы смотрим в будущее, а не в прошлое.

        Я хотела улыбнуться ему в ответ, но поняла, что, в сущности, не имею на это права. Передо мной только что восстало из тьмы пятитысячелетней мудрости совершенно иное отношение к истории. Китайское прошлое можно было уважать, изучать, на его ошибках можно было учиться, но «относиться» к нему было невозможно. Это был идеальный образец плюсквамперфекта, языковой формулы, которая интересуется лишь тем, что связывает прошлое с настоящим. В результате мой китайский друг имел перед собой не зияющую рану на месте истории, но компактную и практичную подушку безопасности, на которую всегда можно было опереться. Заглядывая в свою пятитысячелетнюю бездну, китаец видел дружелюбно тянущиеся ему навстречу лучи подвигов и достижений, побед и преодолений. Эта подсветка с тыла гарантировала ему непотопляемый исторический оптимизм: если получилось тогда, почему не получится сейчас?

        Это Китай, подумала я, и, поежившись с непривычки, автоматически причислила себя к лону западной цивилизации. Однако прошло несколько лет, и это лоно отвергло меня так же, как когда-то отвергло лоно Востока.

        Так вышло, что на Красноярской книжной ярмарке мы изрядно разболтались с одним английским писателем, потомственным лондонцем. Коренное дитя Альбиона было настолько укоренено в английской традиции, что внешне неуловимо напоминало того самого знаменитого доктора Агаты Кристи, который трудами Пуаро однажды оказался убийцей.

        Если китаец излучал трудолюбивое упорство и слишком чуждую нашему глазу безэмоциональность, то английский писатель буквально светился счастьем собственной национальной идентичности. Мы сидели в маленьком гостиничном ресторанчике и разговаривали, старательно преодолевая мучительный для меня англоязычный барьер. Я недавно вернулась из Англии, где восхищалась неуязвимой самодостаточностью местных жителей. Здесь же в Красноярске, наблюдая, с каким снисходительным любопытством честь и совесть английской нации следил за поведением аборигенов вокруг себя, мне страстно хотелось уравнять наши позиции и сбить цивилизационную спесь с гражданина Великой Британии.

        – Я восхищаюсь вашей самодостаточностью, – со светской вежливостью говорила я, коварно затаив камень за пазухой. – Но ведь вам есть, чего стыдиться. Вы разорили и ограбили Индию!

        – О, да, – согласно кивал головой англичанин. – Мы великая нация, мы имеем право цивилизовать отсталые народы.

        – Но вы торговали своими ирландцами как рабами! – не унималась я.

        – О, да! – писатель земли английской снова с готовностью соглашался. – Мы великая нация, мы способны на великие ошибки.

        – Но ваш Черчилль погубил тьму народа во время Дарданелльской операции!

        – О, да! – жизнерадостно поддакнул англичанин. – Мы же великая нация и мы способны на великие жертвы!

        И я снова оказалась перед чуждым для меня образцом исторического мышления. Английская система ценностей рассматривала историю в ее масштабе. Чем больше масштаб, тем больше англичанин видит поводов для гордости. И наш Сталин, и китайский Мао в английском историческом дискурсе неизбежно стали бы величайшими фигурами на горизонте прошлого. Страна, которая официально называет себя Великой, обречена восхищаться всем, что составляет ее историю.

        После всех этих экскурсов в мировое прошлое, я уже не могла оставаться прежней. Все тоталитарное очарование вечной российской биполярности развеялось передо мной, как дым. История не повод для идеологического конфликта. Это место национальной силы, точка отсчета, от которой стремительно взбегает к настоящему волна исторического опыта. Он есть во всех нас, и важно не «отнестись» к нему с той или иной долей эмоциональной категоричности, но понять его причины и осознать, что все мы, включая Петра Первого, Екатерину Великую, Ленина и Сталина, часть одного и того же процесса, который привел нас в наше настоящее и завтра должен увести в будущее.      


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Дача, как проклятье

        Сергей Мардан, публицист
        Дача скоро уйдёт в прошлое, как многие советские феномены. Те, кому сегодня 50 лет, станут поколением, которому придется закрыть ворота последнего СНТ «Луч», чтобы никогда туда не вернуться. Новому поколению дачи не нужны. Подробности...

        Несистемная оппозиция превращается в толпу городских сумасшедших

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Можно заламывать руки, истерить о безнадежности «этой страны» и бесполезности любых усилий. А можно просто кропотливо работать над исправлением проблем, пороков и несправедливостей, постепенно меняя тем самым систему в целом. Подробности...
        Обсуждение: 44 комментария

        Как Россия и Запад поменялись местами

        Андрей Бабицкий, журналист
        Президенты США и политики рангом пониже регулярно произносят речи, в которых акцентируется божественное предначертание американской политики. Но в Ветхом Завете совсем иной народ выступает в качестве избранного. Подробности...
        Обсуждение: 37 комментариев

        Шутку над Родиной большинство не оценило

        Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
        Любой нормальный человек хочет, чтобы его страна была лучше, чтобы государственная машина работала справедливо. Нормально критиковать как отдельные явления, так и системные. Ненормально поливать грязью страну. Подробности...
        Обсуждение: 198 комментариев

        Хотим бегать от полиции и делать селфи в автозаках

        Дмитрий Ольшанский, публицист
        В день освобождения Ивана Голунова большая и неожиданная победа уже почти покорно лежала в руках нашей интеллигенции. Мяч уже, казалось, летел в чужие ворота – и вдруг, каким-то невероятным усилием, эти люди забили его сами себе. Подробности...
        Обсуждение: 60 комментариев

        Как превратить протест в абсурд

        Алексей Алешковский, сценарист
        На улицы вышло много хороших и честных людей, только чего они хотели добиться? Конечно, народные гулянья с автозаками веселее и интеллигентнее, чем пьянки с мордобоем. Но польза – примерно та же. Подробности...
        Обсуждение: 56 комментариев

        Почему Трамп хочет экономического «самоубийства» Китая

        Александр Купцикевич, финансовый аналитик FxPro
        По утрам президенты крупнейших держав жмут друг другу руки, а по вечерам хладнокровно объявляют миру о введении новых санкций. Америка делает все возможное, дабы подпилить ножку на стуле юаня. Но соперника Трамп явно недооценил. Подробности...
        Обсуждение: 10 комментариев

        День России – праздник неравнодушных

        Аглая Топорова, журналист
        Обратимся к тому, что происходит 12 июня в социальных сетях – главному в наши дни источнику общественных настроений. Подробности...
        Обсуждение: 116 комментариев

        Как измельчала русская эмиграция

        Максим Соколов, публицист
        Российская империя породила сынов, которые и в изгнании были гордостью и славой бывшей России. А современные изгнанники на собрании в Тракае представили собой зрелище даже не жалкое, а бессмысленное. Подробности...
        Обсуждение: 83 комментария
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............