Александр Чаусов Александр Чаусов Ждет ли нас космическая война

Мирный космос на международном уровне регулируется соглашением от 1967 года. Но это совершенно не значит, что наши «западные партнеры» не демонстрируют желание этот договор аннулировать или хотя бы обойти.

2 комментария
Игорь Мальцев Игорь Мальцев «ГДР» как зеркало развала СССР

Насколько Горбачев был наивен в реальности? Или настолько, как показано в сериале? Сериал «ГДР» – это многослойное произведение, манифест нового поколения: «как мы видим из 2024 года исторический распад социалистической послевоенной системы, грядущий распад СССР».

15 комментариев
Юрий Мавашев Юрий Мавашев Палестино-израильский конфликт может добить Египет

Катастрофа, которая придет с беженцами из Газы в Египет, мало кого волнует на Западе и в Израиле. Более того, Израиль официально заявляет о насильственном переселении 2,3 млн палестинцев в Синай. Для Египта это неприемлемо.

13 комментариев
2 ноября 2010, 12:00 • Авторские колонки

Максим Кононенко: Тайна одного Манифеста

Максим Кононенко: Тайна одного Манифеста

Никита Сергеевич Михалков создал Манифест просвещенного консерватизма, чем еще раз блистательно доказал свою значимость для общественно-политической жизни России. Мало ли кто пишет манифесты! А обсуждают одного Михалкова.

Ну правда же! Кто из нас не писал манифестов? Да только я написал их не меньше десяти штук! Как сейчас помню – Манифест русской буржуазии, Манифест об избрании Аллы Пугачевой на русский престол, Манифест о единстве русского народа. Манифест идиота, наконец. И никакого всенародного обсуждения! Никакого общественно-политического резонанса. Ничего вообще. Как будто бы и не писал.

Кто написал Манифест просвещенного консерватизма? Ответ на этот вопрос наверняка прояснил бы нам ответ на другой, еще более важный вопрос

И такая зависть к Никите Михалкову меня обуяла, что я даже кушать не мог. Спать не мог – всё думал, как бы мне создать такой Манифест, чтобы всем Манифестам был Манифест. Чтобы все только и делали, что обсуждали бы мой Манифест, и даже партия «Единая Россия» разбирала бы его по тезисам на заседании своего федерального политсовета!

Но, как говорится, чудес не бывает. Никита Михалков – гений, а я – простой интернет-дрочер. Блогер лауреату премии «Оскар» никак не соперник. Да в его Манифесте одних слов под десять тыщ! Мне, чтоб столько слов написать, недели три нужно. А я ведь не только Манифесты пишу, а еще и две колонки в неделю и на радио пять комментариев, и в «Твиттере», и на «Идiотъ»... Да я даже прочитать михалковский Манифест не смог до конца, не то что написать что-то альтернативное!

В общем, ответа по существу у меня не получилось. В отчаянии листал я френдленту ЖЖ и искал вдохновения. Как вдруг наткнулся на пост Ивана Давыдова. И в том посте было написано так:

«Но самой интересной пока частью истории с Манифестом стала вчерашняя «Нереальная политика» с Михалковым. Предстоятель там довольно долго рассказывал, как мало занимает его политика, как хочет он посредством искусства исправлять души и как часто предлагали ему стать царем, спикером, вождем семинолов, далай-ламой, а он все отказывался да отказывался. И тут вдруг титр: «Через три дня после записи программы Никита Сергеевич опубликовал...» Т. е., получается, за три дня до выхода Манифеста Михалков еще не знал, что Манифест напишет и станет лидером просвещенных консерваторов».

«Ну конечно же! – воскликнул я и подбросил в воздух свою тюбетейку. – Ведь он же его не писал! Ведь если у меня нет времени написать десять тысяч слов – то у Никиты-то Михалкова тем более нет! У него на джипе две мигалки стоит, иначе бы он никуда не успевал. То есть – ему постоянно надо куда-то успевать. Где ж тут найти время на написание десяти тысяч слов? Об этом смешно даже и говорить!»

В том, что сам текст Манифеста просвещенного консерватизма писал не Михалков, вероятно, никакой большой тайны и не было. Президенты с премьерами тоже не сами свои речи пишут – на то у них есть референты. А у референтов, кстати, есть свои стилистические особенности (Фото: Артем Коротаев/ВЗГЛЯД)

В том, что сам текст Манифеста просвещенного консерватизма писал не Михалков, вероятно, никакой большой тайны и не было. Президенты с премьерами тоже не сами свои речи пишут – на то у них есть референты. А у референтов, кстати, есть свои стилистические особенности (Фото: Артем Коротаев/ВЗГЛЯД)

И тогда я решил действовать подло, как Людмила Алексеева по отношению к Эдуарду Лимонову. Я решил разоблачить Никиту Михалкова, благо методика подобного разоблачения известна в русском Интернете уже более десяти лет, еще с тех самых дремучих времен, когда самым обсуждаемым текстом в сети был не Манифест просвещенного консерватизма, а роман Баяна Ширянова «Низший пилотаж». Поскольку никто ничего не знал про Баяна Ширянова, а роман этот впервые обнародовал я, то все вокруг как-то считали, что я – это Баян Ширянов и есть. И всячески пытались это доказать. Тогда Делицин создал программу, которая анализировала тексты и находила там устойчивые словосочетания, которые обычно употребляются авторами совершенно неосознанно. И быстро доказал, что «Низший пилотаж» написал кто угодно, но только не я.

И вот я нашел запылившийся «Штампомер» и загрузил в него Манифест. Конечно, десяти тысяч слов для анализа маловато – надо хотя бы пятьдесят, но что есть – то есть. «Штампомер» подумал, помигал лампочками, прокрутил какие-то цифры и сообщил мне, что наиболее устойчивыми оборотами в тексте Манифеста являются следующие: «а также», «не должны», «мы убеждены, что» и «мы считаем, что». Кроме этого: «не только в том, чтобы» и «только в том, чтобы». И еще «государственный, гражданский и общественный». Отлично.

Тогда я загрузил в «Штампомер» сто тысяч слов статей и разнообразных интервью Никиты Михалкова, благо этого добра предостаточно. И «Штампомер» сказал мне, что самыми употребляемыми устойчивыми оборотами Никиты Михалкова являются следующие: «на мой взгляд», «дело в том, что», «дело не в том, что», «я не понимаю, как», «я думаю, что», «о том, что» и «о том, как».

Разница, согласитесь, разительная. Как ни относись к Никите Сергеевичу, но анализ его интервью показывает нам человека думающего и сомневающегося. Он говорит от своего лица, он оговаривается: «на мой взгляд» и «я думаю, что». Автор же Манифеста рубит с плеча: «мы убеждены», «мы считаем», «должны», «не должны». Конечно, это Манифест, а не интервью – но все же такое отсутствие рефлексии настоящему художнику не может быть свойственно.

Ну хорошо. В том, что сам текст Манифеста просвещенного консерватизма писал не Михалков, вероятно, никакой большой тайны и не было. Президенты с премьерами тоже не сами свои речи пишут – на то у них есть референты. А у референтов, кстати, есть свои стилистические особенности. Вы наверняка замечали, что Путин почти никогда не употребляет личных местоимений. Он говорит: «считаю, что». Или: «убежден, что». А Медведев – наоборот: «я считаю, что». Или: «я убежден, что». Конечно, если бы Медведев говорил так же, как Путин, ему бы поставили это на вид – мол, ничего своего нет. Зато теперь, когда Медведев все время говорит «я», ему ставят на вид это. Мол, слишком якает. А как выкрутиться? Не получается.

В общем, пока я думал об этом, я почему-то взял и загрузил в «Штампомер» текст послания Путина Федеральному собранию за 2007 год. Ну просто подумал – а вдруг? Ведь говорит же Павловский, что Манифест – это игра старых путинских против новых медведевских. Но нет, ничего не получилось. Самые устойчивые обороты в послании: «те, кто», «уже в», «в том числе», «в этой связи», «в области» и «считаю, что».

Потом сделал то же самое с посланием Медведева за 2009 год. Там практически то же самое: «хотел бы», «в том числе», «и в то же время», «о том, что». «Штампомер» показывает, что вероятность совпадения авторов двух посланий – 0,99. То есть послания Путина и Медведева, скорее всего, писал один и тот же человек, и не этот человек писал Манифест просвещенного консерватизма. И заметьте, насколько аккуратнее написаны послания – никакого «должны» и «не должны» в первых рядах. Самый длинный устойчивый штамп в послании Путина: «сделать всё для того, чтобы». Самый длинный устойчивый штамп в послании Медведева: «для открытого обсуждения возникающих проблем». Согласитесь – никакого тотального навязывания, а ведь послание Федеральному собранию – тоже своего рода Манифест.

В общем, здесь обнаруживается какая-то Тайна. Кто написал Манифест просвещенного консерватизма? Ответ на этот вопрос наверняка прояснил бы нам ответ на другой, еще более важный вопрос – зачем написан Манифест просвещенного консерватизма?

Приглашаю всех желающих присоединиться к поискам. И Тайну раскроем, и за меня отомстим.

..............