Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Выстрелы в Фицо показали обреченность Восточной Европы

Если несогласие с выбором соотечественников может привести к попытке убить главу правительства, то значит устойчивая демократия в странах Восточной Европы так и не была построена, несмотря на обещанное Западом стабильное развитие.

4 комментария
Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева «Кормили русские. Украинцы по нам стреляли»

Мариупольцы вспоминают, что когда только начинался штурм города, настроения были разные. Но когда пришли «азовцы» и начали бесчинствовать, никому уже объяснять ничего не надо было.

39 комментариев
Владимир Можегов Владимир Можегов Фильм «Гражданская война» готовит Америку к революции

Кто главный адресат сегодняшнего послания? Бунтующие пропалестинские левые? Может быть, исламисты, которые должны будут присоединиться к ним на следующем этапе бунта? Ясно лишь, что установки «Гражданской войны» гораздо более зловещи, нежели установки «Джокера».

13 комментариев
9 сентября 2009, 11:51 • Авторские колонки

Михаил Бударагин: Президентская школа

Михаил Бударагин: Президентская школа

Совершенно не понятно, почему бы за неуспеваемость действительно не выгонять двоечников: если мы настаиваем на том, что школа – это место, где дети учатся, то что там делают те, кто учиться не хочет?

Предложение Дмитрия Медведева о прохождении школьниками обследования на наркотики, сделанное на заседании Совбеза, выглядит невольным признанием полной некомпетентности средней школы как общественного института.

Трудно представить себе что-то более вопиющее, чем публичное обращение президента страны к частной проблеме средней школы, проблеме, которая может и должна преодолеваться самим естественным ходом обучения

Трудно представить себе что-то более вопиющее, чем публичное обращение президента страны к частной проблеме средней школы, проблеме, которая может и должна преодолеваться самим естественным ходом обучения. Безо всякого медицинского освидетельствования понятно, что школьник-наркоман не в состоянии учиться нормально: не все взрослые наркоманы даже на первых порах выглядят адекватными, что же говорить о детях. Кроме того, у школы теоретически, наверное, должен быть механизм отчисления учащихся: за неуспеваемость, за систематические прогулы, за ту же наркоманию. Так за чем дело стало? Механизмы отчисления тоже должен запускать президент страны? Может быть, он за чистотой грифельной доски обязан следить – а то мало ли, запачкают до неразличения смысла?

Я вынужден сразу оговориться, что примеры вроде «а вот у меня есть друг-кокаинист, он умеет играть на баяне», де-факто оправдывающие наркоманию, к сожалению, не работают: алкоголики тоже бывают симпатичными и небесталанными парнями, но, во-первых, к продаже водки детям это не приводит, а во-вторых, детский выбор – почти всегда несознательный, он происходит под давлением среды, с которой и пытается бороться Медведев.

Вряд ли эта борьба лежит в его непосредственной компетенции. В средней школе масса проблем и помимо наркотиков: это и отсутствие мотивации при обучении, и общее повышение возраста учителей, и заползающая в школы детская преступность, и подростковый алкоголизм, который пострашнее наркомании (потому что пиво и т. н. «коктейли» дешевле). Раз в полгода президент на заседании Совета безопасности должен будет по каждой из этих проблем давать соответствующее поручение.

Чтобы искоренить подростковое пристрастие к спиртному, нужно будет расширять медицинское освидетельствование. Чтобы начать бороться с детской преступностью, Рашиду Нургалиеву стоит дать специальное поручение на этот счет: полгода МВД будет договариваться с Минобром, потом, дай Бог, начнут шевелиться.

Этот путь разумен, но похож на путешествие из Москвы в Питер через Биробиджан.

Для того чтобы искоренить в школе наркоманию (а также алкоголизм etc – да и вообще сделать школу как минимум приличным местом), необходимо сначала попробовать отказаться от практики насильственного удерживания детей в этой самой школе. Не стоит превращать образование в тюрьму, причем самого дурного пошиба.

Трудно представить себе что-то более вопиющее, чем публичное обращение президента страны к частной проблеме средней школы (фото: ИТАР-ТАСС)
Трудно представить себе что-то более вопиющее, чем публичное обращение президента страны к частной проблеме средней школы (фото: ИТАР-ТАСС)

Совершенно не понятно, почему бы за неуспеваемость действительно не выгонять двоечников: если мы настаиваем на том, что школа – это место, где дети учатся, то что там делают те, кто учиться не хочет? Понятно, что делают: пьют, наркоманят, отжимают мобильники и получают свои тройки, зачем-то переходя из класса в класс.

Если мы откажемся от мысли, что школа – это приют для разного рода убогих, которые без смысла и толку кому-то должны высиживать «уроки», и хотя бы попробуем сделать ее «храмом знаний», простите за пафос, но как иначе – перед средней школой откроются потрясающие перспективы. Сегодняшнее унылое дотягивание двоечников до тройки и постоянное унижение беспросветной бестолковостью сменится нормальным обучением тех, кто хочет учиться.

А те, кто учиться не захотят, пусть идут в ПТУ, на простейшие общественные работы, на заправки, в рестораны и бары, продавцами мобильных телефонов (ими у нас работают люди с высшим образованием – и решительно непонятно, зачем оно всем этим юношам и девушкам с бейджиками, зачем государство изображает из себя поставщика уникальных знаний по специальности для тех, чья специальность знаний не требует?).

Совершенно не ясно, что делают в старших (а то уже и не в старших, привет Рашиду Нургалиеву) классах школы персонажи с приводами в детскую комнату милиции. Любое серьезное правонарушение должно означать немедленное исключение из образовательного учреждения: школа должна стать элитной. Эти малолетние «школьные герои», конечно, сопьются годам к 30, свое потом еще отсидят, но почему их присутствие должны терпеть дети, которые хотят учиться, а не бить кого-нибудь в школьном коридоре?

Потому что, скажут мне добрые сограждане, школа – она «для всех», потому что «всем надо учиться, нельзя деток обижать». К сожалению, эти «детки» и сами кого хочешь обидят. К еще большему сожалению, «для всех» – это только помойка и морг: школа трогательно балансирует между первым и вторым, и это, мягко говоря, не очень способствует образованию.

Право учиться в школе – и впрямь неотъемлемая часть гражданских прав, но ведь и свобода – из тех же прав. Между тем человека, который убил соседа, этой свободы лишают, потому что он нарушил закон, а малолетнего оболтуса, который сидит на задней парте, пьет пиво и орет на учителя, никаких прав почему-то лишить нельзя. Почему?

Потому что, видите ли, школы борются за успеваемость, каждый учитель должен проставить галочки, не ставить двоек и вообще вести себя как можно более беззубо и безлико, чтобы никого ненароком не обидеть. Эта оригинальная идея уже привела к тому, что средний уровень школы упал до «троечного»: еще лет пять – и он скатится до откровенно «двоечного», а там, глядишь, и до вполне имбецильного.

Раз уж президент взялся за образование (и раз уж никто, кроме него, ничего тут поделать, видимо, не может), то ему стоит в первую очередь запретить скрывать двойки: систему перевернуть просто, задав новые координаты. Пусть лучшими школами будут не те, где много нарисованных оценок, а те, откуда вылетают с треском двоечники. А заодно и наркоманы, алкоголики, преступники etc.

Потому что, извините, но нельзя так долго врать самим себе: так и до шизофрении недолго. Нельзя говорить о том, что нам нужно мирового уровня образование, и тащить из класса в класс двоечников. Нельзя называть школу «бесплатной», когда каждое учебное заведение считает своим долгом вытянуть из родителей побольше (это, может, и справедливо, но кого мы обманываем «бесплатностью»?).

Как знать, вдруг, когда мы разучимся врать хотя бы о школе, и в остальном дело пойдет не так плохо. Есть еще, например, избирательный ценз, над которым тоже стоило бы подумать, пока еще не слишком поздно.

..............