Глеб Простаков Глеб Простаков Москва ставит Узбекистан во главу угла

Конкуренция России и Китая в Центральной Азии носит ограниченный и неконфликтный характер. Во-первых, у каждого своя специализация. Большие инфраструктурные проекты – за Россией, масштабные инвестиции и кредиты – за Китаем. Во-вторых, рост влияния осуществляется преимущественно за счет США и ЕС.

3 комментария
Сергей Худиев Сергей Худиев Не надо изобретать новую идентичность – она у русских уже есть

В России немало спорили и спорят о том, Европа ли мы. С одной стороны, нас постоянно «выписывали из европейцев» политики и публицисты других народов, с другой – и у нас есть тенденция самим объявить себя чуждыми Европе. Тенденция, которая усиливается на фоне нынешнего противостояния.

19 комментариев
Василий Стоякин Василий Стоякин Зря Зеленский прогуливал уроки истории

Запад пытается нарисовать сказочную версию истории Второй мировой войны, где США, Великобритания и Франция помогали освободить от нацистско-российской оккупации Украину. Но почему-то не освободили.

5 комментариев
12 апреля 2007, 12:05 • Авторские колонки

Владимир Мединский: Politics & The City

Владимир Мединский: Politics & The City

Предложение главного редактора «Взгляда» Алексея Гореславского стать регулярным колумнистом vz.ru застало меня врасплох. Я уже отвык сам писать. Хоть и окончил когда-то журфак с красным дипломом.

Нынче все не как вчера – или диктуешь помощнику, а потом в бешенстве перечеркиваешь все, что подготовлено этой несчастной девушкой, со стоном: «Ну где вас писать учили…», или разбрасываешь интервью на ходу, а потом, когда в руки нежданно попадает предтекст, серьезно озадачиваешься: «Ну как, блин, вообще такое я мог сказать? Нет, наверное, журналюги-враги все вывернули наизнанку!..»

В общем, налицо чувство глубокого неудовлетворения. Есть, правда, выход – наговаривать на диктофон, а потом отдавать его тем же прекрасным девушкам на расшифровку. Но тут подстерегают две другие беды: первая – диктофон склонен записывать слишком все подряд, замучаешься вырезать, вторая – диктофоном еще надо научиться пользоваться.

В итоге, выслушав г-на Гореславского, решил сесть и начать писать сам. Как в молодости. На журфаке МГИМО. И тема, чтобы не распыляться, у меня будет всегда одна и та же.

Совсем не политическая. Потому что настоящим серьезным политикам в таких категориях запрещается не то что выражаться, а даже думать ночью под одеялом.

Разве слуги Господа не являются такими же слугами верующих, как, по идее, государственные служащие должны являться слугами народа?

Тема будет по Маяковскому: что такое хорошо и что такое плохо. То есть мы будем брать любое событие, явление, человека, личность, заявление и рассматривать его не как политики или политжурналисты-профессионалы – ища разные подходы, углы зрения, объясняя и придумывая по ходу дела причины для самых невероятных политических загогулин. А наоборот, будем решать по-простецки, с элементарной логикой Шерлока Холмса.

Плохо, так как: во-первых, во-вторых, в-третьих (загибая пальцы)… Или же хорошо, так как, соответственно, во-первых и т.д. (только уже выкидывая пальцы, как Эрастушка Фандорин).

Больше всего меня прикалывает, а сможем ли мы так, по-простому, вообще разобрать хоть одно явление в нашей социожизни – комедии политического абсурда…

Но попробуем. В конце концов, никто не мешает нам выявить у чего-то, например, два плюса и три минуса. По-честному. А там пусть Фемида балансирует своими гирьками на весах – она у нас вполне вмещается пока в 40% квоту на иностранных рыночных обмерщиков.

А если серьезно, то чертовски надоели все эти наши взвешенные позиции. Хочется простого: правды, справедливости, искренности. Не смейтесь – даже в политике. Хочется просто понимать, что есть добро и зло, и граница между ними – не вымышленная.

Название будет у рубрики самое простое:

Politics & The City – что такое хорошо и что такое плохо.

А вот в подзаголовке будет конкретика.

Непраздные размышления в автомобильной пробке на Пасху

Почему до недавнего времени высшие чины действующих в России религиозных конфессий пользовались спецсигналами и федеральными флагами на своих номерах?
Почему до недавнего времени высшие чины действующих в России религиозных конфессий пользовались спецсигналами и федеральными флагами на своих номерах?
Начну, пожалуй, со Светлого праздника Пасхи, которую все мы отмечали. На фоне всей этой благости и происходящих чудес, сложно объяснимых с точки зрения науки, есть еще одно явление, которое я не могу объяснить ни с точки зрения истории Русской православной церкви, где позиции нестяжательства всегда были очень сильны, ни с точки зрения личной нравственности иерархов нашей православной церкви, поскольку, как хочется верить, патриарх Алексий во многом является нравственным ориентиром для большинства россиян.

А необъяснимость заключается вовсе не в возвышенно-духовном, а в банально-бытовом. Почему каждый раз, когда Патриарх Алексий едет по Москве, перекрывается движение транспорта? И не только по церковным праздникам, но и в любой другой день. Почему до недавнего времени высшие чины не только православной церкви, но и других религиозных конфессий, действующих в России, пользовались спецсигналами и федеральными флагами на своих номерах?

Это они так дистанцируются от нас, рядовых верующих, или же подчеркивают свой полубожественный статус? Разве слуги Господа не являются такими же слугами верующих, как, по идее, государственные служащие должны являться слугами народа? А не наоборот.

Дело ведь не только в том, что пять-шесть высших церковных иерархов проявляют удивительную безнравственность в этом вопросе.

Дело в том, что вся недавно прошедшая шумная кампания по отмене федеральных флагов на номерах машин высших чиновников имеет очень дурной привкус.

И поскольку темы всех наших комментариев предельно просты – что такое хорошо и что такое плохо, попробуем по пунктам сформулировать, что в этом хорошего и что плохого.

Хорошо, что ЕР отменила федеральные номера. Как метко сказал Грызлов, «федеральные флаги должны реять над головами, а не болтаться под выхлопной трубой». Это хорошо. На этом список «хорошо» заканчивается, начинается «плохо». А об этом уже подробнее.

Вот что «плохо».

Первое. Начав кампанию по борьбе с «мигалками», ее успешно похоронили. При этом произвели удивительную подмену понятий. Сначала проанонсировали имеющиеся в стране якобы 7000 «правительственных» машин со спецсигналами. Потом их решительным президентским указом сократили до 1000 (без учета федерально охраняемых лиц). В действительности любой разбирающийся человек понимает, что в стране никогда не было 7000 «мигалок», а было немногим более 1100. И сократили их до 1000 «без учета….», т.е., по сути, совершенно ничего не изменилось.

Второе. Не надо тешить себя иллюзиями, что «мигалки» связаны с проблемой пробок. В действительности машины со спецсигналами не создают пробок, поскольку движутся вопреки дорожному движению по разделительной или встречной полосам. Время от времени причинами пробок, возникающих только на некоторых магистралях Москвы – Ленинском, Кутузовском проспектах, Рублевке и т.д., являются периодические «перекрытия» движения. Считается, что у нас движение перекрывают только для проезда президента и премьер-министра. Но де-факто услужливые сотрудники ГИБДД делают это для широкого круга лиц, начиная от упомянутого выше Патриарха и заканчивая высшими чиновниками администрации президента, мэром Москвы, полпредами президента и, в общем, всеми федерально охраняемыми лицами, коих у нас наберется почти под сотню. Вот это реально и раздражает автолюбителей. Если бы движение перекрывали только для президента, каждый, кто голосовал за Путина, поверьте мне, с этим бы смирился.

Борьба с пробками сводится к строительству новых дорог
Борьба с пробками сводится к строительству новых дорог
Третье. Лишение каких-либо чиновников права преимущественного проезда само по себе, конечно, совершенно не решит проблему пробок. Но подтолкнет этих чиновников к серьезным раздумьям о надвигающемся на столицу транспортном коллапсе. Ведь сегодня эти самые чудовищные пробки, в которых простаивают по несколько часов в день все московские автолюбители, их совершенно не касаются.

Получается, что люди, отвечающие в том числе за решение транспортной проблемы, знакомы с этим явлением чисто теоретически.

Проблема пробок на московских улицах для них все равно что проблема детей, голодающих в Африке. Да, плохо, стыдно и неудобно, и надо с этим как-то бороться, но при всем при том это, вроде как, происходит не с нами и где-то далеко, опять же в Африке, а тут и так столько текучки, что вроде бы как-то и не до того…. Да и дети эти, голодающие, прости Господи, тоже не наши…

Поэтому вся борьба с пробками сводится к строительству новых дорог (в этой части, надо отдать должное, Москва делает все возможное) и к реконструкции имеющихся.

Однако еще нигде в мире, просто развивая дорожную сеть, решить проблему пробок не удавалось. Все равно количество автомобилей растет значительно быстрее. Если сейчас в Москве примерно 3,3 млн машин, то можно себе представить, что произойдет со столицей через 2–3 года, когда количество автомобилей, исходя из нынешних темпов их приобретения, достигнет 4–5 млн. Тогда мы уже будем говорить не об утренних и вечерних пробках, как сейчас, а о круглосуточных.

Мне много довелось поездить по миру, и такие пробки, как в Москве, я видел только в двух столицах: Луанде – столице Анголы – в 2005 году и Бангкоке – столице Таиланда – в 1995. Кстати, сейчас в Бангкоке, говорят, с помощью строительства платных дорог второго уровня эту проблему решили. Остались Луанда и Москва. Поэтому пробки говорят не о том, что наш город очень развит и богат. Как раз наоборот. Город инфраструктурно не развит, да и правила езды в нем дикие.

Снятие «мигалок» и отмена федеральных номеров имели бы смысл, если бы то самое высшее чиновничество, от которого зависит решение проблемы пробок напрямую, само хоть разок в неделю в них попадало.

Зная жесткий нрав Юрия Михайловича, выскажу уверенность, что попади он в понедельник в классическую московскую пробку, ситуация уже со вторника стала бы меняться к лучшему. А меняться к лучшему она может только в случае принятия жестких, на первый взгляд, непопулярных и авторитарных мер. Таких мер, которые при первом приближения не добавят власти рейтинга, которые вызовут протест со стороны водителей грузовиков, газелей и части легковушек. Но впоследствии москвичи поставят памятник тому, кто решится претворить их в жизнь. Это меры, которые могут дать не временный, как строительство транспортных развязок, дорог и улучшение работы светофоров, эффект. А достаточно быстрый, легко ощутимый и длительный.

О том, что делать, чтобы реально побороть пробки в Москве, – в нашей следующей публикации.

Сайт Владимира Мединского

Сайт Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО)

..............