Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов Саммит в Швейцарии напомнил монолог Жванецкого

Группа «борцов с колониализмом» была в категорическом меньшинстве, все остальные рассуждали, пусть и в разной модальности, про необходимость и неизбежность «участия России» в переговорах.

3 комментария
Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева От митингов «несогласных» до окопов под Донецком

Отдавшие свои жизни на полях СВО не увидят, каким будет будущее России. Но самим фактом своего бытия и своего поступка они сделали невероятно много для того, чтобы «судьба всего цивилизованного проекта на планете» решилась справедливым образом.

22 комментария
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Следующее предложение Киеву будет хуже нынешнего

Путин не случайно озвучил свои предложения именно сейчас. 15-16 июня в Швейцарии проходит конференция по Украине. Российский лидер предложил реалистичный, в отличие от «плана Зеленского», перечень условий для приближения мира.

27 комментариев
18 июля 2012, 08:56 • Общество

И покатятся танки

Эксперты оценили переход армии России на колесную технику

И покатятся танки
@ wikipedia.org

Tекст: Надежда Журба

Главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-полковник Владимир Чиркин объяснил, что переход российской военной техники с гусениц на колеса продиктован экономичностью нового варианта, и многие эксперты согласны с тем, что перевооружение пойдет армии на пользу. Однако и у сторонников, и у противников идеи есть и другие аргументы.

Всесторонняя реформа российских Вооруженных сил, начатая несколько лет назад, затронет и один из самых консервативных родов войск.

Для каждого региона страны, для каждого климатического пояса должна быть своя боевая техника

Ранее газета ВЗГЛЯД сообщала о вполне ожидаемом заявлении главнокомандующего Сухопутными войсками генерал-полковника Владимира Чиркина, которое касалось перевода значительной части бронетанковой техники с гусеничной на колесную основу.

По словам Чиркина, в скором времени с гусеничной на колесную базу будут переведены самоходные артиллерийские орудия, зенитно-ракетные комплексы и зенитные установки, а также легкие танки.Он пояснил необходимость перехода бронетехники на колесную основу тем, что моторесурс гусеничной техники в десятки раз меньше, чем у колесной. «Запас хода гусеничной техники до капитального ремонта – максимум 30 тысяч километров, а у колесной техники может достигать 1 миллиона километров», – добавил Чиркин.

По словам генерала, переход бронетехники на колесную основу позволит минимизировать количество железнодорожных перевозок при ее передислокации в другие регионы.

Перевооружение, о котором говорит Чиркин, вписывается в общую логику проводимой Минобороны военной реформы.#{smallinfographicleft=500883}Напомним, что масштабное изменение армии, начавшееся в 2008 году, осуществляется в три этапа. О завершении первого, подразумевающего организационно-штатные мероприятия по оптимизации численности, изменение структуры управления и реформу военного образования, министр обороны Анатолий Сердюков заявил еще в 2010-м. Второй этап – решение социальных вопросов – реализуется благодаря масштабным денежным вливаниям в отрасль.

Третий шаг реформы, включающий тотальное перевооружение, военные и эксперты определяют как наиболее важный для армии. В первую очередь, перевооружение коснется войск Воздушно-космической обороны, Ракетных войск стратегического назначения, ВВС и ВМФ.

Техническое оснащение Сухопутных войск тоже претерпит изменения, однако масштабный переход на колесную технику важен, по мнению экспертов, не сам по себе, а в рамках общей логики действий Минобороны.

«Дело в том, что в российских Сухопутных войсках создаются бригады трех уровней: тяжелые, средние и легкие. В тяжелых бригадах вся техника, то есть и танки, и самоходные установки, и ракетные комплексы, будет на гусеничной основе. Средние бригады должны быть смешанного состава: на гусеничной и на колесной технике. Легкие бригады будут полностью на колесной основе. Это бронеавтомобили разного назначения и разной архитектуры, начиная от крупнокалиберных башен и пулеметов и заканчивая калибром до 100 мм», – пояснил в интервью газете ВЗГЛЯД грядущие перемены ответственный редактор еженедельника «Независимое военное обозрение» Виктор Литовкин.

В свою очередь председатель Общественного совета при Министерстве обороны, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко уверил, что и гусеничные танки никуда не денутся, потому что сама территория России не слишком подходит для колесной техники.

«Подобного рода решения будут приниматься на основе комплексной оценки возможного использования колесной бронетехники в интересах вооруженных сил. Она может быть использована в первую очередь на Северном Кавказе, учитывая специфику этого театра военных действий, но в целом, значительная часть бронетехники у нас будет выпускаться в традиционном исполнении, т.е. на гусеничном ходу. В первую очередь это связано с обеспечением высокой проходимости, особенно в условиях бездорожья, где колесная техника не сможет пройти. Прекрасно знаю, что представляют собой полевые зоны и полигоны, где все дороги грунтовые, и в условиях воздействия осадков там техника и на гусеницах не может пройти, а колесная – подавно. Очевидно, будет комбинированное сочетание, но при этом полагаю, что танки как основная ударная сила сухопутных войск будут закупаться исключительно в гусеничном варианте, что предусмотрено тактико-техническим заданием на танках пятого поколения Армата».

Напомним, что газета ВЗГЛЯД подробно рассказывала о том, что реализовывать еще советскую идею перевода парка военной техники на единую платформу будет ОАО «Уралвагонзавод».

#{image=555075}Вячеслав Халитов, заместитель генерального директора по спецтехнике УВЗ, заявил о том, что не видит перспектив у масштабного перехода на колесную технику.

«Средняя скорость гусеничной техники практически выравнена с колесной за счет установки более мощных двигателей. И потом, скорость зависит от обученности водителей, механиков, от организованности самого марша теми, кто его организовывает, от условий, в которых совершается этот марш, и других факторов, а не только от того, какой движитель установлен на машинах. У нас с вами не 25 дорожных артерий между Западом и Востоком, а одна дорога, и если перерезать эту дорогу, где будут колесные движители? Гусеницы пройдут везде, тем более сейчас гусеничные движители очень перспективны (и есть множество вариантов их модернизации) и способны увеличить свою подвижность. Разместить мощное вооружение и бронирование на колесной технике невозможно. Вы можете себе представить размещение 40-тонной машины на колесах? Какого размера будет эта машина? Скорость в современных условиях не имеет практически никакого значения. Будешь ты ехать со скоростью 40 км/ч или 80 км/ч, при современных системах поражения этот фактор абсолютно никакой роли не играет. От оружия высокоточного поражения надо защищаться не с помощью скорости, а с помощью эффективной защиты», – заявил Халитов газете ВЗГЛЯД.

Однако в качестве причин перехода с гусеничной на колесную платформу называются как тактические, так и экономические факторы.

Гусеничная техника топливноемкая и требует серьезного обновления постоянно, с колесной дело обстоит проще. «Годовой пробег у танка – 8 тысяч километров, и после этого нужно делать серьезный ремонт ходовой части, а колесная техника может проходить до 500 тысяч километров без сложного ремонта, поэтому экономичнее сегодня иметь колесную, а не гусеничную технику. Тем более что войны, которые могут возникать в ближайшей перспективе, – это войны локальные, с не очень мощным противником», – считает Виктор Литовкин.

Несомненно, в разных регионах страны будет применяться разная военная техника, полагают эксперты. «В Южном Военном округе, в регионе Северного Кавказа использование легкой техники наиболее эффективно, а в других регионах будет сохранена ставка на гусеничные машины», – уверен Игорь Коротченко.

«Есть еще арктическая зона, где в 2015 г. будет создана первая мотострелковая арктическая бригада. Там вообще танки действовать не могут, потому что зимой там снег, куда танк проваливается, летом – болотистая местность, и тоже танк не пройдет. Там будут такие сочлененные гусеничные машины для арктических бригад. Для каждого региона страны, для каждого климатического пояса должна быть своя боевая техника», – продолжил рассуждения о региональном аспекте использования новой техники Виктор Литовкин.

Впрочем, по мнению многих специалистов, пропорция новой и старой техники вряд ли будет на пользу первой, и отдельные регионы потенциального использования вряд ли изменят ситуацию.

«Соотношение гусеничной и колесной военной техники в любой стране мира приблизительно один к трем. Все сохраняется так, как оно есть. Когда человечество придумает что-нибудь новое по отношению к гусеницам по преодолению той целины, которая у нас в России существует, и каким-то образом колеса смогут заменить технически гусеничный движитель, тогда можно принимать какое-то решение. Но сейчас замены гусеничному движителю не придумали ни по проходимости, ни по другим характеристикам, например, по миноустойчивости», – не согласен с переходом на колесную технику Вячеслав Халитов.

Тем не менее, существует мировая тенденция перехода с гусеничной техники на колесную. У Минобороны России интерес вызывают и финский колесный броневик Patria, и итальянские машины типа Centauro, однако главной проблемой пока является именно практическая реализация уже объявленного перехода.

Дело в том, что против закупок иностранной колесной военной техники выступает, как уже сообщала газета ВЗГЛЯД, курирующий ВПК вице-премьер Дмитрий Рогозин.

Судя по всему, заявление Владимира Чиркина в практическом плане будет означать использование зарубежных опытных образцов для создания отечественных аналогов этой техники.

..............