Александр Чаусов Александр Чаусов Ждет ли нас космическая война

Мирный космос на международном уровне регулируется соглашением от 1967 года. Но это совершенно не значит, что наши «западные партнеры» не демонстрируют желание этот договор аннулировать или хотя бы обойти.

2 комментария
Игорь Мальцев Игорь Мальцев «ГДР» как зеркало развала СССР

Насколько Горбачев был наивен в реальности? Или настолько, как показано в сериале? Сериал «ГДР» – это многослойное произведение, манифест нового поколения: «как мы видим из 2024 года исторический распад социалистической послевоенной системы, грядущий распад СССР».

15 комментариев
Юрий Мавашев Юрий Мавашев Палестино-израильский конфликт может добить Египет

Катастрофа, которая придет с беженцами из Газы в Египет, мало кого волнует на Западе и в Израиле. Более того, Израиль официально заявляет о насильственном переселении 2,3 млн палестинцев в Синай. Для Египта это неприемлемо.

13 комментариев
20 июня 2011, 22:20 • Общество

Экзамен для экзамена

Эксперты рассказали о ЕГЭ в других странах

Экзамен для экзамена
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Роман Крецул,
Елена Сидоренко

Глава Минобрнауки Андрей Фурсенко заявил, что все общество в какой-то степени ответственно за участие «в столь масштабных обманах» при проведении Единого госэкзамена. Между тем эксперты отмечают, что проблемы с ЕГЭ можно было предвидеть на этапе организации, а в странах, на опыт которых обычно ссылаются, эта система выглядит немного по-другому.

Проблема обмана

Министр образования и науки Андрей Фурсенко прокомментировал скандал со сдачей Единого госэкзамена студентами вместо школьников. Отметив, что любые наказания могут приниматься в рамках сугубо правовых процедур и на серьезной законодательной базе, министр констатировал, что «концентрация всего внимания на конкретных административных решениях и на том, какова роль той или иной государственной структуры, отвлекает от обсуждения и решения гораздо более масштабных, серьезных социальных проблем, которые проявляются и проявились в ходе этого экзамена».

ЕГЭ показал, что дети сами не могут написать экзамен. И если бы не появление ЕГЭ, то об этой ситуации никогда бы не узнали

«Это проблемы терпимости общества к этому масштабному обману и попыткам свести все разборки к ответственности отдельных людей и отдельных структур.

Это проблема обмана, проблема пронизывающих всю систему образования нарушений, которые выходят за рамки административных проблем и переходят в рамки определенного отношения общества», – заявил Фурсенко, слова которого приводит «Интерфакс».

«Нужно задуматься, а в какой степени общество, все его представители несут ответственность за терпимость и участие в столь масштабных обманах. Вал борьбы, обострение произошло в тот момент, когда реально, используя инструменты ЕГЭ, мы начали вскрывать достаточно глубокие нарушения и обозначили возможности борьбы с ними.

Пока все было скрыто, протесты были не столь яркими. Это вызывает вопрос», – отметил глава ведомства.

Скандалы, связанные с ЕГЭ, которых в этом году стало заметно больше, спровоцировали дискуссии о том, какая в России должна быть форма проверки знаний выпускников школ. Одни считают, что инциденты, подобные тому, о котором говорил министр, свидетельствуют об ущербности самой идеи, другие отмечают, что проблема не в экзамене, а в том, как он организован.

«То, что произошло в этом году, – это мощная проверка ЕГЭ на прочность, – заявил газете ВЗГЛЯД заместитель президента Фонда поддержки образования Алексей Федоров. – Что это за ЕГЭ такой, когда на него работают ОМОН, органы внутренних дел, осталось только задействовать вертолет и Министерство обороны. Но решить-то можно гораздо проще – можно создать кабинет, специальный для сдачи экзамена, оборудовать его видеокамерами. И, если возникнут сомнения, просмотреть запись».

Член Комиссии Общественной палаты по развитию образования Любовь Духанина отметила в интервью газете ВЗГЛЯД, что за последнее время объем нарушений при сдаче ЕГЭ вырос. «Это говорит о том, что сегодня легче заплатить деньги, получить какой-то результат, чем качественно подготовиться», – сказала Духанина.

По ее мнению, такие нарушения свидетельствуют также о низком качестве образования. «ЕГЭ показал, что дети сами не могут написать экзамен. И если бы не появление ЕГЭ, то об этой ситуации никогда бы не узнали», – отметила она.

«С головой организовывать»

По мнению президента региональной общественной организации содействия защите прав детей «Право ребенка», члена Общественной палаты Бориса Альтшулера, связанные с ЕГЭ проблемы, которые становятся все более очевидными, были заложены еще на этапе внедрения этого метода. «Есть очевидные вещи, о которых говорилось и которыми организаторы Единого государственного экзамена пренебрегли. А именно: экзамены не должны принимать учителя тех же школ, где учатся ученики, и, более того, учителя, подчиненные тем же департаментам образования. Обязательно должны быть внешние экзаменаторы. Во-вторых, проверка экзамена должна проводиться в других регионах, а не в том же субъекте Федерации, в котором он анализируется. Как сказал Андрей Александрович Фурсенко на последнем заседании Общественного совета Минобрнауки России, надо отстранять школу, где дети учатся, и ее начальство – РОНО – от собственно процесса экзамена. Об этом говорилось и три года назад, – заявил он газете ВЗГЛЯД. – Сейчас организацию Единого госэкзамена и его проверку осуществляют структуры, заинтересованные в хорошем результате».

Система ЕГЭ нигде не является идеальной, не говоря уже о том, что у нас она применена в искаженном виде

«ЕГЭ как любая тестовая система обладает своими плюсами и минусами, и так во всем мире, – продолжил он. – Плюсы очевидны: это, в принципе, некоррупционная вещь. Это замечательно, что выпускникам школ не надо сдавать выпускные экзамены на аттестат зрелости и потом испытывать такой же стресс на вступительных экзаменах. Талантливый молодой человек сдал экзамен, едет в столицу и поступает. Даже если это очень бедная семья, у них нет денег ехать на всякий случай сдавать, «авось не сдам, да еще все куплено в Москве и в Питере». А он приходит с ЕГЭ и зачисляется, и учится, а дальше уж как талант ему позволит.

Второй плюс – способ, который впервые позволил объективно оценивать качество учебы. Мы сейчас говорим: «скандал, подтасовывают, выходят, учителя помогают». А раньше что, не было этого при обычных экзаменах? Этого было в сто раз больше. Вся страна просто занималась фальсификацией. Ставили эти тройки-четверки-пятерки, потому что ни одной школе не хочется иметь двоечников. И РОНО им запрещает – «натягивайте, ставьте, что угодно», и никто это не проверял. ЕГЭ при правильной организации позволяет впервые увидеть, как учат школы, но для этого, повторяю, принимать и проверять должны другие люди.

Но ЕГЭ имеет и минусы. В первую очередь, очень механистический подход, когда вместо учебы идет только «натаскивание». Собственно, так было и раньше, но эти недостатки тоже можно компенсировать. Уже принимают устно экзамен по иностранному языку. Он идет под видеокамеру, и потом анализируется, а это уже требует развития, умения разговаривать», – считает Альтшулер.

«Все это можно сделать грамотно и некоррупционно, но после того как три года назад не подумали, сейчас говорят, что надо по-другому это все организовывать», – заключил он.

Право выбора

По мнению заместителя председателя комитета Госдумы по образованию Олега Смолина, Единый госэкзамен необходимо сделать добровольным. При этом он отметил, что и в зарубежных странах, на опыт которых ссылались инициаторы введения ЕГЭ, не обходится без проблем. «Например, когда я был в Южной Корее, там всерьез обсуждали вопрос об отмене ЕГЭ. В Корее говорили о многочисленных фактах самоубийств и о том, что все эти результаты не стоят слезы ребенка, – рассказал он. – Другая, но тоже довольно сложная ситуация была в Великобритании. Там обвиняли комиссии по ЕГЭ в том, что они, боясь обвинений со стороны образовательного сообщества, занижали оценки.

Устранить субъективный фактор из процесса принятия экзамена нереально. Если нет прямого доступа учителя, который учил ребенка и знает его, то есть, по крайней мере, тот, кто сочиняет задания ЕГЭ, и это тот же субъективный фактор, вид сбоку», – считает депутат.

«Наконец, что касается опыта страны, на которую мы чаще всего ориентируемся – Соединенных Штатов Америки. Выступая в Государственной думе, я говорил депутатам, что они рано или поздно примут мой закон о добровольности ЕГЭ, и объяснял это следующим: президент Джордж Буш, чье лицо никогда не было обезображено интеллектом, расширял в Америке систему национального тестирования. Президент Обама, гораздо более интеллектуальный, выделил 4 млрд долларов на свертывание системы национального тестирования. Видимо, ему объяснили помощники, что тестирование превращает нормальных американцев в задорновских», – добавил он.

«Система ЕГЭ нигде не является идеальной, не говоря уже о том, что у нас она применена в искаженном виде», – отметил Смолин.

«В Соединенных Штатах Америки наряду с результатами ЕГЭ учитывается так называемое портфолио, то есть другие результаты ребенка, – продолжил он. – В конце концов, университет сам принимает решение, чему отдать предпочтение: результатам ЕГЭ или другим результатам ребенка, например, интеллектуальным, иногда спортивным. У нас взяли только один ЕГЭ. А любой экзамен – это лотерея».

«Если уж вы почему-то решили ежегодно подвергать детей порке, то пусть это будет только по собственному желанию. Ребенок должен иметь право выбора. Если верить социологам, процентов 10 выберут ЕГЭ, около 50% выберут традиционную систему, остальные пока не определились», – заключил депутат.

..............