Владимир Можегов Владимир Можегов Европа накренилась вправо

И в вопросе поддержки Украины, и в вопросе миграции европейские правые ориентируются на Трампа. Тот же не теряет времени даром: как и прежде, обещает в двадцать четыре часа закончить украинскую войну и ведет переговоры о высылке нелегалов из США с Гватемалой и другими нищими странами.

6 комментариев
Борис Акимов Борис Акимов Человека нужно заносить в Красную книгу

Сохранить человека, прекрасного в своем многообразии, сложно и парадоксально устроенного, созидателя и творца – это должно стать нашим русским ответом на глобалистскую повестку расчеловечивания.

2 комментария
Глеб Простаков Глеб Простаков Украинский контракт на поставку СПГ ломает двухпартийный консенсус в США

Политические и бизнес-интересы США вошли в жесткий клинч, нарушая идиллию двухпартийного консенсуса. Политика и бизнес в США уже не идут стройно рука об руку. И таких историй будет все больше.

5 комментариев
1 июня 2015, 20:25 • Политика

Российский черный список на самом деле очень вежлив

Российский черный список на самом деле очень вежлив
@ Марина Лысцева/ТАСС

Tекст: Петр Акопов

Возмущение Европейского союза черным списком лиц, которым запрещен въезд в Россию, было бы гораздо более эффектным, если бы европейцы прямо ссылались на римскую цитату про быка и Юпитера. Ничем иным оправдать претензии к России невозможно. Москва лишь отвечает на введенные против нас санкции – причем делает это гораздо мягче, чем могла бы.

Европейская пресса опубликовала список лиц, которым закрыт въезд в Россию, в субботу – на следующий день после того, как российский МИД отправил его в посольства стран членов ЕС.

МИД России в очередной раз подтвердил, что русские – вежливые люди, и даже принцип взаимности соблюдают крайне деликатно

Россия сама не собиралась ни публиковать список, ни передавать его европейцам – но после истории с депутатом бундестага Вельдманом, который выяснил, что ему закрыт въезд, буквально накануне визита в Москву, западные дипломаты запросили «стоп-лист». Решение о его публикации вызвало неудовольствие российского МИДа – но понятно, что на Смоленской давно уже не удивляются ничему происходящему в отношениях с Западом. Волна возмущенных комментариев западных политиков (одна Эстония чего стоит) России даже на руку – потому что позволяет напомнить о том, кто начал войну санкций. А сравнение персонального состава списков наглядно показывает, что Россия отвечает очень точечно, сознательно оставляя возможность диалога с Европой.

Первые санкции против российских граждан ЕС ввел еще 19 февраля. С тех пор в списке оказался 151 человек, которым не только закрыт въезд в Европу, но и на предполагаемые активы которых наложен арест. В этом списке чуть меньше 70 человек из республик Новороссии, то есть формально для ЕС они все еще граждане Украины, и 80 человек россиян.

Кого там только нет. Кроме руководства Крыма это и несколько членов Совета безопасности России (включая его секретаря Николая Патрушева и глав спецслужб), вице-премьеры (Козак и Рогозин), министры (Савельев и Ткачев), заместители главы администрации президента России (Володин и Громов), советники и помощники президента, практически все руководство Совета Федерации и Госдумы (включая спикеров, их замов и лидеров фракций), заместители министра обороны и командующие различными родами войск, бизнесмены, журналисты и артисты.

То есть в европейском списке фигурирует значительная часть российского руководства. И хотя в аналогичном американском списке есть, например, еще и глава кремлевской администрации Сергей Иванов, понятно, что и ЕСовского набора достаточно для понимания простой истины: ЕС не хочет общаться с российским руководством, рассчитывая санкциями заставить его изменить позицию по Украине.

Бессмысленность подобного давления была ясна с самого начала – но Москва не могла просто ждать, пока это поймут и в Европе, и никак не реагировать. Россия не отказывается от диалога даже в условиях, которые в обычных человеческих отношениях могли бы стать поводом для полного их замораживания. Ведь если вашим родственникам или подчиненным запретят посещать какое-то место, вы и сами не пойдете туда, да и у себя не будете принимать человека, наложившего запрет. Но в межгосударственных отношениях Россия решила не закрывать дверь, хотя и ответила на персональные санкции – ввела свои стоп-листы, предпочтя не оглашать их.

«Мы, естественно, не могли нарушить основной закон международных отношений, принцип взаимности, – сказал Сергей Лавров. – Когда Евросоюз ввел свои ограничения, например на 150, по-моему, россиян, мы поступили аналогичным образом по отношению к значительно меньшему количеству граждан государств ЕС».

Информация о количественном составе российских списков появилась еще в марте – тогда источники в нашем МИДе говорили о том, что в них фигурирует свыше 200 зарубежных политиков и общественных деятелей из разных стран мира.

Наибольшее количество имен содержит санкционный список по США – в него вошли помощники президента Кэролайн Аткинсон, Дэниел Пфайффер, Бенджамин Роде, лидер фракции большинства в Конгрессе США Гарри Рид, спикер палаты представителей Конгресса США Джон Бэйнер, председатель сенатского комитета по иностранным делам Роберт Менендес, сенаторы Мэри Лэндрю, Джон Маккейн, Дэниел Коутс.

Тогда же сообщалось, что списки по другим государствам колеблются в пределах 10–20 человек. Например, 13 канадцев, включая советника премьер-министра по внешней политике Кристина Хогана и главу аппарата премьер-министра Уэйна Вутерса.

Сейчас, после обнародования списка граждан ЕС, выясняется, что в него включены 89 человек, причем двузначным числом может похвастаться только Польша – 18 человек. А всего в списке фигурируют граждане 17 из 28 стран ЕС – от девяти англичан до одного болгарина.

Анализ качественного состава списка позволяет сделать главный вывод: Москва фактически не использовала принцип взаимности в той мере, в которой могла это сделать, осознанно обойдя вниманием представителей исполнительной власти абсолютного большинства европейских стран. Скромные ответные шаги России – не признак слабости. Это очевидный сигнал Европе о том, что мы понимаем, что санкции в отношении нашей страны были приняты под англосаксонским давлением, и снисходительно относимся к подневольной участи европейцев. За отдельным исключением – Великобритании, Польши, Германии, Швеции, Дании, Эстонии, Литвы и Румынии.

Именно от этих стран в списке присутствуют действующие чиновники и руководители армии или разведки. Практически все остальные отделались депутатами национальных парламентов и членами Европарламента (как нынешними, так и бывшими, коих в списке предостаточно).

Польша представлена не только десятью депутатами, но и членами своего Совбеза, военными и разведчиками. Англия – военными и разведчиками, депутатами, а также Ником Клеггом, еще месяц назад занимавшим пост вице-премьера. Учитывая, что Клегг наверняка был включен в список еще до поражения его партии на недавних выборах, получается, что он был самым высокопоставленным фигурантом всей европейской части российского списка – ни от одной страны больше нет ни вице-премьеров, ни министров. Символично, что двоюродной бабушкой Клегга была российская гражданка Мария Закревская-Бенкендорф-Будберг, знаменитая авантюристка начала XX века, прославившаяся своими связями с различными разведками и знаменитостями, от Максима Горького до Герберта Уэллса.

Если от Румынии в списке один действующий чиновник – главком румынских ВМС Тибериу-Ливиу Чондон, то Дания и Швеция представлены главами военной контрразведки, Литва – бывшим главой разведки, а Эстония – тремя руководителями вооруженных сил и главой госбезопасности. Из семи немцев большинство депутаты и двое военных – статс-секретарь минобороны и глава военно-воздушных сил.

Понятно, что при составлении списка Москва в первую очередь исходила из личных заслуг его фигурантов, их заявлений и непубличных дел, но при этом список хорошо иллюстрирует и отношение правящих элит тех или иных стран к России, и ответное отношение России к ним. В нем нет итальянцев, австрийцев, ирландцев, венгров. От Испании – два бывших депутата Европарламента, от Бельгии – бывший премьер и глава фракции консерваторов в Европарламенте. Французы представлены четырьмя политиками, среди которых нет ни одного чиновника – зато есть знаменитый русофоб и атлантист Бернар-Анри Леви и герой бунтов 1968 года Даниэль Кон-Бендит.

Таким образом, Москва адекватно ответила только на парламентскую часть европейского черного списка – и отчасти на военную и разведывательную. В отношении лиц из исполнительной власти, то есть людей, принимающих решения, практически никаких запретов не введено – хотя, повторим, принятые европейцами санкции давали России все возможности при желании сделать это. МИД России в очередной раз подтвердил, что русские – вежливые люди, и даже принцип взаимности соблюдают крайне деликатно.

..............