Владимир Можегов Владимир Можегов Еврейский вопрос раскалывает Америку

Масштабы антиизраильских протестов в США потрясают. 65% американских студентов поддерживают пропалестинские выступления. В Колумбийском университете профессорам-евреям закрывают доступ в кампусы, опасаясь, что их появление «приведет к погромам», а студентам-евреям советуют воздержаться от посещения лекций.

7 комментариев
Глеб Простаков Глеб Простаков Конфедерация стран Сахеля и новый антиколониализм

Те, кто игнорировал проблемы Африки, а скорее использовал их для собственной выгоды, сегодня вытесняются с континента. А их место занимают страны и союзы, продвигающие антиколониальную, многополярную повестку. Например, Россия.

0 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Швецией движет сочетание агрессии и страха

Шведским политикам и военным приходится выдумывать обоснования своего участия в НАТО. Отсюда и появления экзотических идей вроде необходимости укреплять остров Готланд – для отражения русской угрозы.

6 комментариев
3 апреля 2014, 08:47 • Политика

Забор для Майдана

Российские законодатели делают выводы из событий на Украине

Забор для Майдана
@ Reuters

Tекст: Юрий Гиренко

Зимние события в Киеве, когда сравнительно небольшая группа людей, собравшихся на Майдане, насильственным путем сменила власть, вызвали естественный интерес в России. Радикальная оппозиция увидела в действиях киевских погромщиков пример для подражания. А государство и системные политические силы задумались, как не допустить применения «майданных» технологий в Москве.

Не хотицца ль вам пройтицца?

Ограничение, собственно говоря, может быть только одно: право одних граждан митинговать и шуметь не должно нарушать право других граждан жить нормальной жизнью

Относиться к массовым мероприятиям можно по-разному. Многим равно неприятны любые большие столпотворения – хоть болотные, хоть поклонные. Однако в современном обществе всевозможные митинги, демонстрации, марши и прочие стояния и шествия являются непременной частью общественно-политической жизни. И граждане имеют право собираться для выражения своих мнений в любых количествах.

Ограничение, собственно говоря, может быть только одно: право одних граждан митинговать и шуметь не должно нарушать право других граждан жить нормальной жизнью. Поэтому у большинства жителей России не вызывает восхищения перспектива увидеть горящие покрышки у стен Кремля. Хотите менять власть? Побеждайте на выборах! Хотите, чтобы ваше мнение услышали? Выражайтесь яснее!

Когда тысячи людей МИРНО собрались на Болотной площади, их не только не разгоняли – к ним прислушались. Политическая реформа 2012 года стала ответом на зимние протесты 2011–2012 годов. И не понадобилось ничего жечь и громить.

Однако радикальные оппозиционеры, немногочисленные, но шумные, таким положением дел не удовлетворены. Они, судя по всему, не надеются привлечь на свою сторону большинство, зато весьма вдохновлены киевским примером. Возможность одним рывком захватить власть кажется им весьма привлекательной.

Что же с этим делать государству и обществу? Либерал, наверное, посоветует обратиться к опыту старых демократий – там ведь тоже есть радикалы, которые не прочь потрясти систему. Что с ними делают?

Демократическое решение

А действуют в западных странах весьма прямолинейно. В Мадриде, Риме, Париже, Штутгарте, Лондоне в последние годы довольно часто происходили несанкционированные массовые акции, некоторые из них сопровождались насилием со стороны участников. Полиция такие акции разгоняла достаточно жестко.

США – страна «эталонной» демократии – используют силу не только для подавления беспорядков, похожих на киевские (как было, например, в Лос-Анджелесе в 1992 году – тогда в ход пошла не только полиция, но и национальная гвардия), но и мирных протестантов, если они мешают нормальному функционированию жизни. Так было в 2011 году в Нью-Йорке, где силы полиции разогнали протестный лагерь «Окупай Уолл-Стрит» в парке Зукотти.

Причем это не произвол полиции или администрации – жесткие меры предусмотрены законодательством. В Германии, скажем, предусмотрена ответственность за намерение организовать несанкционированную массовую акцию, даже если оно не было осуществлено. В Италии и некоторых штатах США за организацию несанкционированного мероприятия полагается арест на срок до года, а в Великобритании – до трех месяцев. В Италии предложено повысить штрафы за организацию и участие в несанкционированных массовых акциях до 600 тыс. евро – «варварская» Россия не знает таких цифр. Во Франции рядовой участник несанкционированной акции рискует получить до года тюрьмы и до трех лет – в случае, если он скрывает свое лицо.

То есть, следуя традициям старых демократий, России со своими «майданщиками» следовало бы поступать предельно жестко. Но, как говорят нам сторонники либеральных ценностей, Россия – отсталая страна тысячелетнего рабства. Поэтому отчасти приняв западный опыт ужесточения ответственности за проведение незаконных мероприятий, наши законодатели стараются отделить овец от козлищ: никакие акции, в том числе самые оппозиционные, но проводимые в рамках действующего законодательства, под действие предлагаемых поправок не подпадают. Инициаторы законопроекта следуют призыву президента Владимира Путина, высказанному на встрече с членами Совета Федерации, «оградить наших граждан от произвола различных ультрас», в то же время не давая власти возможности создавать для себя «тепличные условия и прятаться за репрессивные рамки».

Взгляд, конечно, очень варварский...

Разработчики изменений в закон о порядке проведения митингов внимательно изучили киевские уроки. Все предлагаемые правки направлены на ликвидацию лазеек в законодательстве, способствовавших успеху Майдана.

Во-первых, ужесточена ответственность организаторов мероприятий. Те, кто уже неоднократно привлекался за нарушение порядка организации и проведения акций, будут нести строгую ответственность.

Во-вторых, под запрет подпадает создание помех для функционирования объектов жизнеобеспечения и инфраструктуры, для связи, движения транспорта и доступа граждан к жилым помещениям и объектам инфраструктуры. Одной из важнейших «технологий Майдана», кстати, был именно захват подобных объектов, прежде всего различных административных зданий.

В-третьих, в сферу законодательного регулирования попадает организация массового одновременного пребывания или перемещения граждан, влекущих за собой нарушения общественного порядка. То есть когда формально никакое мероприятие не проводится, а все получается как бы само собой. Теперь ссылки на «само собой» не проходят.

В-четвертых, полиция получает право блокировать участки местности для предупреждения массовых беспорядков. Отсутствие такого права позволяет радикалам трансформировать мирную акцию в массовые беспорядки – на Майдане так происходило неоднократно. Теперь полиция сможет не только реагировать на уже начавшиеся столкновения, но и предотвращать их.

И самое, пожалуй, важное: санкции за появление на акциях оппозиции оружия, взрывчатых и огнеопасных веществ. В конце февраля и марта уже были прецеденты появления на несанкционированных акциях людей с покрышками и горючими веществами. Думский законопроект направлен на то, чтобы не допустить появления в России доморощенного «Правого сектора*».

Скромно? В общем, да. Но в таком деле не стоит перегибать палку: демократия у нас еще молодая, применения американских методов обращения с протестующими может не выдержать. А вот удержать любителей публично выражать свои негативные эмоции на улицах от перехода границ закона предлагаемые меры могут. «Ваша свобода размахивать кулаками ограничена кончиком моего носа», – тоже ведь либеральный принцип.

* Организация (организации) ликвидированы или их деятельность запрещена в РФ

..............