Александр Тимохин Александр Тимохин Возможна ли морская блокада России

Для многих датчан противодействие России – продолжение борьбы со славянами за жизненное пространство в Средние века. Сегодня Дания – государство, активно помогающее режиму Зеленского. Поэтому нельзя исключать, что датчане вновь перейдут очередные красные линии.

13 комментариев
Тимур Шерзад Тимур Шерзад Северяне всегда побеждают южан

23 июня 1865 года капитулировал Стэнд Уэйти – последний генерал южан в Гражданской войне в США. Продлившись более четырех лет, она навсегда изменила Америку. Спецоперация на Украине длится меньше, но уже сейчас у этих конфликтов можно найти много общего.

5 комментариев
Дмитрий Губин Дмитрий Губин Итог предательства всегда один

Для нынешних иноагентов судьба Блюменталь-Тамарина должна бы стать уроком, но даже саму эту фамилию мало кто слышал, ее давно забыли. Это, кстати, обязательный итог жизни любого предателя.

33 комментария
21 февраля 2013, 07:52 • Политика

«Мать наказали за русский язык»

Татьяна Жданок: Мать лишили прав за общение по-русски

«Мать наказали за русский язык»
@ twitter.com/Tatjana_Zdanoka

Tекст: Андрей Резчиков

«В решениях голландских властей совершенно четко записано, что одна из причин лишения Антоновой родительских прав – мать в семье отчасти общалась с детьми по-русски», – сказала газете ВЗГЛЯД член Европарламента Татьяна Жданок. Она рассказала о практике лишения родительских прав в Евросоюзе.

В среду комитет Европарламента по петициям рассмотрел жалобу гражданки Латвии Елены Антоновой. В свое время Антонова уехала на заработки в Нидерланды. Там она вышла замуж, родила двоих детей, потом развелась. В марте прошлого года власти страны лишили ее родительских прав. Двух девятилетних детей поместили в приют. Слушание в комитете состоялось по инициативе евродепутата Татьяны Жданок (член латвийской партии «ЗаПЧЕЛ»).

Есть подобные жалобы на немецкое и испанское ведомства по защите прав детей, которые тоже не разрешают разведенным родителям из других стран разговаривать с детьми на родном языке

Как рассказала накануне сайту Delfi Жданок, ответственное за защиту прав детей ведомство Нидерландов (Jeugdzorg) причиной лишения Антоновой родительских прав назвало общение матери с детьми дома только на русском языке.

Второй причиной стало предположение чиновников о том, что она может вместе с детьми вернуться в Латвию, несмотря на то что отец близнецов Николай Харитонов, с которым Елена развелась несколько лет назад, проживает в Нидерландах и получил там подданство.

Матери разрешили раз в две недели навещать детей и общаться с ними в присутствии работников интерната. Сами дети жаловались, утверждает Жданок, что им не разрешают говорить на родном для них русском языке даже друг с другом. Жданок также назвала сомнительными условия содержания детей – им не оказывалась необходимая медицинская помощь во время болезни, не была проведена обязательная вакцинация.

«Здесь налицо дискриминация по принципу языка и этнического происхождения, а это идет вразрез с Хартией фундаментальных прав Евросоюза. Также можно констатировать явное нарушение Договора о функционировании ЕС, входящего в состав Лиссабонского договора, который гарантирует всем гражданам ЕС право на свободное перемещение», – заявила Жданок.

О том, как прошло заседание комитета и почему у Антоновой отобрали родных детей за то, что она просто говорила с ними на родном языке, депутат Татьяна Жданок рассказала газете ВЗГЛЯД.

ВЗГЛЯД: Татьяна Аркадьевна, какое решение в итоге принял комитет по делу Антоновой?

Татьяна Жданок: Комитет по петициям – это не суд. Он не принимает решения, а как бы оказывает давление на власти страны в случае констатации нарушения европейского законодательства. Мне удалось добиться рассмотрения этого дела как срочного, потому что оно касается детей. К сожалению, за два месяца, что были даны посольству Нидерландов в Брюсселе, там не потрудились дать объяснений. Это вызвало резкую реакцию депутатов, которые все говорили о том, что это неприемлемо.

К сожалению, Европейская комиссия тоже повела себя не лучшим образом. Обычно процедура рассмотрения следующая: приходит петиция в профильный комитет, дальше должно быть обоснование, какая норма европейского законодательства нарушена. Если видно, что такое нарушение действительно возможно, тогда петиция считается приемлемой.

Дальше она переправляется в Еврокомиссию, которая является исполнительным органом Евросоюза. В свою очередь ЕК дает свою правовую оценку и запрашивает власти. Но в данном случае Еврокомиссия, видимо, решила, что дело неспешное, и ее чиновники особенно не подготовились к заседанию.

В итоге мы констатировали с депутатами, что ни ЕК, ни голландские власти не подготовились. Все депутаты назвали ситуацию недопустимой. Речь идет о гражданах Евросоюза из разных стран. И разное отношение к гражданам ЕС недопустимо.

Елена Антонова – гражданка Латвии, а ее бывший супруг Николай Харитонов – из Казахстана. Он получил голландское гражданство как беженец. И вот суды Нидерландов почему-то принимают решения в пользу мужа. Одна из причин, мол, мать препятствует детям во встречах с отцом, а вторая причина – что Антонова не интегрирована в голландское общество и разговаривает с детьми по-русски.

ВЗГЛЯД: В чем вы видите нарушение в деле Антоновой?

Т. Ж.: В деле Елены Антоновой очевидно нарушены положения Хартии фундаментальных прав, где сказано, что не может быть дискриминации по признаку языка, национальной принадлежности. А в решениях голландских властей совершенно четко записано, что одна из причин лишения Антоновой родительских прав – мать в семье отчасти общалась с детьми по-русски, сами дети между собой говорят по-русски, мать недостаточно интегрирована в голландское общество.

ВЗГЛЯД: Антонова пыталась оспорить решение органов опеки через суд?

Т. Ж.: Процессы идут. На заседании комитета выступал ее адвокат. Он чех, живущий в Нидерландах. Он возмущается больше всех. Он знает эту систему. Он помогает Елене, обращается в суды. По его словам, суды совершенно не слушают сторону заявителя, то есть Елены. А все решения принимаются под кальку – в угоду ответственной за права детей инстанции Нидерландов Jeugdzorg.

Антонова – гражданка Латвии. У нее есть старший сын. Она уехала работать в Голландию. В эту страну идет большая эмиграция из Латвии. И она вышла замуж за Харитонова. После развода по суду ему было дано право встречаться с детьми, но он стал писать жалобы. Видимо, чтобы получать какие-то пособия.

К сожалению, тут замешаны какие-то деньги. Родители получают на детей социальные пособия. Власти на каждого ребенка, находящегося в детском учреждении, выделяют деньги. Он, видимо, оставшись без работы, на это рассчитывал. Это мое допущение.

Я сама ездила знакомиться с Еленой. Положительная личность. Без вредных привычек. Она не в совершенстве владеет голландским языком, но на разговорном уровне с властями общалась. В ситуацию пытался вмешаться латвийский консул. Все пытались вмешаться, а власти говорят: «Это произошло на территории Нидерландов, мы что хотим, то и вершим».

ВЗГЛЯД: Антонова действительно хотела увезти детей в Латвию? И почему голландские власти так этому мешают? Ведь обе страны входят в Евросоюз...

Т. Ж.: Да никуда она не хотела уехать! Она даже свою мать перевезла в Нидерланды. В Латвии у нее остались только дальние родственники. Это одно из допущений, почему власти не разрешают разговаривать с детьми на родном языке – а вдруг родители договорятся с ними забрать их в свою страну.

Такие случаи характерны для разделенных семей. В комитете петиций есть подобные жалобы на немецкое и испанское ведомства по защите прав детей, которые тоже не разрешают разведенным родителям из других стран разговаривать с детьми на родном языке, потому что якобы они говорят с ними о том, чтобы их увезти.

..............