Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Новый порядок будет с предохранителями

Придумать новую юридическую основу для мира в Европе – задача совершенно не тривиальная. Поэтому доверие в вопросах европейской безопасности должно основываться на физической невозможности для Запада нарушить договоренности.

0 комментариев
Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов У глобального сбоя Windows есть политическое измерение

Главный публичный враг Китая и России в американском хайтеке. Инициатор и драйвер всех главных процессов против «влияния Китая и России» в киберпространстве. Наш бывший соотечественник. Сегодня он показал, как выглядит трансформация политического, медийного и силового влияния в деньги и технологии и обратно.

0 комментариев
Глеб Простаков Глеб Простаков Мировой рынок СПГ ждут бои без правил

Геополитическая составляющая в СПГ-конкуренции огромна. По некоторым оценкам, перекрытие Ираном Ормузского пролива и, как следствие, исключение Катара из мировой торговли СПГ способны взвинтить цены на топливо в несколько раз.

4 комментария
25 января 2008, 20:30 • Политика

На то и НАТО

НАТО потеряет Украину

На то и НАТО
@ Reuters

Tекст: Юрий Гиренко

В пятницу актуализировался вопрос о вступлении Украины в блок НАТО. Пока президент Ющенко и премьер-министр Тимошенко спорили из-за газа, оппозиция блокировала работу Рады, протестуя против вступления в альянс. В том же направлении действовала и российская Госдума: она решила отказаться от использования украинских военных объектов, чтобы не делиться информацией с «потенциальным противником». А в чем проблема-то?

Вряд ли кто-то в России, кроме самых параноидальных патриотов, подозревает Североатлантический блок в намерении развязать агрессивную войну. Но это вовсе не значит, что расширение альянса – вещь простая и безобидная. Ведь блок создавался в 1948 году с одной-единственной целью: противостоять советскому блоку. После крушения Варшавского договора и распада СССР он сохранился, но иной миссии не нашел.

Если же в НАТО вступит Украина, это может стать решающим шагом на пути к выстраиванию вокруг России «кольца враждебности

В 90-х годах НАТО пытались переориентировать на другие цели, но без особых успехов. Не случайно в 2001 году, когда альянс официально предложил США ввести в действие статью 5-ю Североатлантического договора (о том, что агрессия против одного из членов НАТО означает агрессию против всего союза и ей должен быть дан совместный отпор), реакция Вашингтона была прохладной. По меткому выражению британского экономиста Яцека Ростовского (в разговоре с автором этих строк), Джордж Буш-сын ответил Брюсселю: «Не звоните нам, мы вам сами позвоним».

НАТО активизировалось тогда, когда началось возвращение России в мировую политику. И вернулось к привычной роли – сдерживателя «русского империализма». Ведь в западном дискурсе времен холодной войны слова «русский» и «советский» были синонимами.

Это значит, что отсутствие агрессивных намерений у лидеров стран НАТО и у военного командования альянса не означает отсутствия опасности для нашей страны. Сколь бы миролюбивыми ни были генералы, обитающие в Монсе (маленький бельгийский город, где находится штаб-квартира блока), но, если на стене висит ружье, оно обязательно выстрелит.

Опасность такого выстрела возрастает по мере приближения территории альянса к нашим границам. Уже вхождение в НАТО бывших стран Варшавского договора многократно усилило напряженность. Если же в организацию вступит Украина, это может стать решающим шагом на пути к выстраиванию вокруг России некоего «кольца враждебности», «санитарного кордона», а то и «железного занавеса».

Это означало бы, что развитие постсоветского пространства идет по самому пессимистическому сценарию. Что Евразия действительно становится «шахматной доской», обитатели которой – не более чем пешки в руках «гроссмейстеров» из Вашингтона, Брюсселя и Пекина.

Такой сценарий менее всего выгоден как России, так и другим бывшим советским республикам, в том числе Украине. Хотя для значительной части украинской политической элиты вступление в НАТО обещает большие пряники. А именно – возможность получить свой профит от брюссельского начальства.

Правда, цена такого профита была бы слишком высокой для Украины в целом. Только один аргумент – неизбежное в случае вступления закрытие границы с Россией – нанесет сильнейший удар как по рядовым гражданам страны, так и по ее экономическим интересам. Все же связи с Россией для украинской экономики куда существеннее, чем с Европой, а тем более с Америкой. Там продукцию украинской промышленности не покупают…

Не случайно Партия регионов – отнюдь не пророссийская, а самостийная, зато наиболее тесно связанная с интересами украинских промышленников сила – жестко выступает против НАТО. Ослабление, если не прекращение, связей с Россией нанесло бы по украинскому бизнесу слишком сильный удар.

Тем не менее пронатовские силы имеют никак не меньшее влияние в украинской политике. К тому же американские и европейские политики всячески помогают оранжевым, для которых вступление в НАТО – первый, да, пожалуй, и главный шаг на пути к «европейскому выбору».

Что же касается России, ее политика в этом вопросе гораздо сдержаннее. После «оранжевой революции» в российском политическом бомонде возникла форменная фобия, мешающая какому бы то ни было участию в украинских делах. Все, на что хватает духу, – это экономическое давление.

Именно экономическим путем Россия пытается воздействовать и в вопросе о НАТО. Решение об отказе от использования станций в Мукачеве и Севастополе ведет к недополучению Украиной миллиардов рублей. Намек весьма прозрачный.

Однако, как показывает прошлогодний «газовый кризис» в российско-украинских отношениях, у таких методов есть оборотная сторона. Ведь украинское руководство, не получив российских рублей, неизбежно будет искать компенсацию – в евро или долларах.

Так что экономическое давление само по себе не сработает. Если говорить о НАТО, то кто-то должен объяснять (не кричать об «агрессивном империалистическом блоке», а именно объяснять), чем чревато для Украины вступление в альянс. Показывать, что «европейский выбор» – это миф и блеф. Доказывать, что гораздо выгоднее дружить с братской соседней страной, а не с заокеанским дядей…

Пока с этим у нас плохо. Потому-то в соседних странах и нет пророссийских политиков. А выращивать их все равно придется. Причем чем позже, тем дороже.

..............